Пожалуйста, авторизуйтесь!
Вспомнил
через соц. сети: Регистрация Вы врач?
Введите свой адрес электронной почты и мы вышлем вам ссылку для восстановления пароля
На этот адрес электронной почты выслана ссылка для восстановления пароля
Необходимо указать логин и пароль.
Эл. почта введена неверно. Попробуйте еще раз.
Пароль неверный. Напомнить пароль?
Укажите адрес электронной почты.
Пользователь с таким email не найден
МедКруг / Здоровье А...Я / Это — МедКруг / Обо всем / Эпоха великих вскрытий: история анатомических театров

Эпоха великих вскрытий: история анатомических театров

18.07.16
Как позже утверждал философ Тертуллиан, через руки охваченного анатомической лихорадкой Герофила прошли по меньшей мере шестьсот «пациентов», которых ученый вскрыл еще живыми, освободив от лишних хлопот палача.

II век н. э.

В Древнем Риме рассечение человеческого тела было запрещено по закону, поэтому последний и, пожалуй, самый значимый из античных анатомов, Гален, вынужден был от скуки резать собак, свиней и обезьян. Все почерпнутые сведения об устройстве животных организмов он без лишних колебаний проецировал на человека. Именно его труды считались на протяжении многих веков истиной в последней инстанции для всех анатомов. Отчаянная смелость потребовалась молодым ученым эпохи Ренессанса для того, чтобы опровергнуть хотя бы самые абсурдные и очевидные ошибки античного «светила» (см. XVI век).

Эпоха великих вскрытий: история анатомических театров 

XIV век

Отцом современной анатомии часто называют Мондино де Люцци, сына аптекаря из Болоньи. Он вернул в науку практику посмертных вскрытий и написал первый более-менее адекватный трактат об устройстве человека. Мондино утверждал, что части тела имеют свою иерархию. Вскрытие, по мнению итальянца, должно начинать с брюшной полости, ибо там находятся «самые запутанные и наименее интересные» органы. На втором месте стоит грудная клетка, а во главе угла, конечно, — череп, содержащий «более значимые и хорошо организованные» анатомические структуры.

Мондино также ратовал за повышение комфорта и безопасности работы патологоанатомов — тем, к примеру, кто собирался изучать мускулатуру конечностей, он рекомендовал предварительно подсушить покойника на солнце, а лишь затем переходить к работе.

XVI век

Самая грандиозная фигура этого времени — бельгиец Андреас Везалий. Будучи студентом университета в Париже, любознательный юноша частенько в поисках учебного материала посещал знаменитое Кладбище Невинных — оно было переполнено настолько, что подходящие останки можно было найти, слегка поворошив палкой землю. Правда, предварительно следовало отогнать бродячих псов и стервятников, лакомившихся полусгнившими телами.

Известно также, что Везалий под покровом ночи снимал с виселиц повешенных, тайком оттаскивал их домой и резал во благо науки — иным способом в этой части Европы добыть труп было невозможно. Вскоре Андреас переехал в Падую (Италия) по той лишь причине, что местный судья дозволял ученым вскрывать тела казненных преступников.

Везалий стал первым, кто позволил себе раскритиковать Галена. Он переиздал ключевые работы классика со множеством исправлений, что вызвало настоящий скандал в ученых кругах. К примеру, Гален полагал, что сердце состоит всего из двух камер (на самом деле — из четырех), и между этими камерами есть дырка. Благоговение перед величием античного гения было столь велико, что на протяжении четырнадцати веков все ученые и анатомы как один подтверждали этот факт — верить полагалось не своим глазам, а ученому авторитету. С классиком спорить не решался никто. Кроме Везалия.

В те же годы один из младших коллег Везалия, итальянский хирург Реальдо Коломбо, прославился тем, что впервые обозначил и описал клитор. Этот орган, писал Коломбо, «сладок, как любовь Венеры» — надо полагать, продвинутый ученый четко представлял себе также и его назначение. Другие анатомы или игнорировали сей объект, или же считали его каким-то малораспространенным уродством. А объективных сведений не было, ведь в течение долгого времени вскрывать дозволялось только мужские трупы.

1594 год

Расцвет публичного интереса к анатомии. В Европе один за другим открываются анатомические театры. Здание самого первого из них, построенное все в том же городе Падуя в 1594 году, сохранилось до сих пор. Выдающийся «анатомикум» был открыт и в Голландии, в Лейдене, — именно его почти сто лет спустя посетил Петр I, после чего подобные учреждения начали появляться и в России.

Обычно анатомические театры строились по модели цирка: в центре небольшого амфитеатра — прозекторский стол, вокруг него — галереи для зрителей. Тут и там в зале были установлены скелеты в драматических позах, некоторые с надписями вроде «Помни о смерти» в руках.

В театре собирались сотни людей — первый, самый нижний, ряд занимала профессура, представители знати и городских властей. Выше сидели студенты-медики, а последние ряды предназначались для публики. Перфомансы происходили зимой, ведь летом трупы (в отсутствие холодильников) хранить было негде. В некоторых театрах играла музыка, в перерывах публике предлагали выпивку и легкие закуски. Зрители приходили с детьми, приезжали из других городов. Посещение анатомического театра позволяло продемонстрировать окружающим свою просвещенность, интерес к знаниям, да и вообще — других, столь же захватывающих, зрелищ в то время не было. Богачи и знать, путешествуя по Европе, непременно заезжали в Италию и Голландию, местные анатомические театры стояли на первом месте в списке достопримечательностей.

Вскрытие занимало несколько дней, и билеты продавались как абонемент — сразу на весь цикл. В первый день хирург — в парадной одежде и надушенный — проникал в брюшную полость. Затем демонстрировал органы грудной клетки, на третий день — вскрывал череп, затем дело доходило до костей, суставов и прочей мелочевки.

Цена за билеты на мероприятие удваивалась, если на столе анатома оказывалась женщина. Считалось, что вместе с брюшной полостью покойной дамы публике открывается и «сама священная тайна деторождения».

Эпоха великих вскрытий: история анатомических театров 

XIX век

Покойники стали для анатомов настоящим расходным материалом, и казненных преступников на всех не хватало. За свежую мертвечину платили хорошие деньги, и вскоре популярной темой для пересудов стали «похитители тел». На многих кладбищах появилась охрана, а самые предусмотрительные за отдельную плату выставляли у свежих могил своих родственников еженощный караул.

На всю Великобританию прогремело дело ирландцев Уильяма Бёрка и Уильяма Хэра. В течение 1828 года они убили в Эдинбурге семнадцать человек и продали их тела профессору Роберту Ноксу, дававшему частные уроки по анатомии. Все началось с «невинной» кражи трупа какого-то бедолаги, но, почувствовав вкус к легким деньгам, Бёрк и Хэр поставили дело на поток: «наглядными пособиями» выступили нищая старуха и ее слепой внук, городской сумасшедший, восемнадцатилетние подруги-проститутки и т. д.

Хорошенько напоив жертву, они технично душили ее. Очередную жертву Бёрк с подельником однажды забрали прямо из полицейского участка: увидев, как копы задержали на улице мертвецки пьяную даму, они уверили офицеров, что прекрасно с ней знакомы и сейчас же проводят ее до дома. Готовый труп несчастной они предоставили покупателю буквально через несколько часов.

Убийц почти случайно разоблачили соседи, но в итоге лишь Бёрк был осужден на казнь — Хэр сдал подельника с потрохами в обмен на неприкосновенность. Примечательно, что приговором Бёрку было «повешение с последующим публичным анатомированием» (в те времена попасть на секционный стол было дополнительным и довольно страшным наказанием). А профессор Нокс был вынужден оставить профессию и до конца жизни пробавляться популярными очерками о рыбалке.

XX век

Большой скандал разгорелся в Колумбии в 1992 году, когда поздним вечером на пороге полицейского участка в городе Барранкилья появился истекающий кровью молодой бомж и рассказал дежурному офицеру жуткую историю: ночная охрана местного мединститута пригласила его забрать со склада ненужный цветмет и прочую макулатуру, но когда он зашел внутрь, его огрели по голове. Очнулся он уже в прозекторской, на голом металлическом столе, а охранники взваливали на соседнюю каталку еще одно тело и переговаривались между собой: «Остался еще один, и норму сдали!»

В институт тут же отправили полицейский патруль, но охрана отказалась отпирать ворота. Здание было взято штурмом, и внутри копы обнаружили жуткую коллекцию: десять свежих трупов и отдельные части тел еще как минимум четырнадцати жертв. Охранники вылавливали бродяг и сдавали их институту по $200 за штуку; администрация получала бесперебойные поставки свежих тел для учебного процесса и при этом неплохую экономию бюджета. Дальнейшее полицейское расследование вскрыло настоящий гнойник: выяснилось, что несколько крупных мединститутов в Колумбии вот уже два года не покупали трупы у официальных моргов, а практические занятия по анатомии при этом никто не отменял.

1995 год

В Японии прошла первая выставка Гюнтера фон Хагенса — известного на весь мир то ли ученого, то ли фрика, то ли циничного предпринимателя от медицины. Хагенс разработал технологию пластинации — замещения жидкостей в препарированном теле специальным полимером. Млекопитающее превращается в манекен, при этом и внешний, и внутренний вид его сохраняются полностью. С тех пор Гюнтер гастролирует по миру со своей коллекцией пластинированных людей и животных, скандализируя различные религиозные организации и прочие комитеты по этике. В 2002 году Хагенс провел, несмотря на запрет властей, первую за 170 лет публичную аутопсию в Великобритании. Пятьсот билетов в лондонский театр, где проходило представление, были раскуплены моментально. Когда запись этого вскрытия показали в эфире, телеканал получил рекордное в истории британского телевидения число жалоб.

Где Хагенс берет материал для работы? В том же 2002 году в России начался судебный процесс над начальником новосибирского областного бюро судмедэкспертизы Владимиром Новоселовым, который переправлял местные невостребованные трупы для опытов в ФРГ — в том числе и Хагенсу. Новоселова приговорили к штрафу.

Эпоха великих вскрытий: история анатомических театров

XXI век

В 2010 году Google запустил проект Google Body (сегодня доступен под названием Zygote Body) — онлайн-приложение, которое позволяет изучить устройство человека с помощью интерактивной 3D-модели. В один клик мыши с виртуального тела можно снять кожу, затем послойно удалить мускулатуру, внутренние органы, подробно рассматривая их со всех сторон. И покупать билет в такой виртуальный анатомический театр не надо. Жаль только, никто не предложит закусок…

На ком хирурги тренируются

Компьютерные программы не могут заменить реальные трупы студентам-медикам, которым нужно потренироваться на бесчувственном материале, прежде чем приниматься резать нас с тобой. В августе 2009 года Men’s Health писал о катастрофической ситуации, сложившейся в медвузах России (статья «Трупы, на здоровье»). Принятый в 1996 году закон «О погребении и похоронном деле» устанавливал, что любой, даже неопознанный и никем не востребованный, покойник должен быть похоронен. В результате студенты долгое время вынуждены были довольствоваться материалом, оставшимся еще с «дозаконных» времен (несложно представить, в каком состоянии находились тела, послужившие не одному поколению студентов). Самые любознательные ученики покупали куриные голени и бедра, бараний кишечник и другие потроха — резали их и шили, чтобы набить руку.

С тех пор ситуация исправилась. Был принят закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и последовавшие за ним должностные инструкции: с августа 2012 года тело, органы и ткани умершего человека могут использоваться в медицинских, научных и учебных целях, если тело было опознано, но не объявились родственники или иные законные представители, готовые оплатить похороны. Конечно, не обойдется без бумажной волокиты — нужны будут и письменный запрос, и разрешения, и акты, и прошитый журнал учета поступивших трупов. Постановление также определяет и максимальный срок использования тела или отдельных органов и тканей в учебных целях — не более 10 лет, после чего измученный студентами труп должен быть похоронен, а все ткани — уничтожены.

Последний пункт уже успел вызвать массу вопросов и раздражения у специалистов: ладно труп целиком, но ведь хорошо изготовленные препараты отдельных тканей могут храниться практически вечно! Если речь идет об уникальных образцах (редкие патологии или курьезные случаи), принудительное их уничтожение не имеет никакого смысла. Если же трактовать закон как имеющий обратную силу, то прямо сейчас надо отправить в кремационную печь все накопленные за века архивы учебных материалов в старейших вузах. Так ведь и питерскую Кунсткамеру с ее коллекцией заспиртованных уродцев грешным делом могут отнести к организациям, «реализующим образовательные программы». Особенно учитывая патологическую склонность именно питерских законотворцев к глубоко абсурдным решениям.

  • 0
  • 2621


Источник
www.mhealth.ru




Обсудить в сообществах раздела Это — МедКруг

Пригласить в друзья
Добавьте сообщение: