Пожалуйста, авторизуйтесь!
Вспомнил
через соц. сети: Регистрация Вы врач?
Введите свой адрес электронной почты и мы вышлем вам ссылку для восстановления пароля
На этот адрес электронной почты выслана ссылка для восстановления пароля
Необходимо указать логин и пароль.
Эл. почта введена неверно. Попробуйте еще раз.
Пароль неверный. Напомнить пароль?
Укажите адрес электронной почты.
Пользователь с таким email не найден

Вакцинация


Прививки (вакцинация) - это введение в организм биологических препаратов для создания иммунитета с целью предохранения от инфекционных болезней. Принцип ее основан на стимуляции производства антител для борьбы с возбудителем заболевания с помощью ослабленного или убитого болезнетворного агента, который вводится в организм.

Приобрести эффективные лекарства для лечения этого заболевания

    Ложь во благо? Заблуждения о прививках




    Привился – значит вооружен!

    Ложь во благо? Заблуждения о прививках

    С одной стороны, мы знаем, что, не сделай Эдвард Дженнер своего замечательного открытия, свирепая оспа бушевала бы по миру до сих пор. Однако есть мнение (и оно подтверждается фактами), что оспенные прививки извели чуть ли не больше населения, чем сама оспа, и, кроме того, как только в 70-х годах ХХ века ее стерли с лица земли, появился СПИД (эти и подобные им рассуждения можно свободно найти на просторах интернета). И как в этой ситуации отделить зерна от плевел, когда на кону стоит здоровье ребенка?! Анна Ремиш — главный редактор журнала для родителей Happy People решила проанализировать самые популярные заблуждения о прививках, как у тех, кто «за», так и у выступающих «против».

    История вакцинации насчитывает не одну сотню лет: люди достаточно давно научились «прививать» скот и красавиц для гаремов. И хотя современная массовая вакцинация молода — ей меньше 100 лет —  этого хватило, чтобы практически полностью извести полиомиелит (согласно ВОЗ, в мире осталось всего 2 страны, эпидемиологически опасных в плане «дикого» вируса), держать под контролем корь и краснуху и даже сделать вызов раку. Правда, не будем забывать, что прививки не дают пожизненную гарантию и обычно действуют 5–10 (максимум 20–25) лет. Поэтому, если вы не делаете ревакцинации, то просто переходите из одной группы риска в другую. И именно это мы сейчас наблюдаем, просматривая статистику: так называемые «детские» болезни — корь, коклюш, паротит, ветрянка — начинают подкашивать взрослых, пусть немногих, но они переносят их тяжелее, чем в детском возрасте. Кроме того, существует еще проблема невосприимчивости человека к прививкам. Поэтому с вакцинацией все не так однозначно, как хочется думать.

    Недавно в журнале EBioMedicine были опубликованы результаты масштабного исследования общественного мнения, которое проходило в 67 странах и охватило более 65 000 человек. Его целью было выяснить, доверяют ли люди вакцинации. Лидерами стали Франция (41% не доверяет прививкам) и Босния с Герцеговиной (36%). Результат России немного скромнее — 28% опрошенных не испытывают доверия к профилактическим прививкам. Но это все равно почти вдвое выше общемирового показателя (12%). Устраивает ли это сторонников прививок? Конечно, нет. Попытки «образумить» недоверчивых оппонентов предпринимаются постоянно. Вот некоторые из них.

     1. «В России так много туберкулеза — просто беда».

    Сюда же добавим ситуацию, о которой лучше вообще не думать: «Вы представьте, что по улице прошел туберкулезный больной, а за ним — мамочка с коляской!» Конечно, последний аргумент бьет прямиком в цель: от испуга многие уже не идут, а бегут прививать своим детям БЦЖ. Однако на самом деле… цитата из документа ВОЗ: «Вакцина БЦЖ обладает доказанным защитным действием в отношении туберкулезного менингита и диссеминированного туберкулеза среди детей. Она не предотвращает первичного инфицирования и, что более важно, не предотвращает реактивацию латентной легочной инфекции, являющейся основным источником бациллярного распространения туберкулеза среди населения»[1]. То есть БЦЖ не только не предотвращает заболевание (и именно поэтому ежегодно всем детям положено проходить диагностику туберкулеза), но и не предотвращает циркуляцию возбудителя (на что, в общем-то, и нацелены многие программы вакцинации). По идее, эту прививку должны ставить только в странах, где высок процент заболеваемости туберкулезным менингитом, потому что это поможет снизить смертность. Но почему ее до сих пор прививают в России, где процент осложнений от самой вакцины гораздо выше заболеваемости вышеупомянутыми недугами, — большой вопрос.

    Что же касается возможностей «мамы с коляской» подхватить туберкулез во внешней среде, то, по статистике, заболевает от 25 до 90 человек на сто тысяч (это — сотые доли одного процента), при том — вы только подумайте: около 90% являются носителями микробактерии (и вышеупомянутая мама может быть в их числе)[2]. Есть предположение, что человек обладает врожденным иммунитетом к этой инфекции. А вот искусственное занесение в организм возбудителя может сыграть роль заражения. «В свете современных сведений о биологии туберкулезной палочки (живучести ее L-форм), ее выживаемость и активация со временем в организме ослабленного человека, совсем не кажется невероятной. Есть исследования на животных и наблюдения на людях, говорящие о том, что прививочный штамм БЦЖ трансформируется в его L-формы и уже никогда не покидает организм (…) поддерживает аллергию и иммунитет. В таких случаях ревакцинация играет роль реинфекции», — предупреждает нас кандидат медицинских наук Яковлева Г.П. [3].

    2. «А вы знаете, какая была смертность до введения прививок?»

    Имеется в виду, что как только мы узнаем, сразу ахнем от ужаса. Да уж, ахнем… И как же тут не ахнуть, когда графики стойко демонстрируют, что показатели смертности и прививок друг с другом не коррелируют [4]. Возьмем, к примеру, коклюш. Средние показатели смертности от этой инфекции в Соединенном Королевстве в 1861–70 годy находились на уровне 50,6–54,5 человек на 100 000 населения, а к 1924–27 году упали до 11,8 человек на 100 000 (не забываем, что эра антибиотиков началась значительно позже: в 1943 году). При этом эпидемии-то продолжались, а массовая противококлюшная вакцинация началась лишь во второй половине 40-х годов ХХ века.

    Та же самая картина наблюдалась и в СССР: «За период 1935—1940 гг. (…): общая cредняя летальноcть от коклюша (…) cоcтавляла 3,6% (…) Показатель cмертноcти в предвоенные годы в Cоветcком Cоюзе от коклюша равнялcя 1, для cравнения, при cкарлатине (вакцины нет — АР) — 3,9» [5].

    Мало того, известно, что противококлюшная иммунизация «не cмогла обеcпечить должного уровня коллективного иммунитета и предупредить периодичеcкий подъем заболеваемоcти в 1965–1966 годах. Так, по данным Кузнецовой Л.C., в Моcкве в эпидемичеcкий процеcc были вовлечены дети вcех возраcтов, из которых более 80% были привиты против коклюша» [5]. И даже сегодня заболеваемость еще достаточно высока: по данным Роспотребнадзора в 2015 году она «увеличилась по сравнению с 2014 годом на 35,3% и составила 4,42 на 100 тыс. населения» (в цифрах это выглядит так: всего зарегистрировано 6447 случаев заболевания коклюшем, в том числе у детей до 17 лет — 6225).

    Однако почему же начала снижаться смертность? В случае с этим заболеванием, приходится признать, что повышение уровня медицинского обслуживания, улучшение питания и санитарно-гигиенических условий сыграли значительную роль. Но как только наступила война и ситуация катастрофически ухучшилась, смертность сразу же возросла: «Во время Великой Отечеcтвенной войны на территории CCCР летальноcть в 1941—1943 гг. доcтигала 10%, а в Ленинграде, в дни его блокады — 62,6%» [5].

    3. Продолжаем с коклюшем: «вакцинация защищает младенцев до 6 месяцев, которым коклюш может быть смертельно опасен»

    Вроде бы логично. Но, во-первых, первые две прививки делают в 2 и в 3 месяца, что далеко не всегда обеспечивает необходимую защиту. Во-вторых, эффективность противококлюшного компонента цельноклеточной АКДС оценивается в огромном интервале 35–95%, а бесклеточной — 80–85%[*]. Мало того, привитый иммунитет далеко не всегда предохраняет от заболевания, что, соответственно, не может предотвратить и циркуляцию возбудителя во внешней среде. Кстати, последнее больше касается наиболее безопасной — бесклеточной — вакцины, привитые которой прекрасно переболевают коклюшем бессимптомно, являясь разносчиками заразы. И кто страдает? Правильно: неиммунные взрослые (вы давно прививали коклюш?) и младенцы. И именно поэтому сейчас начинается (а в некоторых странах уже идет полным ходом) массовая противококлюшная иммунизация беременных.

    4. «Эпидемический паротит (свинка) — ключ к мужскому бесплодию»

    Звучит как приговор. Но подумайте сами: если бы каждое заболевание свинкой приводило к бесплодию, то человечество уже давно бы вымерло. Факт: в бесплодии виновата не сама свинка, а ее осложнение — орхит (воспаление яичек) и то, если его не лечить. Он же, в свою очередь, угрожает здоровью отнюдь не в младенчестве[**], а как раз в тот момент, когда действие прививки уже заканчивается, — подросткам и взрослым («паротит осложняется развитием орхита у 20–35% мужчин постпубертатного возраста» [6]). Но и у этих 20–35% вероятность полного бесплодия невелика, так как для этого необходимо, чтобы не функционировали оба яичка, что случается крайне редко (природа все-таки заботится о нас). И напоследок, из тривакцины корь-краснуха-паротит именно паротитный компонет прививается хуже всего: «Как показали исследования, проведенные сотрудниками НИИ вирусных препаратов РАМН в ряде детских коллективов Москвы и в других районах страны, — сетует профессор, доктор медицинских наук И. Бирко, — около 40% детей дошкольного и младшего школьного возраста не имели антител к вирусу эпидемического паротита и, таким образом, были подвержены значительному риску развития этого заболевания. То, что у большой части детей после иммунизации определенными вакцинами не развивается иммунитет против паротита, может объясняться излишней аттенуацией (ослаблением — АР) штамма вируса паротита в вакцине» [7].

    5. «Вакцина против ВПЧ защищает от рака»

    Неужели есть прививка от рака?! Увы, это не совсем так. Вакцина призвана защитить лишь от вируса папилломы человека, который при совокупности неблагоприятных факторов может сильно увеличить риск развития онкологии шейки матки. Причем, в вакцину включены всего 4 типа этого вируса — 6, 11, 16 и 18 (два последних самые опасные — при заболевании их выявляют с частотой 50% и 10% соответственно). При этом высокий онкогенный риск несут также 31, 33, 35, 45, 66… всего около 20 типов[8] и вакцины против них в данный момент не существует. Мало того, пока неизвестно, как долго сохраняется привитый иммунитет. Согласно инструкции, «защита от раковых заболеваний половых органов (…) сохранялась не менее 54 месяцев после завершенного курса вакцинации»[9]. То есть около 5 лет.

    6. «Гепатит можно подцепить везде, вплоть до профилактического осмотра у стоматолога!»

    Чертовски страшно. Учитывая, что заразность гепатита B превышает ВИЧ в 100 раз! Вирус гепатита передается только через кровь при использовании нестерильных инструментов (чаще всего при употреблении наркотиков), во время родов, при незащищенном сексе или при переливании крови. Однако, как это ни странно, в группу риска по гепатиту младенцы не входят, зато в ней находятся подростки. Поэтому в некоторых странах (например, в Великобритании) эта прививка не является обязательной для новорожденных, а показана лишь детям гепатит-положительных матерей или живущим бок о бок с  больными этим вирусом. Почему же тогда ее ставят малышам? Честно говоря, я не верю в объяснение, что прививают всех подряд для того, чтобы защитить ребенка, если вдруг мать незадолго до родов подхватит эту заразу (дело в том, что в этом случае вводится ускоренная схема иммунизации, кроме того, первая прививка обычно дополняется введением донорского иммуноглобулина[10], иначе возможно развитие заболевания у новорожденного). Так что, думаю, все гораздо проще: производитель обещает 20-ти летнюю защиту и для массового охвата эффективнее привить младенцев (так как будет привито большинство), нежели, чем пытаться охватить неблагонадежных подростков.

    7. «Если в вашей группе детского сада кого-нибудь привьют „живой“ вакциной против полиомиелита, вас ждет 60-ти дневный карантин!»

    Прививаться из-за прививки? Ну это уже слишком! Кроме того, карантин обычно заменяют переводом в другую группу, либо (если администрация сада разрешит) заявлением родителей, что они оставляют ребенка в группе «под свою ответственность».

    Резюме. Конечно, всегда легче напугать (и, как мы увидим дальше, те, кто против прививок, тоже частенько прибегают к этому «аргументу»), чем честно рассказать что к чему. Однако за последние 5 лет произошел, не побоюсь этого слова, мегапрорыв, и педиатры все громче и громче заявляют о том, что «слишком уж много прививок у новорожденных, а мы ничего не знаем о состоянии их здоровья» и, ну надо же! «ветрянка, краснуха и даже корь и паротит (свинка), если ребенок в целом здоров — это детские инфекции, которыми в детском возрасте болеют вполне благополучно[***]» [11]. Кто мог представить это еще 15 лет назад? Ну что ж, заглянем теперь по другую сторону баррикад, к противникам вакцинации.


    Ложь во благо? Заблуждения о прививках

    Прививки вредят вашему здоровью!

    1. «Врачи не прививают своих детей»

    Неужели медики обладают каким-то тайным знанием, которое явно не в пользу вакцинации, и предпочитают не подвергать таким рискам своих малышей? Чем гадать, может у них и спросить? Семейный врач, кардиолог Ольга Поликина согласилась приоткрыть завесу тайны: «Я сама и все мои знакомые коллеги прививают своих детей по расширенному календарю, включая прививки от гриппа (ведь у врачей увеличивается риск если не подхватить, так «принести» возбудитель). Не прививают только те, у кого есть абсолютные противопоказания. Врачи, как никто другой, знают о том, что современные вакцины эффективны и, в целом, безопасны. Конечно, мы обладаем «тайным знанием» (куда же без него?), но это скорее информация о производителях и об иммуногенности вакцин. То есть я могу более придирчиво выбирать производителя, если у меня есть возможность выбора, конечно. Однако мы всегда делимся такими «секретоми» с нашими пациентами».

    От себя добавлю, что большинство врачей и микробиологов, с которыми мне приходилось общаться, обеими руками за прививки. Так как одни в режиме реального времени наблюдают за жизнью микроорганизмов, а вторые — за последствиями этой жинедеятельности.

    2. «Непривитые дети редко болеют»

    Логика здесь следующая: прививки настолько сильно вмешиваются в иммунную систему ребенка, что он утрачивает способность противостоять инфекциям. То есть предполагается, что у непривитых детей уже в три года во всю работает иммунные механизмы защищая их. Однако это не так. Иммунная система неплохо изучена, и мы знаем, что дети рождаются с достаточно незрелой иммунной защитой (но это не означает, что её вообще нет: просто она слабее и действует несколько иначе, чем у взрослого), поэтому они и получают материнские иммунные комплексы через грудное молоко, причем не до полугода, как принято считать, а постоянно на протяжении всего периода лактации.

    В первые два года у детей активно развиваются органы иммунной системы (миндалины, лимфатические узлы, селезенка). Лишь на втором году созревает способность переключения выработки иммуноглобулинов с IgM (иммуноглобулины первичного ответа) на IgG (иммуноглобулины памяти). Но и в этом возрасте защитные механизмы еще недостаточно эффективны, из-за чего у многих сохраняется высокая восприимчивость к инфекциям. И только к 4–6 годам иммунологические параметры большинства детей уже близки к уровню взрослых, хотя и на этом становление иммунной системы не заканчивается (не забываем о перестройке организма в период полового созревания)[12].

    Теперь поговорим, зачем (почему, думаю, уже понятно) дети болеют. Дело в том, что иммунитет не ограничивается только врожденными механизмами и микрофлорой (хотя и это уже немало). К счастью, природа решила, что приобретенная защита намного эффективнее. То есть, когда ребенок (да и взрослый) болеет, в большинстве случаев он нарабатывает свой собственный иммунный щит, который будет «служить» ему всю жизнь. Вы никогда не задумывались, почему большинство взрослых болеет меньше, чем дети? Именно: у них уже есть антитела памяти ко многим заболеваниям, и чем их больше, тем меньше человек подвержен сезонным «простудам». Поэтому редко болеть в детстве не всегда хорошо.

    В общем, нет особой разницы в прививочном статусе болеющих детей. Они болеют из-за того, что должны это делать, иначе останутся без должной защиты. Другое дело, что привитые могут болеть тяжелее и/или дольше своих непривитых ровесников (некоторые многодетные мамы отмечают такой факт), но серьезных статистических доказательств этого нет, и мое личное мнение, часто болеет ребенок в саду или нет — достаточно индивидуальный параметр: бывают как слабые непривитые, так и очень сильные привитые.

    3. «За прививками водится такой грешок: они могут активировать дремлющие болезненные гены (…) Если бы вы не привились, никакой болезни/осложнений не было бы»

    Однозначно: прививки калечат детей! Однако, предположим, что нет прививок, зато есть коклюш или корь. Как раз иммунная нагрузка что надо. Что бы говорили в этом случае? В это трудно поверить, но: «Заболевание активировало не те гены, и началась болезнь». Вы чувствуете, куда теперь сместился акцент? То есть, любая сильная иммунная нагрузка, будь то вакцинация или естественное заболевание, при определенных условиях способны «активировать дремлющие негативные гены» или вызвать осложнение. Естественный отбор — жестокая штука. Сегодня человечество нашло способ обходить его, но у всего есть цена, и взамен мы получаем более слабое потомство. Так что никто не гарантирует, что последствия болезней (мы сейчас говорим об осложнениях и «спусковом крючке» нежелательных механизмов) были бы меньше того, что сейчас наблюдается вследствие вакцинации.

    4. «Вакцина против гепатита В содержит пекарские дрожжи, и не простые, а генетически модифицированные!»

    Складывается впечатление, что производитель специально включил в состав ГМО, и не простое, а в виде дрожжей, которые, как известно, могут расти… Боже, какой ужас! На самом деле все гораздо прозаичнее. Существуют так называемые рекомбинантные вакцины, которые производят генно-инженерным путем (кстати, считается, что они самые безопасные). «Вирус, вызывающий инфекцию, состоит из оболочки и внутренней молекулы ДНК или РНК. В этой молекуле есть участок (ген), отвечающий за синтез части (молекул) оболочки вируса. (…) Этот ген вшивают в пищевые дрожжи (…), и на поверхности дрожжей синтезируется участок, похожий по своему строению на участок оболочки вируса». Потом этот участок вырезают и делают из него вакцину. То есть «рекомбинантная вакцина — это кусочки оболочки дрожжей, похожие на оболочку вируса. Если их ввести в организм человека, то его иммунная система синтезирует антитела (…), которые будут защищать (…) и от похожей оболочки вируса, т. е. от конкретной вирусной инфекции. Следовательно, рекомбинантная вакцина совсем не содержит возбудителя инфекции, не содержит ни вирусных, ни дрожжевых генов и не может встраиваться в генный аппарат клетки человека» [13].

    5. «Прививки вызывают аутизм»

    Никто точно не знает, почему возникает это нарушение развития. Но факт в том, что аутизм не является исключительно заболеванием привитых (на этом, в общем-то, можно было бы и закончить обсуждение данного пункта). Тем не менее, эту тему постоянно окружают скандалы, и стоит одному исследователю «доказать» связь аутизма и прививок, другой обнаруживает, что первый подтасовывал факты, а третий обвиняет второго в сокрытии части доказательств.

    Есть предположение, что тяжелые металлы, накапливаясь в организме, могут влиять на развитие такого рода нарушений. Однако что станет решающим фактором — прививки, рыба или лекарства, которые принимала мама во время беременности, — достоверно неизвестно.

    6. «Каждая прививка, сделанная вашему ребенку, приносит прибыль фармкомпаниям, и их не волнует его дальнейшая судьба, пока капают деньги»

    Ложь во благо? Заблуждения о прививках Не иначе как бессердечные фармацевты, для которых нет ничего святого, травят детей и выручают за это несметные миллиарды… Почему бы и нет? Тем более, если посмотреть на шикарные резиденции фармацевтических гигантов и уровень их выручки от продажи вакцин. Но прежде, чем считать чужие деньги, давайте грубо прикинем, что такое разработка вакцины. Весь процесс от идеи до инъекции — это годы исследований, экспериментов и большой работы весьма высокооплачиваемых специалистов. При этом каждый этап может закончится провалом, и тогда с затраченными деньгами можно будет распрощаться.

    Разработка препарата начинается с изучения возбудителя и экспериментов на животных. Далее ученые колдуют над оптимальным химическим составом, после чего начинаются клинические испытания. Сначала их проводят на небольшом количестве добровольцев (на этой стадии определяют оптимальную дозу, иммуногенность и безопасность вакцины). Потом приходит время более масштабных  испытаний на большем количестве «подопытных» (1000–10 000 человек). Если препарат успешно проходит и этот этап, он может претендовать на лицензию. Для справки, в далеком 1995 году из 190 вакцин, которые разрабатывались в США, лицензию получили всего 5 препаратов [14, 15].

    В среднем, разработка и клинические испытания одной вакцины могут обойтись производителю в сумму от полумиллиарда до миллиарда долларов, плюс, добавьте сюда расходы на массовое производство, маркетинг, дистрибьюцию и лицензирование в других странах. Не забудьте еще и про конкуренцию между производителями… Как видите, все это может влететь «в копеечку», и всегда есть риск, что препарат не окупится. Поэтому фармкомпании не спешат браться за выпуск очередной вакцины. Например, в 2014 году крупнейшие мировые фармацевты GlaxoSmithKline, Sanofi, Merck и Pfizer заявили, что не станут разрабатывать вакцину против вируса Эбола, так как заболевание очень редкое, и затраты вряд ли вернутся[16].

    Теперь о мнимом «их не волнует дальнейшая судьба вацинируемых». Дело в том, что уже после выхода препарата на рынок за ним продолжают наблюдать (не только специалисты производителя, но и надзорные органы (в США этим занимается FDA)), чтобы полностью убедиться в его безопасности и эффективности и/или же выявить редкие осложнения и зафиксировать их (эти данные потом изучаются, что помогает избежать подобных «эффектов» в будущем)).

    7. «Ни одна прививка не гарантирует защиту от заболевания, против которого она делается»

    И часто в качестве доказательства ссылаются на Письмо Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 27.06.05 N 0100/4853-05-32 «Об итогах проведения массовой иммунизации населения Российской Федерации против дифтерии в 2004 году»: «Как и в предыдущие годы, среди заболевших преобладают привитые. Процент привитых заболевших взрослых составил 68,4%, детей — 83,2%». Впечатляет? А теперь посмотрим, что пишут дальше: «В 2004 году эпидемическая ситуация по дифтерии в стране оставалась стабильной, показатель заболеваемости составил 0,36 на 100 000 населения (0,47 — в 2003 году). Заболело дифтерией 515 человек, в том числе 178 детей, 37 подростков и 300 взрослых»[17]. Думаю, цифры говорят сами за себя.

    Вообще, если посмотреть на статистику, сразу становится ясно кто, примерно сколько и чем болеет. Хотим мы признавать или нет, но многие болезни, входящие в календарь прививок, встречаются все реже и реже (оценивать этот факт мы сейчас не будем). Это к вопросу, работает ли иммунизация. Тогда почему же нет гарантий защиты? Факт в том, что вакцина может «пройти мимо» определенного процента людей даже после полного курса прививок («официальная» цифра колеблется в пределах 10–15%), то есть у них не образуется защитных антител или их титр будет ниже необходимого уровня. Однако фокус в том, что у остальных 85% вакцина-то привьется, и это большинство будет защищать неиммунных[****]. Такое явление называется «коллективным иммунитетом», и во многом именно за счет него сегодня у родителей есть возможность выбирать и раздумывать, делать или не делать профилактические прививки своему ребенку.

    Резюме: сами видите, что и в этом лагере не приходится рассчитывать на объективность. И в итоге, в головах многих людей царит путаница с прививочным вопросом: привитые боятся непривитых, непривитые боятся привитых гриппозной вакциной и «капельками» против полиомиелита… Так кто же несет ответственность за вашего ребенка — тетя в белом халате или неизвестный автор, которого вы никогда в глаза не видели? Конечно, нет. Ответственность за принятое решение лежит на плечах родителей. Не будьте легковерны и не позволяйте себя одурачить, даже если поначалу кажется, что все звучит вполне логично, — проверяйте (сегодня это не так сложно сделать). Ведь вы никогда не знаете, какие соображения руководят теми, кто пытается повлиять на ваше решение.

    Главный редактор журнала для родителей Happy People Анна Ремиш

    Библиография:

    1. «Документ по позиции ВОЗ: вакцина БЦЖ» www.who.int

    2. http://www.tubintox.ru/2012/09/BCG.html

    3. http://www.tubintox.ru/2013/01/diaskintest.html

    4. Графики из Большой Советской Энциклопедии: antivakcina.org 
      Английские источники: www.healthsentinel.com

    5. Баcов А. А. диссертация «Эпидемический процесс коклюша на современном этапе»: http://www.crie.ru/pdf/disser1%28basov%29.pdf

    6. Статья К. Джордж Рэя: studopedia.su

    7. Н. И. Брико (доктор медицинских наук, профессор) «Критерии оценки эффективности вакцинации»: medinfa.ru

    8. Материал из Википедии: wikipedia.org

    9. Инструкция к препарату Гардасил: www.hpvinfo.ru

    10. Инструкция к препарату Энджерикс В: health.mail.ru

    11. Интервью Ю.В. Андронниковой (заведующая педиатрическим отделением ЦТА): thezis.ru

    12. Л. П. Титов, Е. Ю. Кирильчик, Т. А. Канашкова «Особенности строения, развития и функционирования иммунной системы детского организма»

    13. С. М. Харит, Т. В. Черняева, Е. А. Лакоткина «Прививки»

    14. «База данных по биологии человека» под редакцией доктора биологических наук, профессора Александрова А.А.

    15. «Вакцины в вопросах и ответах» Старокадомский П., биохимик.

    16. russian.rt.com

    17. www.zonazakona.ru


    [*] Длительность защиты обеих прививок в среднем 4-5 максимум 7 лет.

    [**] По данным Роспотребнадзора, в 2015 году эпидемическийпаротит был зарегистрирован у 193 человек, из которых было всего 93 ребенка до 14 лет. То есть более половины заболевших — взрослые с увеличивающимся риском бесплодия.

    [***] Пунктуация изменена автором статьи.

    [****] Не относится к коклюшу (см. пункт 3 первой части), к столбняку (он не передается от человека к человеку, являлся очень редким заболеванием, плюс, вакцина вырабатывает иммунитет к токсину, а не к возбудителю), к дифтерии (иммунитет, так же как и в случае со столбняком, вырабатывается не к возбудителю, а к токсину, выделяемому им), к гепатиту (вакцинация была введена не так давно) и к туберкулезу (см. пункт 1 первой части).

    Придет ли и в Россию вирус Коксаки?




    Придет ли и в Россию вирус Коксаки? Родители детей в разных странах жалуются на странные симптомы: на руках, ногах, в области вокруг рта появилась жуткая сыпь. Кроме этого — практически у всех отслоились ногти.

    Вирус Коксаки имеет десятки подвидов и относится к группе энтеровирусов. То есть стоит в одном ряду с полиомиелитом и менингитом — они тоже являются энтеровирусами.

    Абсолютно любой энтеровирус может вызывать тяжелые осложнения. Абсолютно любой. От ОРЗ, острых кишечных проявлений до параличей, менингита, поражения сердца, почек.

    В 2008 году в Китае энтеровирус типа А-71 вызвал настоящую эпидемию. Его называли «Олимпийским вирусом» — совпал по времени с проведением летних олимпийских игр в Пекине, и вирусом-детоубийцей — он поражал в основном мальчиков и девочек до десяти лет. В общей сложности от него пострадало около шестисот тысяч человек в Китае: и взрослых, и детей. Летальные случаи исчислялись сотнями.

    Что касается конкретно вируса Коксаки, то в зависимости от его серотипа, то есть типа — а их десятки, последствия могут быть разными.

    Максимальные — это поражение нервной системы и сердца (миокардиты), и поражения нервной системы по типу энцефалитов.

    Заразиться вирусом Коксаки несложно: он передается и воздушно-капельным путем, и оральным.

    «Передача идет капельным путем через слюну. Может быть прямой контакт, как при чихании, при кашле — как респираторная инфекция. А может быть и такой контактный путь — игрушку облизали, кто-то взял другой. Вирус достаточно долго — несколько часов — может сохраняться на поверхности», — говорит Виталий Евтушенко, доцент кафедры детских инфекционных болезней.

    Придет ли и в Россию вирус Коксаки?

    Самое страшное, что ни против вируса Коксаки, ни против остальных энтеровирусов еще не придумали лекарств. Их просто не существует в природе.

    Поэтому лечение сводится к облегчению симптомов.

    Болит голова — значит снимать головную боль, высокая температура — снижать температуру, насморк — значит сосудосуживающее.

    Врачи уверяют, что тот вид вируса Коксаки, который проявляется сыпью на руках, ногах и вокруг рта, в большинстве случаев все-таки не оставляет серьезных последствий. И без всякого лечения все его проявления проходят сами по себе в течение недели.

    Что касается такого энтеровируса, как полиомиелит, то единственное спасение от него — вакцинация.

    За отказ от вакцинации детей родителей накажут рублем




    За отказ от вакцинации детей родителей накажут рублем Материальное наказание для родителей следует применять в тех случаях, когда взрослые отказываются прививать своих детей от социально значимых инфекций, таких как полиомиелит, корь, вирусный гепатит В. Такое заявление в интервью «Газете. Ru» сделал председатель Союза педиатров России, главный педиатр Минздрава РФ, академик РАН и РАМН Александр Баранов.

    «Оставлять безнаказанным такое злодеяние, когда родители отказывают, по сути дела, своему ребенку в защите от инфекционных заболеваний и не несут за это ответственность, категорически нельзя. Опыт Австралии здесь очень показателен. Всего год назад на законодательном уровне там было принято решение, что если ребенок заболел инфекционной болезнью, которая могла быть предотвращена с помощью иммунизации, а родители в свое время отказывались делать ребенку профилактическую прививку, то лечение детей они оплачивают в этом случае самостоятельно. Кроме того, они не получают выплат по временной нетрудоспособности по уходу за заболевшим ребенком. И это оказалось реально действенным решением», — пояснил Баранов. По его мнению, точно такой же опыт может быть использован и в нашей стране.

    По словам Баранова, страх осложнений от прививок зачастую оказывается преувеличенным. «По данным Роспотребнадзора, в 2015 году количество осложнений после вакцинации составило 1,6 случая на 1 млн вакцинаций. Зная, что по каждому из поданных экстренных извещений проводится целое расследование и устанавливается причинно-следственная взаимосвязь вакцинации и осложнений, можно со всей определенностью заявить, что отнюдь не всегда развитие какого-либо патологического состояния после проведенной прививки является ее следствием», — подчеркнул академик.

    Он также напомнил, что не так давно обсуждалась инициатива вернуться к практике, принятой в СССР, когда ребенок, не привитый по решению родителей, не допускался в детские дошкольные учреждения.

    «Личные амбиции родителей не должны наносить ущерб ни здоровью их собственного ребенка, ни здоровью их окружения», — уверен Баранов.

    Профессор Московского института педиатрии и детской хирургии Елена Кешишян пояснила «Газете. Ru», что не стоит путать осложнения после прививки с индивидуальной реакцией ребенка, которая может быть разной. «Перед каждой прививкой врач должен рассказать родителям, какие риски существуют, что может произойти и какие действия в случае необходимости предпринимать. Но тяжелые осложнения встречаются крайне редко», — пояснила Кешишян.
    По ее словам, повышение температуры тела после прививки, чего так боятся многие родители, как правило, является «нормальной иммунной реакцией». «Я хочу напомнить: вероятность заболеть тяжелой инфекцией у ребенка гораздо выше, чем пострадать от осложнения после вакцинации.

    Сейчас много говорят про эти осложнения, но почему-то умалчивают, что дети умирают от кори, страдают ветряночными энцефалитами, которые приводят к ужасным последствиям для здоровья. Широкое прививание приводит к тому, что опасные микроорганизмы просто исчезают, как не стало, например, чумы или оспы. Однако когда во время чеченских войн прививать детей стали меньше, тут же проявился полиомиелит — было зафиксировано около 120 случаев», — пояснила собеседница «Газеты. Ru». По данным Кешишян, в России привиты около 90% детей, на Западе — 97–98%.

    В то же время она признала, что в стране растет число тех, кто отказывается делать прививки своим детям «по идейным соображениям». «Я часто встречаю женщин, которые мне говорят: вот у моего мужа нет ни одной прививки, и он ничем не заболел. Ну, хорошо, он не заболел, а вот 500 человек заболели. Это не аргументация, а не очень умные опасные разговоры», — сказала Кешишян. Говоря о противниках отечественных вакцин, доктор отметила, что «на самом деле эта проблема актуальна для двух-трех городов страны». «В остальной России все прививаются отечественными препаратами, как и раньше», — заключила Кешишян.

    За отказ от вакцинации детей родителей накажут рублем

    Если инициатива Союза педиатров будет принята, то 32-летняя жительница Самары Елена рискует оказаться в числе пострадавших. Женщина рассказала «Газете. Ru», что не прививает своих детей принципиально: «Если вы почитаете форумы, где общаются молодые мамы, то найдете немало примеров того, какие осложнения получали дети после отечественных прививок. Некоторые дети становились инвалидами». Она также отметила, что «иностранные вакцины большинству россиян просто не по карману, да их и не всегда можно найти».

    Глава общественной организации «Родительское собрание» Константин Долинин резко раскритиковал инициативу Союза педиатров России. «Вакцинация — очень большой бизнес, на этом рынке вращаются миллиарды. Данная инициатива явно работает в пользу этого бизнеса. Однако никто почему-то не задается вопросом, почему родители массово отказываются от вакцинации. Хотя мне неоднократно доводилось слышать, как много детей страдают от вакцин, попадают в больницы, некоторые даже навсегда становятся инвалидами», — пояснил «Газете. Ru» Долинин. По его мнению, проблема заключается в том, что в стране до сих пор нет реальной статистики, которая бы фиксировала осложнения, полученные после вакцинации.

    Инициатива Союза педиатров направлена в первую очередь на защиту общества от опасных болезней, пояснил «Газете. Ru» директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Давид Мелик-Гусейнов. «Понятно, что государство пытается защититься, заставить граждан соблюдать принятый национальный календарь прививок. Однако лишить детей бесплатной медицинской помощи невозможно — это право предусмотрено Конституцией РФ», — сказал собеседник «Газеты. Ru».

    Он также подчеркнул, что страх перед вакцинацией намеренно поддерживается и культивируется альтернативными профессиональными течениями. «Информация о страшных осложнениях, о том, что вакцины якобы содержат ртуть и другие яды, постоянно распространяется в интернете, социальных сетях. Это работает антивакцинальное лобби — например, гомеопаты, которые призывают, в частности, использовать исключительно нетрадиционные способы лечения», — добавил Мелик-Гусейнов.

    Напомним, в августе руководитель Роспотребнадзора Анна Попова предложила ввести в законодательство норму привлечения к ответственности родителей, подписавших отказ от прививок своему ребенку. Тогда инициатива вызвала бурную реакцию общества, но к конкретным шагам не привела.

    В сад без Манту, или современные реалии диагностики туберкулеза




    В сад без Манту, или современные реалии диагностики туберкулеза Согласно этому закону, диагностика туберкулеза в нашей стране — дело добровольное и не влияет на возможность посещать детский коллектив. То есть, по идее, администрация сада не должна чинить препятствия для детей без пробы Манту или справки от фтизиатра (который без подтвержденной диагностики туберкулеза вряд ли даст какое-либо заключение)… Однако мало кому так везет, и среднестатистический ответ на отказ от Манту звучит так: «Нигде не написано, что главный врач обязан подписать карту без теста на туберкулез». Так-то. И пусть юристы нет-нет, да заявят о неправомерности подобных речей, отечественные медработники четко гнут свою линию. По какой причине этот устаревший и небезопасный тест «папулы и линейки» до сих пор используют для массового скринига детей? Есть ли альтернативные более эффективные методы диагностики туберкулеза? Публицист и главный редактор журнала для родителей Happy People Анна Ремиш решила разобраться в этом вопросе.

    Что такое проба Манту

    Итак, туберкулиновая проба, или проба Манту, представляет собой внутрикожную инъекцию, которая должна показать наличие специфического иммунного ответа к туберкулину (важно: эта проба не является прививкой). Что интересно, Манту сертифицирована ВОЗ как основной метод диагностики туберкулеза, и используется во всем мире, а не только в России. И причина этому далеко не только в ее сравнительной дешевизне. К сожалению, придется признать, что в области массового скрининга, когда необходимо выявить максимальное количество потенциально больных, пробе Манту, увы, пока нет равных. И это при всей ее неточности и множестве ложноположительных результатов! Согласно статистике, только реакция на туберкулин дает минимум ложноотрицательных ответов, что является основным требованием для первичной диагностики туберкулеза. А вот другие тесты значительно уступают в этом параметре Манту. Возьмем, к примеру, квантифероновый тест. Он хоть и более специфичен (то есть у него почти 100%-ное отсутствие ошибочных ложноположительных результатов), но менее чувствителен (под чувствительностью понимается эффективность выявления туберкулезных больных, а не носителей). Однако для массовой проверки населения чувствительность теста намного важнее специфичности. Так что, по мнению чиновников ВОЗ, в настоящий момент только проба Манту наилучшим образом справляется с задачей по выявлению всех детей, в организме которых присутствуют любые туберкулезные микобактерии — патогенные и не патогенные, человечьи или бычьи, в любом состоянии — активном или дремлющем (кстати, туберкулиновой пробой ежегодно проверяют не только детей, но и сельскохозяйственных животных). Но на этом ее преимущества заканчиваются. Недостатки же сделали Манту чуть ли не исчадием ада.

    Туберкулин

    В сад без Манту, или современные реалии диагностики туберкулеза

    Враг № 1 — это, безусловно, туберкулин (он представляет собой смесь из органических веществ микобактерий туберкулеза, инактивированных различными способами), который, несмотря на свою более чем вековую историю, до сих пор вызывает споры. Большинство исследователей видят в нем неполный антиген. Он способен вызывать ответную реакцию только у людей, «знакомых» либо с человеческой микобактерией, либо с вакциной БЦЖ (M. bovis — бычий тип микробактерии). При этом действие и влияние туберкулина на организм (взаимодействие с иммунной системой) до конца не изучены. Но самое неприятное: реакция на туберкулин по определению носит аллергической характер, поэтому любые подобные заболевания (не забываем, что в силу определенных особенностей дети склонны к аллергиям) могут влиять на результат пробы Манту. Что часто и происходит: папула раздувается, ребенка отправляют к фтизиатру, делают другие тесты или исследования, и… снимают с учета. Но скольких нервов это стоит!

    Фенол

    Враг № 2 — фенол, входящий в состав туберкулиновой пробы в объеме 0,25 мг. И пусть медики утверждают, что количество этого клеточного яда в пробе минимально, однако кому захочется каждый год вводить в свое чадо токсичное вещество, пусть даже в мизерных дозах?

    Побочные реакции

    Кроме этого, на введение Манту фиксируется достаточно много негативных реакций, включая летальные, что не добавляет ей народной любви. Статистика еще больше добавляет масла в огонь: по данным за 2011 год эффективность пробы Манту составила 0,1 случай выявленного заболевания на 1000 обследованных детей, что составляет всего 48,1% от общего количества зафиксированных за год больных (ежегодный уровень заболеваемости туберкулезом в РФ колеблется в пределах 1–1,5% от общего количества детей и подростков в возрасте до 17 лет). Эта достаточно низкая эффективность туберкулинодиагностики объясняется, во-первых, перекрестной чувствительностью туберкулина к человеческой и бычьей микробактериям (то есть массовая вакцинация БЦЖ снижает диагностическую чувствительность пробы). Во-вторых, результаты этого кожного теста искажают аллергические и иммунопатологические заболевания, которых в последнее время становится все больше.

    Альтернативы пробе Манту

    В сад без Манту, или современные реалии диагностики туберкулеза

    Ближайший конкурент Манту (по крайней мере в России) — Диаскинтест — разработка отечественных ученых. Он тоже представляет собой аллергическую реакцию, но не на туберкулин, а на комбинацию двух специфических белков CFP10/ESAT6, которые присутствуют в штаммах микробактерии туберкулеза человека и отсутствуют в вакцинном штамме БЦЖ (M. bovis) и в штаммах некоторых других непатогенных микобактерий, что делает этот тест более специфичным, нежели Манту. Согласно исследованиям, эффективность Диаскинтеста оценивается примерно в 75% и при этом он более чувствителен, чем квантифероновый тест. Однако:

    1. Диаскинтест по определению не чувствителен к микробактерии туберкулеза крупного рогатого скота (M. bovis), которая может вызывать заболевание приблизительно в 5–15% случаев. Также он не работает в отношении некоторых атипичных микобактерий, не вырабатывающих белки ESAT-6/CFP-10, или при вялотекущей инфекции. Поэтому детям с виражом пробы Манту и отрицательным Диаскинтестом показан рентген.

    2. В ряде случаев Диаскинтест может быть отрицательным на фоне активного туберкулезного процесса (в начале заболевания/инфицирования) или при остаточных посттуберкулезных изменениях. В таких ситуациях вираж пробы Манту более информативен. Именно по этой причине Диаскинтест часто используется как вспомогательный метод. 

    3. Кроме того, некоторые российские медики считают, что Диаскинтест будет отрицательным у многих больных внелегочными формами туберкулеза. Доктор медицинских наук М. Э. Лозовская отмечает: «У 50% детей вираж туберкулиновой пробы, т. е. повторное заражение и ее активация, наступает при отрицательном значении Диаскинтеста». Получается, что он может лишь помочь в диагностике и поиске очагов туберкулеза легких, вызванного микробактерией человечьего типа (кстати, в ситуации, когда туберкулезный процесс повлек за собой даже незначительные изменения в легких, результат Диаскинтеста может быть информативнее Манту).

    4. В состав Диаскинтеста тоже входит фенол (250 мкг). 

    Квантифероновый тест (речь идет о QFT-GIT) и его аналоги (российская разработка Т-СПОТ.ТБ). Казалось бы, это — прорыв! Наконец-то можно просто сдать кровь из вены, не вводя в организм всякую гадость. Тем не менее, читаем инструкцию: «отрицательный результат теста не исключает инфицирования МБТ (микробактериями туберкулеза) или туберкулеза (имеется в виду болезнь) (…) ложноотрицательные результаты могут быть: 

    — в ранние сроки инфицирования; 

    — при иммунодефицитных состояниях; 

    — у детей < 5 лет; 

    — при несоблюдении преаналитических требований».

    Так что все разговоры о 100% чувствительность этого теста не соответствуют действительности. По разным оценкам, она колеблется от 68% до 85%. Мало того, этот тест не отличает активности процесса, а лишь показывает, что с вероятностью, скажем, в 85% в организме присутствует микробактерия туберкулеза в активном (заболевание) или латентном (носительство) виде. То есть и квантифероновый тест, и его российский аналог Т-СПОТ.ТБ, тоже являются дополнительными исследованиями.

    Какой же вывод?

    Меня часто спрашивают: какой все-таки сдать анализ, чтобы быть спокойными насчет туберкулеза? На этот вопрос невозможно ответить однозначно, так как любой тест все равно не даст 100% гарантии, что все хорошо, и место сомнениям остается. Кроме того, по словам кандидата медицинских наук Г. П. Яковлевой (она, кстати, для своей работы считает самой информативной пробу Манту): «Пробы достоверно определяют наличие живой туберкулезной палочки в организме, но отличить «болезнь» от «инфицированности» в каждом случае не могут, в том числе и новые пробы, появляющиеся каждые 5 — 6 лет. Это пока могут сделать только лечащие врачи по клиническим признакам». Туберкулез — достаточно тяжело диагностируемая болезнь и, несмотря на богатство выбора, высокоэффективного и безопасного теста (по крайней мере, для стран с высоким уровнем носительства микробактерии, как Россия) на данный момент не существует.

    Главный редактор журнала для родителей Happy People Анна Ремиш

    Читайте также:
    Прививка от вероятности

    Ложные идеи о вакцинации




    Ложные идеи о вакцинации Ложная идея 1: С ростом уровня гигиены и санитарии болезни исчезнут — в вакцинах нет необходимости. НЕВЕРНО

    Болезни, против которых может проводиться вакцинация, вновь появятся, если прекратить программы вакцинации. Хотя улучшение гигиены, мытье рук и чистая вода помогают защитить людей от инфекционных болезней, многие инфекции могут распространяться независимо от степени нашей чистоплотности. Если население не вакцинировано, то болезни, ставшие редкими, например полиомиелит и корь, быстро появятся вновь.

    Ложная идея 2: Вакцины вызывают ряд вредных и долгосрочных побочных эффектов, которые еще не известны. Вакцинация даже может быть смертельной. НЕВЕРНО

    Вакцины очень безопасны. В большинстве случаев вакцина вызывает незначительную и временную реакцию, например болезненное ощущение в руке или незначительное повышение температуры. Серьезные побочные эффекты чрезвычайно редки и тщательно отслеживаются и расследуются. У вас значительно больший шанс получить серьезные последствия в результате предотвращаемого вакциной заболевания, нежели от самой вакцины. Например, в случае полиомиелита болезнь может вызвать паралич, корь может вызвать энцефалит и слепоту, а некоторые предотвращаемые с помощью вакцин болезни могут даже повлечь летальный исход. Хотя любой серьезный ущерб или смерть от вакцин неприемлемы, блага вакцинации значительно перевешивают риск, и без вакцин будет больше случаев заболеваний, инвалидности и смерти.

    Ложная идея 3: Ассоциированная вакцина против дифтерита, коклюша и столбняка и вакцина против полиомиелита вызывают синдром внезапной смерти грудного ребенка. НЕВЕРНО

    Не существует причинной связи между введением вакцин и внезапной смертью младенцев, однако эти вакцины применяются в тот период, когда дети могут подвергнуться синдрому внезапной смерти младенца (СВСМ). Иными словами, смерть в результате СВСМ совпадает с вакцинацией и произошла бы и в отсутствие вакцинации. Важно помнить, что эти четыре болезни угрожают жизни и что не вакцинированные против них младенцы подвергаются серьезному риску смерти или серьезной инвалидности.

    Ложная идея 4: Предотвращаемые с помощью вакцин болезни почти ликвидированы в моей стране, поэтому нет оснований подвергаться вакцинации. НЕВЕРНО

    Ложные идеи о вакцинации Хотя предотвращаемые с помощью вакцин болезни стали редкостью во многих странах, вызывающие их возбудители инфекции продолжают циркулировать в некоторых частях света. В крайне взаимосвязанном мире эти возбудители могут пересекать границы и заражать любого незащищенного человека. Например, в Западной Европе после 2005 года вспышки кори среди невакцинированных групп населения имели место в Австрии, Бельгии, Дании, Франции, Германии, Италии, Испании, Швейцарии и Соединенном Королевстве. Таким образом, две основные причины сделать прививку — это защититься самим и защитить людей вокруг нас. Успешные программы вакцинации, как и успешные общества, опираются на сотрудничество каждого человека в обеспечении всеобщего блага. Нам не следует рассчитывать, что распространение болезни будет остановлено окружающими нас людьми; мы также должны прилагать к этому посильные усилия.

    Ложная идея 5: Предотвращаемые с помощью вакцин детские болезни являются досадной реалией жизни. НЕВЕРНО

    Предотвращаемые с помощью вакцин болезни не должны быть «реалиями жизни». Такие болезни, как корь, свинка и краснуха, являются серьезными и могут вызвать серьезные осложнения у детей и взрослых, в том числе пневмонию, энцефалит, слепоту, диарею, ушные инфекции, синдром врожденной краснухи (если женщина заражается краснухой в начале беременности) и смерть. Все эти болезни и страдания можно предотвратить с помощь вакцин. Без прививок против этих болезней дети оказываются более уязвимыми.

    Ложная идея 6: Одновременное введение ребенку более одной вакцины может повысить риск пагубных побочных последствий, которые могут перегрузить иммунную систему ребенка. НЕВЕРНО

    Согласно научным данным, одновременное введение нескольких вакцин не имеет неблагоприятных последствий для иммунной системы ребенка. Дети ежедневно подвергаются воздействию нескольких сотен инородных веществ, которые вызывают иммунную реакцию. В результате простого акта приема пищи в тело поступают антигены, а в полости рта и носа живут многочисленные бактерии. Ребенок подвергается воздействию значительно большего числа антигенов в результате простуды или ангины, чем от вакцин. Основными преимуществами введения сразу нескольких вакцин является сокращение числа посещений поликлиники, что экономит время и деньги, и рост вероятности того, что детям будут сделаны рекомендуемые прививки с соблюдением графика. Кроме того, возможность проводить ассоциированную вакцинацию, например против кори, свинки и краснухи, означает сокращение числа инъекций.

    Ложная идея 7: Грипп — это всего лишь неприятная болезнь, и вакцина не очень эффективна. НЕВЕРНО

    Грипп — это нечто значительно большее, чем неприятная болезнь. Это серьезное заболевание, которое ежегодно уносит 300-500 тысяч человеческих жизней во всем мире. Беременные женщины, дети младшего возраста, престарелые со слабым здоровьем и любой человек с какой-либо патологией, например астмой или болезнью сердца, подвергаются большему риску тяжелой инфекции и смерти. Дополнительным положительным эффектом вакцинации беременных женщин является защита новорожденных (в настоящее время не существует вакцины для младенцев, не достигших 6 месяцев). Большинство противогриппозных вакцин обеспечивают иммунитет против трех наиболее распространенных штаммов, циркулирующих в любой данный сезон. Это наилучший способ сократить шанс заболеть тяжелым гриппом или заразить им других людей. Избежать гриппа означает избежать дополнительных медицинских расходов и потери доходов в результате пропущенных дней работы или учебы.

    Ложная идея 8: Лучше получить иммунитет в результате болезни, чем вакцинации. НЕВЕРНО

    Вакцины взаимодействуют с иммунной системой, вызывая иммунную реакцию, сходную с иммунной реакцией на естественную инфекцию, однако они не вызывают болезнь или не подвергают вакцинированного риску потенциальных осложнений. В отличие от этого, за получение иммунитета в результате естественной инфекции, возможно, придется заплатить умственной отсталостью, вызванной гемофилическим гриппом типа b (Hib), врожденными дефектами вследствие краснухи, раком печени от вируса гепатита В или смертью от кори.

    Ложные идеи о вакцинации

    Ложная идея 9: Вакцины содержат опасную для здоровья ртуть. НЕВЕРНО

    Тиомерсал является органическим веществом, содержащим ртуть, которое добавляют в некоторые вакцины в качестве консерванта. Это самый распространенный консервант, используемый в вакцинах, поставляемых во флаконах на несколько доз. Не существует данных, указывающих на риск для здоровья того количества тиомерсала, которое используется в вакцинах.

    Ложная идея 10: Вакцины вызывают аутизм. НЕВЕРНО

    В исследовании 1998 года, где высказывалась обеспокоенность по поводу возможной связи между вакциной против кори-свинки-краснухи (КСК) и аутизмом, впоследствии были выявлены серьезные изъяны, и оно было отозвано журналом, который его опубликовал. К сожалению, его появление породило панику, повлекшую сокращение показателей иммунизации и последующие вспышки этих болезней. Данные, подтверждающие наличие связи между вакциной против КСК и аутизмом или аутистическими нарушениями, отсутствуют.

    Прививка от вероятности

    Часть 1

     

    Прививка от вероятности В последнее время вопрос прививок звучит как никогда остро: в обществе появились инакомыслящие, которые бросают вызов общепринятой точке зрения, высказывая сомнения по поводу их необходимости. Мало того, благодаря интернету мы знаем, что даже среди врачей нет согласия по этому вопросу, и родители вынуждены ходить от специалиста к специалисту, перечитывать горы литературы, чтобы принять, наконец, решение. К тому же, вокруг темы обязательной вакцинации постоянно бушуют скандалы и разоблачения, что сильно подрывает авторитет «официальных» мнений и обладателей медицинских дипломов. По крайней мере, так считает автор этого интервью — публицист Анна Ремиш. Ее сегодняшний собеседник — Евгений Пескин, математик по образованию и аналитик по призванию. Свою профессиональную деятельность Евгений разнообразил консультациями по вопросам вакцинации и возможностям лечения ряда заболеваний. Уже много лет он освещает эти темы в своем блоге  и сообществе.

    Анна Ремиш: Евгений, у вас двое детей. Оба не привиты? Или все-таки имеется прививочный опыт?

    Евгений Пескин: Прививочный опыт имеется прежде всего свой. Одно из моих детских разочарований — жестокая «свинка» (она же эпидемический паротит), испортившая мне отдых в Ессентуках в возрасте 8 лет. «Как же так! — возмущался я. — Я же привит!»

    Собственный опыт прививок от гриппа в сознательном возрасте, прямо скажем, тоже обескураживал, но не был достаточно отрефлексирован: противогриппозная прививка была отнесена к разряду исключений, вызванных хитроумной природой вируса гриппа.

    Тем не менее к рождению первого ребенка я был очень про-прививочным родителем («лучшую защиту — детям!»), и мы даже не хотели уходить из роддома, пока дите не получит БЦЖ-м (в то время я был уже достаточно «продвинутым пользователем», чтобы разбираться в сортах противотуберкулезной вакцины). Других прививок в роддомах России тогда не делали. Я и не мог даже предположить, что в дальнейшем мы будем писать отказы от вакцинации.

    Поворотным пунктом моего отношения к профилактическим прививкам стала беседа с врачом, которая всего через два месяца после выписки из роддома пыталась вылечить атопический дерматит у этого же ребенка. Она сказала: «Подумайте о том, чтобы отложить следующие прививки до года, или хотя бы об индивидуальном графике».

    В этот момент незаметно для себя я соскочил с хорошо смазанных рельс санпросвет плакатов. Мне пришлось самому принимать решения.

    Причем делал я это ровно исходя из предпосылки «индивидуального графика»: искал информацию о том, какие прививки можно отложить, какие сделать необходимо, какую вакцину выбрать и т. д. Задавал вопросы специалистам, запрашивал сведения о составе и реактогенности вакцин, сравнивал русскоязычные источники и международные рекомендации...

    И удивительным образом раз за разом список прививок, которые я планировал поставить ребенку, сокращался и сокращался, пока не оказался пустым.

    АР: Да, это путь, который прошли многие. Расскажите, пожалуйста, увидели ли вы существенную разницу в российском и международном подходах к вакцинации?

    ЕП: Несмотря на давно произошедшую глобализацию медицинского знания и медицинской профессии, нельзя не обратить внимание: страны, сохранившие собственные медицинские школы и/или самостоятельно формирующие бюджет здравоохранения, самостоятельно же и формируют свою прививочную политику. Если видишь, что такая страна не включает данную конкретную прививку, несмотря на рекомендацию ВОЗ, поневоле спрашиваешь себя: да неужто они не согласны, что польза от применения этой вакцины — неоспоримый научный факт? Может быть, он все-таки оспорим? Хрестоматийным примером является отказ США от введения массовой прививки против туберкулеза в конце 40-х годов XX века, когда эта болезнь была бичом цветного населения Америки и особенно — индейцев в резервациях (http://eugenegp. livejournal. com/93393.html).

    Другой известный пример — Россия до сих пор продолжает использовать цельноклеточную противококлюшную вакцину, дающую самый высокий процент регистрируемых неврологических осложнений. А вот для Швеции этот факт (осложнения) стал причиной отмены противоколюшной прививки аж в 1979 году, и целых 17 лет, пока не появилась более совершенная вакцина, шведы вообще не прививали своих детей от коклюша (замечу: с нулевым влиянием на смертность).

    АР: У вас есть ссылка на эти данные? Как вы думаете, почему Швеция, имея столь успешный опыт отсутствия противококлюшной вакцинации, ввела-таки бесклеточную вакцину в свой календарь прививок?

    ЕП: Вот одна из первых публикаций, приведших к отказу от коклюшной вакцинации в Швеции в 70-е годы:
    (частота неврологических осложнений — 1:3100 привитых, и там в статье есть объяснение, почему в Швеции фиксируется частота осложнений выше, чем в других странах: «Мы их, видите ли, регистрируем»).

    Вот прекрасный доклад Шведского института по контролю за инфекционными заболеваниями, иллюстрирующий и фактическую сторону вопроса о коклюшной вакцинации в Швеции, и логику здравоохранения, и те факты, которые профессионалы признают в своем кругу (например, невозможность с помощью прививок от коклюша защитить уязвимую группу младенцев до полугода, ликвидировать заболевание, обеспечить длительную защиту). И это еще до того, как стало ясно, что привитые современной, бесклеточной, вакциной становятся разносчиками коклюша. В общем, для глубокого официального погружения в коклюшную тематику рекомендую, несмотря на существенный недостаток — мелкий шрифт.

    Если же обобщенно отвечать на вопрос «почему принимаются неэффективные решения в области здравоохранения?», то... Почему для борьбы с чумным поветрием стреляли из пушек, почему холерный вибрион останавливали военными заставами на дорогах, почему для борьбы с наркоманией криминализуют наркопотребление? Решения в области профилактической медицины принимают политики на бюджетные деньги, и это делает нас уязвимыми не только перед несостоятельными научными доктринами (такое было всегда и будет), но и перед близорукой необходимостью предъявить понятное решение как можно быстрее; перед группами давления (которыми могут быть как фармацевтические компании с их немалыми маркетинговыми бюджетами, так и доброхоты из числа общественности). В ситуации, когда «дети плачут прямо сегодня», как же политикам от медицины не применить мощнодействующее средство за госсчет, если оно доступно? И ведь действительно, дети плачут, много детей; тот же коклюш, как говорится в упомянутом докладе, — крайне утомительное для родителей заболевание. А тут раз — и плач многих стихает. Правда, он сменяется одинокими рыданиями немногих. Да, возможно, через несколько лет все снова заплачут еще более горьким слезами, но с текущей-то проблемой мы блистательно разобрались прямо сейчас! Руководитель группы по исследованию вакцин от гриппа по стандартам доказательной медицины, Джефферсон, назвал эту тенденцию availability creep.

    АР: Почему вы стали писать о прививках? Насколько глубоко и как давно вы «в теме»? Есть ли у вас какое-либо образование (может самообразование), позволяющее разбираться в этом вопросе профессионально?

    ЕП: Моя базовая специальность — «прикладная математика», это дает возможность сравнительно комфортно работать с вероятностями, доверительными интервалами, нулевыми гипотезами и всем тем, что составляет на сегодняшний день арсенал «доказательной медицины», в т. ч. и ее возможные недостатки. К сожалению, подавляющее большинство врачей плохо подготовлены к восприятию статистики, даже медицинской, и оказываются не в состоянии вести аргументированную дискуссию по вероятностям, которые в конечном итоге и составляют предмет спора между сторонниками и противниками вакцинации. Гораздо более плодотворны беседы с исследователями в области медицины и биологии.

    АР: И удалось ли почерпнуть что-нибудь интересное из бесед с биологами?

    ЕП: Корректное обсуждение с информированным собеседником позволяет получить новые данные или по крайней мере провести дополнительный поиск аргументации. Никакого «тайного знания» у биологов, однако, нет: ни в пользу прививок, ни против них. Во всяком случае, со мной пока таким не делились.

    Однако возвращаюсь к предыдущему вопросу. Для понимания предметной области, конечно, мне пришлось «залезть» в иммунологию и эпидемиологию, и (гораздо глубже, чем хотелось бы) в историю медицины и организацию здравоохранения. Это совпало с необходимостью получить дополнительные знания по клинической медицине, которые, впрочем, у меня по-прежнему не столь достаточны, как хотелось бы. Если мерить календарно, то мой стаж «глубокого погружения» в тему профилактических прививок составляет 14 лет.

    АР: Да, это немало… А расскажите, пожалуйста, поподробнее про врачей, которые плохо дружат со статистикой. Что вы хотите этим сказать? Вы имеете в виду, что, рекомендуя вакцинацию, они просто-напросто перестраховываются?

    ЕП: Речь идет именно о том, что часто люди просто не понимают, ЧТО именно означают данные того или иного анализа/исследования (смотрите, в частности). Врачи не понимают цифр вероятности, которыми они оперируют; не следят за подменой в исследованиях, когда клинические исходы заменяются лабораторными показателями in vitro, и проч. Это ведет к гипердиагностике, опасной терапии, недооценке риска неблагоприятных последствий и проч.

    Соответственно, врачи часто принимают на веру маркетинговые сообщения производителей вакцин (или других препаратов). Например, заявляется, что эффективность некой прививки 80 %, внимательное же чтение даже самой аннотации к вакцине открывает, что эффективность была измерена не по заболеваемости или смертности, а по появлению антител к возбудителю. Между тем из полноценных испытаний в реальном мире известно, что появление прививочных антител может даже увеличивать заболеваемость или смертность, и не только в таких сложных случаях, как вакцины от СПИДа, но и в случаях банальной бактериальной инфекции.

    Раз уж зашла речь, отмечу, что почему-то на освоение концепции «влияние прививок на смертность от всех причин» у неподготовленного собеседника с медицинским образованием уходит больше времени, чем у обычного человека.

    АР: То есть, по вашему мнению, реальный факт сокращения распространения прививаемых инфекций — того же «дикого» полиомиелита, кори, краснухи — не говорит об эффективности вакцинации у данной возрастной группы?

    ЕП: Тут вы сделали в разговоре сразу несколько логических прыжков, давайте отмотаем их по очереди. Первое — мы с вами перешли на оценку эффективности вакцинации по ее воздействию на реальный мир, а не по количеству антител у привитых в эксперименте по иммунитету.

    Второе — нам нужно определить, что такое эффективность вакцинации. Понятно, что эффективность вакцинации надо устанавливать по ее воздействию на здоровье людей, но что именно принимать за критерий? Регистрируемые заболевания? Число лабораторно подтвержденных диагнозов? Среднюю тяжесть болезни? Перенос заболевания на другие возраста? Количество летальных случаев с таким диагнозом? Общую/детскую смертность от всех причин? Меньше всего мне хотелось бы судить об эффективности вакцинации по циркуляции конкретного возбудителя — лично у меня нет никакой причины требовать геноцида некоего вируса, если это не влияет на благополучие людей. Иначе мы рискуем попасть в ловушку полиовакцинации: начав борьбу с детским эпидемическим параличом, человечество переключилось на ликвидацию «дикого» полиовируса, а тем временем количество собственно острых вялых параличей быстро растет. Возможно, кого-то утешает тот факт, что детей калечит не «дикий» полиомиелит, а штамм, произошедший от вакцинного, или занявший освободившееся место в экосистеме родственный энтеровирус, но мне сложно понять эту логику.

    Кстати, не могу не обратить внимание, что вы перечислили в своем вопросе исключительно «живые» вакцины — расплатой за их влияние на эпидемиологический процесс всегда являются бОльшие риски.

    Наконец, третье — «после этого — не значит вследствие этого». Иначе мы вернемся к тому, что скарлатина реально сократила свое распространение после выступления товарища Маленкова на съезде работников здравоохранения. Есть же наше всё: двойные-тройные слепые рандомизированные исследования с плацебо-контролем. Однако сторонники доказательной медицины, только что рьяно требовавшие соблюдения методологических стандартов для, например, гомеопатии, резко теряют интерес к плацебо-контролю, стоит завести речь о профилактических прививках.

    АР: Ладно. Вернемся к этому чуть позже. Скажите, ваши взгляды на вакцинацию скорее радикальные (вы категорически «против»), умеренные (вы не «за» и не «против», то есть «каждый решает сам») или же вы считаете, что прививки просто не нужны?

    ЕП: У меня простой взгляд: «исходя из всей имеющейся у меня информации, для каждой из массовых профилактических прививок, внесенных в рекомендуемый детский календарь вакцинации, потенциальный риск превышает потенциальную пользу». (Это суждение не является догматическим — я допускаю, что завтра может вдруг обнаружится некоторая новая болезнь и против нее будет создана профилактическая прививка, применение которой окажется оправданным в силу другого баланса между риском и пользой).

    Кроме этого, прививки, как и другие профилактические меры, представляют собой сложную этическую проблему, которую не надо бы ставить без особой надобности ни перед отдельными родителями, ни перед практикующими врачами, ни перед организаторами здравоохранения. При этом массовое применение некоторых прививок в текущем режиме, по моему мнению, представляет собой общественную опасность (однако не уровня «немедленная угроза всему человечеству»).

    АР: Пожалуйста, поясните как математик (и желательно с цифрами), как это — «потенциальный риск вакцинации превышает потенциальную пользу»?

    ЕП: Давайте рассмотрим на двух совершенно разных примерах. Есть в Африке страна Гвинея-Биссау, где детская смертность одна из самых высоких в мире. С помощью международных спонсоров там идет программа вакцинации, которую в сельской местности координировали датские врачи. Медицина белых людей пользуется большим авторитетом, и хорошие матери несут младенцев на прививки, а потом показывают врачам прививочные сертификаты. Больных и маловесных не прививают, конечно.

    Однако в конце 90-х годах произошел сбой в поставках, и некоторое время вакцин АКДС (коклюш-дифтерия-столбняк) и против полиомиелита просто не хватало, в то время как вакцина БЦЖ была. В результате этого внутри популяции размеров в 15 000 матерей случайно образовались две сравнительные группы: 1) дети, которые были привиты только БЦЖ и 2) дети, которые были привиты и БЦЖ, и АКДС, и полиовакциной. Оказалось, что во второй группе детей в возрасте от полугода до года общая смертность была выше на 84 %. После получения этих сведений были подняты данные 80-х годов, когда в Гвинее-Биссау впервые ввели АКДС, и получили ту же тенденцию: дети, привитые БЦЖ и АКДС, умирали чаще, чем привитые только БЦЖ.

    При этом, по тем же данным, привитая отдельно, без АКДС, БЦЖ вакцина давала защитный эффект по сравнению с вообще непривитыми — то ли из-за того, что непривитыми оказывались больные и/или плохоухоженные дети, то ли из-за некоего общесистемного эффекта, не имеющего отношения к туберкулезу.

    Теперь вернемся из Африки на наши российские широты, где по-другому устроены отношения с БЦЖ. Официальная позиция на сегодня: «пусть БЦЖ не помогает в борьбе с легочным туберкулезом, зато она (неизвестным пока механизмом) предотвращает туберкулезный менингит у малышей».

    Посчитаем: пусть защитная эффективность БЦЖ в предотвращении туберкулезного менингита составляет баснословные 90 % — а мне не приходилось встречать в литературе цифру больше 86 % — это означает, что там, где из непривитых ТБ-менингитом заболеет 10 человек, из привитых — только 1. Возьмем относительно свежие данные из источника: охват прививкой БЦЖ в России 93 %; 20-23 случая ТБ-менингита у детей до 5 лет в год. С учетом протективного эффекта БЦЖ это должно означать, что из 23-х заболевших 57 % были привиты, а 43 % — нет. То есть 13 заболевших привиты, 10 — нет.

    В случае, если БЦЖ вакцинация будет прекращена, это гипотетически увеличит число заболевших ТБ-менингитом в сегодняшней ситуации до 140 человек. То есть потенциальная «польза БЦЖ» — солидные 117 незаболевших ТБ в форме менингита каждый год (отмечу, что стоит поставить более разумные 75 % протективного эффекта, и цифра упадет до 51 незаболевшего).

    Теперь посмотрим, чем мы расплачиваемся за эту потенциальную пользу. Из того же источника мы узнаем, что только официально в 2011 году «было впервые взято на учет 607 детей с осложненным течением вакцинации БЦЖ, из них в возрасте 0-14 лет — 589, а в возрасте 15-17 лет — 15 человек. Тяжелые осложнения вакцинации БЦЖ (генерализованная и диссеминированная БЦЖ-инфекция, требующая лечения в условиях стационара) имели место у 159 детей». И это только специфическое осложнение из-за инфицирования БЦЖ-вакциной, сюда не входят вызванные осложнения имеющихся заболеваний, травмы из-за нарушения техники введения, ошибки медперсонала, перепутавшего препараты, анафилактические шоки и прочее.

    Неудивительно, что позиция главного фтизиатра России: «На настоящий момент потенциальный риск от применения БЦЖ превышает пользу».

    АР: То, что вы рассказали про Гвинею-Биссау, сразу наводит на мысль: «А ведь и вы не даете всех данных (ну прям как те врачи, которых критикуете)». То есть мы не знаем причину высокой смертности младенцев в этой стране. Я придерживаюсь мнения, что без этой информации нельзя анализировать данные и делать выводы. Еще у меня вызвала улыбку фраза про «некий общесистемный эффект» БЦЖ (кстати, в чем именно проявлялась эта эффективность: дети не болели туберкулезом или туберкулезным менингитом?). В общем, БЦЖ (и Манту заодно) не пнул только ленивый. Я бы вообще не стала рассматривать эту вакцину, так как, по-моему, с точки зрения новых сведений, она не то чтобы интересна.

    ЕП: Давайте уточню: в том-то и дело, что благодетельный эффект БЦЖ, который можно было бы предположить в Гвинее-Биссау, — неспецифический, он не связан с туберкулезом. Возможно (если это не эффект отбора по социально-бытовым условиям: привили благополучных), БЦЖ в африканских условиях увеличила общую выживаемость, уменьшив смертность от всех причин. Мы, конечно же, не знаем конкретную причину высокой смертности младенцев, привитых АКДС в Африке, — мы только можем заключить, что они стали более уязвимыми перед некими факторами. Может ОРЗ, может понос, может истощение, а может быть — местный условно-патогенный микроб.

    Более того, одно из отличий корректного противника вакцинации от сторонника — он не стесняется говорить: «Мы не знаем». Имея в виду не собственное невежество, а тот факт, что наши знания об иммунитете и эпидемиологии на сегодняшний день ограничены и к тому же постоянно меняются. Этот процесс идет непрерывно во всей медицине: лекарства и методы, которые 10 лет назад >>

    Часть 2

    Прививка от вероятности<< призваны были спасать людей, сегодня объявляются вредными, и нет никаких признаков, что эта ситуация изменится. В таком случае, в зоне профилактики наши действия должны четко подчиняться принципу non nocere: «не навреди». У меня есть отдельная лекция на эту тему.

    АР: Интересные предположения. Скажите, как вы выбираете ту или иную прививочную тему? Вряд ли вы просыпаетесь утром и думаете: «Напишу-ка я сегодня про коревую вакцину!»?

    ЕП: В основном, толчком к написанию той или иной заметки является новостной повод — вот уже много лет каждый день специальный робот приносит мне новости о вакцинах и исследованиях в этой области. Иногда прочитанная информация становится спусковым крючком собственного мини-исследования по доступным источникам. Бывает, что текст приходится писать после консультации или беседы с обратившимися за помощью, или просто кто-то задал вопрос.

    АР: И какая самая интересная, на ваш взгляд, прививочная новость была обнародована за последнее время?

    ЕП: Тут надо отличать: интересная мне, или интересная публике? Для меня была очень интересна публикация о возможном механизме провала вакцины от хламидиоза, которую испытывали на детях в странах третьего мира несколько десятилетий назад, — привитые заболевали чаще. Предполагается, что наличие антител создавало у организма «ложное чувство защищенности»: «Задача выполнена!», — думал он и не атаковал хламидии при реальном вторжении.

    Более широкий отклик, вероятно, имеет исследование, подтверждающее, что нынешняя эпидемия коклюша в США вызвана применением текущей вакцины — те, кто был ею относительно успешно привит, выступают бессимптомными разносчиками заболевания, заражая именно тех, кому коклюш действительно опасен: детей до полугода.

    АР: Насколько я знаю, во время эпидемии коклюша в Соединенных Штатах не то, чтобы заболевало очень много полугодовалых младенцев (в этой группе просто выше смертность, поэтому именно об этом и писали), — много взрослых, что, конечно, не внушает оптимизма. Потом, знаете, я долго обсуждала эту новость с другими мамами... И вот лично для меня информация о том, что привитые бесклеточной противококлюшной вакциной переболевают коклюшем бессимптомно, стала чуть ли не еще одним плюсом для ее привития... Вас не посещали подобные мысли?

    ЕП: У меня оба своих ребенка отболели коклюшем. Для детей старше полугода коклюш — очень утомительное, но относительно безопасное заболевание, которое при правильном лечении заканчивается через 4-8 дней. Если же им заболевает взрослый, для него нет опасности, хотя, конечно, собственный кашель сильно раздражает. Зато пожизненный иммунитет, в т. ч. от будущих матерей — грудничкам.

    АР: Вот именно: «при правильном лечении». Только где его взять — это лечение? Легче привиться (и именно так думают многие). Вы только что озвучили один из самых веских аргументов борцов против вакцинации: передача защиты будущим детям от иммунных матерей. Можно поподробнее? И еще вопрос: вы считаете, что «дикий» коклюш дает пожизненный иммунитет?

    ЕП: Я не отношу себя к «борцам против вакцинации». Я полагаю, что родители должны принимать осознанные, информированные решения о вакцинации, и, по возможности, делюсь с интересующимися теми сведениями, которые в нарушение закона и медицинской этики (а иногда из-за незнания) не сообщают некоторые врачи и сотрудники прививочных кабинетов.

    Про передачу иммунитета: если мы говорим не об этической, а о практической стороне вопроса, то каждое заболевание и прививку нужно рассматривать отдельно. Именно в отношении коклюша исключительно важна защита материнскими антителами в течение первых месяцев жизни новорожденных, ведь мы уже проговорили, что коклюш представляет опасность только в этот период. Эти антитела передаются как через плаценту, так и через грудное молоко. (При этом (тут сложный момент!) первая противококлюшная прививка в этот период может парадоксальным образом ухудшить защиту от коклюша, исчерпав пул материнских антител на нейтрализацию вакцинного антигена.)

    Все руководства по инфекционным болезням, как довакцинального, так и послевакцинального периода, согласны, что коклюш в практическом смысле дает пожизненный иммунитет. Я полагаю, что этим можно руководствоваться для принятия решений. Единичные случаи, как в любых биологических системах, бывают (в исследованиях говорится, что повторно заболевает 1 из 500), но носят мягкий характер — у детей, в частности, такие повторы, не будучи предметом специального исследования с лабораторной проверкой, не были бы идентифицированы как коклюш. Конечно, если ситуация с циркуляцией возбудителя коклюша, Bordetella pertussis, изменится, то и иммунитет может ослабеть без «напоминаний», но глядя живьем на эпидемии коклюша в Москве (и читая про американские) никаких признаков этого не вижу.

    АР: Поняла вас. Выше вы привели ссылку на прекрасный пример того, что не всегда самый очевидный ответ является правильным. Это я про статистическую вероятность действительного заболевания человека Х болезнью, если его анализ на нее дал положительный результат. Однако какое, по вашему мнению, это может иметь отношение к обязательным прививкам?

    ЕП: Распространенная ошибка состоит не в неправильных арифметических подсчетах, а в неготовности воспринимать все пространство гипотез, которое надо рассмотреть. Вот пример: до вакцинации, 50 лет назад, смертность от кори в развитых странах составляла менее 0,02 % от официально зарегистрированных случаев. Примем эффективность коревой вакцины за 92 %. Вопрос: на сколько снижает смертность коревая вакцинация? Ответ очень простой: понятия не имеем. Нужна информация о том: а) какова смертность от всех причин у непривитых от кори, плюс, б) какова смертность от всех причин у привитых от кори. Есть очевидное, но упускаемое соображение, что как сама корь, так и прививка от нее, могут неспецифически влиять на другие заболевания и смертность от них. Но главная сложность в беседе — объяснить, что те самые 0,01-0,02 %, которым угрожает смерть, не распределены случайно и равномерно: это с высокой вероятностью лица с особенностями коревого иммунитета, и они с большой вероятностью находятся в оставшихся 8 %, у которых не привилась вакцина.

    Как иллюстрация: в недавней вспышке кори среди взрослых в Disneyworld в США, получившей такой медийный и политический резонанс, заболело более 140 человек, преимущественно непривитых. С ними все в порядке, ни о каких осложнениях не сообщалось. В это же время на другом берегу США совершенно несвязанно с этой вспышкой привитая и госпитализированная по другому поводу женщина заразилась внутрибольничной корью и умерла. Говорят, что у нее был скомпрометирован иммунитет.

    АР: Можете коротенько рассказать, когда она была привита и от чего скончалась?

    ЕП: Ничего особенного там не было: погибшая была привита, заразилась в больнице, после вероятного контакта ее проверяли на антитела и анализ показал, что они у нее есть в достаточном количестве. Типичной симптоматики (сыпи) у нее не было, по результатам аутопсии — коревая пневмония. При жизни диагноз поставлен не был.

    АР: То есть на фоне общего снижения иммунитета... Как всё, однако, индивидуально, и как мало мы еще знаем... Что ж, давайте перейдем к вопросу, насколько снижает заболеваемость эта самая коревая вакцина. По-моему, это более актуально в случае с прививочными кампаниями. К примеру, я склонна видеть в вакцинации в первую очередь экономическую меру (опускаю лозунг о ликвидации бактерий и вирусов, которым обычно прикрывается ВОЗ, так как, по моему мнению, все это — звенья одной цепи), которая направлена на то, чтобы уменьшить количество заболевших (путем сокращения цепочки передатчиков инфекции); снизить количество причин, по которым люди болеют и берут больничные листы; уменьшить «нагрузку» на общественное здравоохранение (этим, кстати, можно объяснить и достаточно агрессивную политику в области вакцинации против гриппа); наконец, позволить мамам раньше отдавать детей в детские коллективы и тд и тп... И честно говоря, мне кажется, что с этой (экономической) задачей вакцинация, судя по всему, более-менее справляется. Или все-таки вы придерживаетесь иного мнения?

    ЕП: Вот мы подошли к еще одному способу оценивать эффективность вакцинации — экономическому. Сначала замечу, что далеко не все согласятся с точкой зрения, что экономическая целесообразность является приоритетом: представим гипотетическую ситуацию, когда на одной чаше весов смерть одного маленького ребенка, а на другой — 2000 взрослых, которым придется из-за недомогания взять больничный лист на неделю каждому. Рассуждая в терминах прямых экономических издержек, выгоднее смерть одного ребенка. Однако в большинстве современных обществ такой выбор будет этически неприемлем.

    АР: Я немного не об этом. Понимаете, фатальные последствия можно получить от чего угодно (а прививают ведь небольшой спектр), поэтому нет смысла это обсуждать: от всего не привьешься. Хотя, конечно, не буду отрицать, что вакцинация помогает снизить и эти показатели. Однако она сама — риск, пусть небольшой, но риск. Кроме того, вы ведь знаете, когда именно начали снижаться уровни смертности, и есть ли сильная корреляция с вакцинацией. А в ситуации, когда ежегодно 2 миллиона детей гибнут из-за недостатка воды...

    ЕП: Экономическое обоснование есть прежде всего у производителей вакцин, это они обязаны руководствоваться экономическими интересами (и они так и поступают). Вопрос в том, чем руководствуется общество. Например, судебные решения о компенсациях для семей, где дети получают инвалидность в результате вакцинации, выше, чем выплаты, которые получают семьи погибших, так как ребенку с инвалидностью нужен пожизненный уход. Поэтому принять эту экономическую логику бывает весьма непросто. Если же заняться собственно экономическими подсчетами, то ответ во многих случаях зависит от горизонта планирования.

    Отвечая на прямой вопрос: двукратная прививка вакцинным вирусом кори в нетропических странах радикально снижает заболеваемость «дикой» корью, вплоть до локального исчезновения. Взамен, с экономической точки зрения, мы получаем собственно издержки на вакцинацию, заболеваемость привитой корью (даже консервативно  это 10 % от всех привитых), поствакцинальные осложнения, неспецифическое влияние на заболеваемость (причем как самой вакцинации, так и того, что нет «дикой» кори). При этом стоимость вакцинации почему-то все время растет: корь начинали прививать с одной дозы, а теперь нужны еще один-два дополнительных укола-«бустера». У нас просто не хватает данных, чтобы дать полный ответ, что дороже для общества. И, как это часто бывает, в тот момент, когда уже все подсчитано, оказывается, что обсчитались.

    Вот простая ветрянка, осложнения которой настолько казуистически редки, что прививку против нее вводили именно под флагом экономической эффективности: в странах с высокой производительностью труда, говорили представители фармацевтической отрасли, выгоднее привить ребенка, чем одному из родителей ухаживать за ним во время болезни, отрываясь от создания ВВП. Естественно, сначала речь шла об одной дозе вакцины пожизненно. Но сейчас уже введена повторная вакцинация, и говорят о пост-прививочном иммунитете сроком лет в 10. На практике же оказалось, что всего через несколько лет экономические потери резко возросли: предполагается, что из-за сократившейся циркуляции ветряночного вируса взрослые перестали получать активирующие «иммунные напоминания», и резко выросло число взрослых, заболевающих «опоясывающим лишаем» (его вызывает тот же вирус), который часто протекает очень тяжело. В США, где была введена прививка от ветрянки, в возрастной группе старше 65 лет частота опоясывающего лишая выросла за период 1992-2010 на 39 %.

    Кстати, об агрессивной политике противогриппозной вакцинации. Вот уж по чему-чему, а по прививкам от гриппа вердикт доказательной медицины известен: «Практически отсутствуют клинические доказательства того, что данные вакцины влияют на такие вещи, как продолжительность пребывания в больнице, больничные, смертность».

    АР: Да, с вакцинами от гриппа большинству, наверно, уже давно все ясно. Однако вернемся к кори. Не совсем понятно, что вы имеете в виду под «неспецифическим влиянием на заболеваемость» и чем плохо то, что нет «дикой» кори?

    ЕП: У любой прививки (строго говоря, и у любой болезни) есть специфическое и неспецифическое влияние на здоровье как отдельного человека, так и всей популяции. Специфическое влияние прививки от кори — это ее влияние на инфицирование, заболевание и смертность собственно от кори и от ее осложнений. А неспецифическое влияние — это то, как меняется из-за этой прививки здоровье по другим причинам, связанным с диагнозом «корь» косвенно, и механизм которых может быть не очевиден. Например, привитые люди могут не заражаться и не болеть самой корью, но из-за этого быть более подвержены тяжелому протеканию других инфекций, — имеются исследования, подтверждающие это. Даже какая-нибудь ветряночная прививка хуже работает, если была сделана вскоре после прививки MMR. К тому же, мешая распространяться одному вирусу, вы освобождаете экологическую нишу для других патогенов.

    Близкая тема: неоднократно выдвигалась гипотеза о связи коревой вакцины с аутизмом. С одной стороны, нам говорят, что эта связь не нашла подтверждения, с другой — периодически вылезают неприятные скандалы о том, что официальные исследования сознательно утаивают данные.

    На сегодняшний день, как я полагаю, у нас опять же не хватает данных, чтобы заключить положительно или отрицательно суммарное неспецифическое влияние коревой прививки. Хотя уже достаточно информации, чтобы задаваться, наконец, этим вопросом.

    АР: Вот что интересно: прививая болезнь, в организм искусственно вводят возбудителя, чтобы он «переболел» им и выработал иммунный ответ, однако полноценной болезнью это назвать нельзя, так как патоген обычно впрыскивается сразу в кровь, а не попадает «естественным» путем через слизистые. К чему я? Можно ли однозначно считать, что привитый вообще не переболевает корью, пусть даже в несколько «извращенной» форме?

    ЕП. «Полноценная болезнь» — это термин, автоматически закладывающий ценность в факт болезни. Я опять же не готов априори говорить о такой ценности. Но мы можем уверенно сказать, что прививочная болезнь в случае коревой вакцины отличается от естественного заболевания, и, как вы верно отмечаете, скорость и место знакомства с вирусом иные, да и сам вирус другой. Разумнее считать, что в результате каждой противокоревой прививки человек переносит вакциннокоревую инфекцию или заболевание, которое, по задумке, в случае двукратного повторения должно дать ему иммунитет к другому заболеванию, — естественной кори.

    АР: Мне кажется, что вы сможете аргументированно прокомментировать вот такое утверждение (оно было напечатано одним из наших уважаемых медиков в журнале «Лечащий врач» о том, что многокомпонентные вакцины (имеются в виду 5 и более инфекций) не дают никакой дополнительной нагрузки на организм ребенка, так как наша иммунная система нацелена на то, чтобы сталкиваться со множеством болезнетворных возбудителей одновременно, поэтому данные вакцины безопасны. Каково ваше мнение?
     
    Прививка от вероятности
    ЕП: В рамках схоластического спора можно было бы обратить внимание достопочтенных медиков, что наша иммунная система нацелена на то, чтобы ликвидировать угрозу множества болезнетворных возбудителей одновременно с помощью неспецифических факторов иммунитета, начиная от целостного кожного покрова и антимикробных свойств слюны и пота, заканчивая фагоцитозом. Ситуация, когда 5 разных инфекционных возбудителей проникают в организм в количестве, достаточном для активации развернутого специфического антительного ответа одновременно на все 5 возбудителей, теоретически выглядит крайне маловероятной — во всяком случае, мне не приходилось слышать о ребенке, который бы одновременно остро болел таким количеством инфекций в натуральной форме. В реальности при заражении таким количеством инфекций я бы предполагал, что специфический иммунный ответ на них будет разворачиваться последовательно.

    К счастью, мы находимся в преимущественном положении по сравнению со средневековыми схоластами в споре о числе ангелов на конце прививочной иглы: можно провести исследования по стандартам доказательной медицины — рандомизированные, слепые, с плацебо-контролем — и получить ответы на подобные вопросы.

    АР: Большое спасибо!
     
     

    Безопасность прививок. Кто и как проверяет вакцины?




    Безопасность прививок. Кто и как проверяет вакцины? Люди, отказывающиеся делать прививки себе или своим детям, чаще всего говорят об опасности компонентов вакцин, о том, что они вызывают необратимые осложнения. Из двух вероятностей — заболеть серьезным инфекционным заболеванием или получить осложнение от вакцинации —они выбирают первую. Однако довольно сложно поверить, что опасные для жизни ингредиенты фармацевты решили добавлять исключительно в вакцины. Почему нет подобных утверждений о других инъекционных препаратах, которыми массово пользуются люди при острых заболеваниях — жаропонижающих, обезболивающих, анестетиках для стоматологов или антибиотиках?

    Сегодня мы постараемся развеять идеи антипрививочников о добавлении в вакцины опасных компонентов, их способности провоцировать заболевания и о преднамеренном вредительстве производителей. Давайте разберемся в технологии производства вакцин и способах контроля их безопасности.

    Эффективность вакцин

    При проникновении бактерий или вирусов в организме человека вырабатываются специфические антитела, которые нейтрализуют возбудителя заболевания или его токсины. Если антитела в крови уже есть на момент заражения, то болезнь или не разовьется, или пройдет в легкой форме. Для заблаговременного знакомства нашего иммунитета с возбудителем опасного заболевания и изобретены вакцины.

    Как придумали вакцину от оспы

    Первооткрывателем вакцин считают английского ученого Эдварда Дженнера (1749–1823). В течение 22 лет врачебной практики в сельском районе Англии он искал способ предотвратить массовую гибель своих пациентов от оспы. На тот момент уже были попытки искусственно инфицировать людей оспой путем втирания в ранки гнойных корочек от переболевших, но результаты были очень сомнительны: часть людей переносили болезнь в легкой форме, но достаточно многие либо тяжело болели и оставались обезображенными, либо погибали. Дженнер обратил внимание на то, что дояркам, которые переболели легкой коровьей оспой, не страшна и натуральная оспа и, спустя 26 лет раздумий, в 1796 году, решился на свой эксперимент. Врач инфицировал ребенка коровьей оспой, которую мальчик перенес достаточно легко, а после выздоровления заразил его уже натуральной оспой, но у мальчика не появилось никаких признаков заболевания. Дженнер повторил свой опыт еще на нескольких людях и, убедившись в эффективности нового метода, начал активно применять его среди населения Беркли и окрестностей. В России прививки от оспы начали делать после гибели 15-летнего императора Петра II. В 1768 году выполнены прививки коровьей оспы Екатерине II и будущему императору Павлу I. С этого момента прививки от оспы стали активно проводиться среди населения нашей страны.

    Французский микробиолог Луи Пастер (1822–1895) первым догадался, что причина инфекций — микроорганизмы. Он предположил, что после контакта с ослабленным микроорганизмом человек приобретает защиту от опасного заболевания. Препараты из ослабленных микробов назвали вакцинами, что в переводе означает «коровьи», в память об опыте Дженнера.

    Вакцины содержат ослабленные живые бактерии или вирусы, которые потеряли способность вызвать инфекционное заболевание, или их частицы, на введение которых организм человека реагирует выработкой специфических антител. Важно отметить, что прививка от краснухи не защищает от столбняка или дифтерии, для предупреждения каждого заболевания существуют свои вакцины и схемы для их применения.

    Производство вакцин

    Безопасность прививок. Кто и как проверяет вакцины?С особенностями производства конкретных вакцин вы можете познакомиться на сайтах производителей, часто там даже есть видео-обзоры этого процесса. Мы же расскажем об общих моментах изготовления вакцин.

    Производство любой вакцины начинают с получения антигена — именно той чужеродной части, на проникновение которой и отвечает иммунитет. Для этого бактерии или вирусы выращивают в специальных, наиболее благоприятных для них условиях. Вирусы не могут размножаться самостоятельно, им необходимо поселиться в живых клетках. Бактерии — более самостоятельны, им достаточно лишь питательной среды и оптимального температурного режима. Так, в производстве противогриппозной вакцины для размножения вируса часто используют куриные эмбрионы, а бактерии для вакцины против гемофильной палочки (Hib) выращивают в биореакторах. Цель этого этапа — вырастить как можно больше материала для дальнейшей работы. Эти бактерии и вирусы достаточно опасны, поэтому подлежат дальнейшей обработке и очистке. Во время обработки они лишаются способности размножаться в организме человека и вызывать инфекции. Чем выше степень очистки антигена, тем меньше нежелательных реакций будет вызвать вакцина.

    После очистки в полученный препарат добавляют консерванты, адъюванты и стабилизаторы, чтобы вакцина длительное время сохраняла свою эффективность и безопасность.

    При производстве поливалентных вакцин в одном препарате объединяют несколько разных антигенов. Так производят известные детские вакцины «Инфанрикс» и «Пентаксим».

    В конце производственного процесса готовые вакцины фасуют во флаконы или шприцы и запечатывают для сохранения стерильности. На каждую упаковку наносят маркировку со сроком годности и характеристиками самой вакцины и линии ее производства. После этого готовые препараты, с соблюдением всех условий транспортировки и хранения, поступают в лечебные учреждения по всему миру.

    Контроль безопасности

    Конечно, не существует абсолютно безопасных вакцин или лекарственных препаратов, но польза от их применения в тысячи раз превышает риски осложнений. Побочное действие вакцин, с одной стороны, зависит от свойств самого препарата, с другой — от состояния здоровья и генетических особенностей человека. Для снижения числа нежелательных явлений, связанных с индивидуальными особенностями, любую вакцину вводят только после осмотра врача и определения показаний и противопоказаний. А безопасность самого препарата контролируется с особой тщательностью на нескольких уровнях.

    Каждое государство, по рекомендациям ВОЗ, имеет национальный орган контроля, который проверяет соблюдение всех стандартов производства, хранения и использования вакцин, а также анализирует результаты клинических исследований вакцин и отчеты врачей о нежелательных явлениях от их применения.

    Вот основные этапы контроля:

    • испытания новых вакцин разработчиком и организацией госконтроля — в них входят экспертиза документации, контроль качества и начальные клинические испытания вакцин. Вакцины проверяют на способность вызывать нарушения в работе иммунной системы, провоцировать иммунодефицитные состояния и аллергические реакции. Стабилизаторы, консерванты, адъюванты и растворители для вакцин проходят намного более жесткую проверку безопасности, чем любые добавки к пище, которые мы употребляем ежедневно. Особое внимание уделяют проверке вакцин на стерильность, токсичность и способность провоцировать повышение температуры.

    • контроль производителя состоит в проверке безопасности препаратов на всех 5 стадиях производства, постоянном анализе образцов и многоступенчатом контроле за соблюдением технологий производства. Изготовитель заинтересован в жесточайшем контроле качества своих препаратов, так как он несет ответственность за все серьезные побочные эффекты от их воздействия. И если в России судебные разбирательства достаточно редки, то производители стран Европы и США должны иметь веские аргументы для подтверждения своей непричастности на этот случай.

    • сертификация вакцин — все вакцины, в том числе и произведенные за рубежом, подлежат обязательной государственной сертификации. Они не могут попасть в продажу без этого этапа контроля.

    • контроль за вакцинами на местах их применения — центры санэпиднадзора следят за соблюдением правил хранения и транспортировки, а также за условиями реализации препаратов.

    Безопасность прививок. Кто и как проверяет вакцины?Постоянная связь производителя вакцин, органов контроля и врачей первичного звена помогает своевременно среагировать при малейших подозрениях на опасность применения той или иной вакцины. В случае регистрации нежелательных явлений при использовании вакцин или лекарственных препаратов, независимая комиссия экспертов анализирует данные для установления этой взаимосвязи. До результатов этого анализа вакцина отзывается из лечебных учреждений и пунктов продажи. Так, в 1990 году было заподозрено, что вакцина против ротавирусной инфекции вызывает нежелательные реакции у новорожденных. Ее использование незамедлительно остановили и в течение одного года проанализировали более 12 000 отчетов о результатах введения этой вакцины. Данные о побочных действиях остались не подтвержденными, но вакцина в прежнем виде к использованию больше не возвращалась. Подобный мониторинг осуществляется постоянно для всех существующих вакцин.

    Любой человек с помощью врача может выбрать вакцину, наиболее подходящую именно ему. Существует огромный выбор фирм, производящих вакцины, защищающие от одного и того же заболевания, при этом вакцины отличаются по цене, степени очистки антигена, используемым растворителям, показаниям и противопоказаниям. В качестве примера возьмем вакцины от гриппа, которые культивируются на куриных эмбрионах, и их аналог — рекомбинантные противогриппозные вакцины, они производятся по другой технологии и подходят людям с аллергией на куриный белок. Для тех, кто опасается инъекций, существует назальная форма противогриппозной вакцины, однако она имеет свои ограничения в младших и старших возрастных группах, у беременных и у людей с хроническими заболеваниями.

    Заключение:

    • Современные вакцины — это надежный и безопасный способ предотвращения тяжелых инфекционных заболеваний и их последствий.

    • Для сохранения эффективности вакцин необходимо помнить, что возникший иммунитет носит временный характер, и через несколько лет может потребоваться ревакцинация. Так, прививка против столбняка у взрослых должна обновляться каждые 10 лет.

    • При выборе вакцины нужно ориентироваться на особенности своего организма и личные пристрастия.

    • Перед любой вакцинацией, даже если в прошлый раз вы хорошо перенесли эту вакцину очень хорошо, необходим осмотр врача.

    Изменения в Национальном календаре прививок: что ожидает наших детей?




    Изменения в Национальном календаре прививок: что ожидает наших детей?Инфекции испокон веков являлись главными врагами человека и были частыми спутниками различных социальных потрясений. В период эпидемий от инфекционных заболеваний погибало больше людей, чем во время военных действий. Одна эпидемия «испанки» в 1918–1920 годах унесла жизни более 4 миллионов человек. Для примера: людские потери в годы Первой мировой войны составили около 8,5 миллионов человек.

    Поиски эффективного способа борьбы с инфекциями были начаты давно, однако только изобретение первой вакцины позволило совершить настоящий переворот в медицине. Первой стала прививка от натуральной оспы, затем были получены вакцины от бешенства, чумы, холеры, туберкулеза, дифтерии, коклюша, столбняка, полиомиелита, туберкулеза и гриппа — разработка новых вакцин продолжается до сих пор. За долгие годы борьбы с инфекциями человечеству удалось полностью победить чуму, натуральную оспу, брюшной тиф, полиомиелит, многие инфекции взяты под контроль, ограничено распространение тяжелых инфекционных заболеваний.

    Обязательные прививки в России

    Сегодня обязательными в России являются прививки от гепатита В, туберкулеза, дифтерии, коклюша, столбняка, гемофильной инфекции, полиомиелита, кори, краснухи, эпидемического паротита.

    По эпидемическим показаниям, а детям перед поступлением в детский сад проводится вакцинация против гепатита А, пневмококковой и менингококковой инфекции. Для предупреждения развития клещевого энцефалита предлагается вакцинация детей, выезжающих в детские лагеря, на дачи, посещающих с родителями леса и парковые зоны. Кроме того, ежегодно осуществляется вакцинопрофилактика гриппа.

    Изменения в Национальном календаре прививок

    В России вакцинации всегда уделялось особое внимание, однако специалисты считают, что Национальный календарь прививок требует дополнения и некоторого изменения.

    1. Изменения в Национальном календаре прививок: что ожидает наших детей?В 2015 году обязательной станет вакцинация против ветряной оспы. Ветряная оспа у детей обычно протекает в легкой форме, но в 5–6 случаях из 100 возникают вторичные инфекции кожи, пневмонии, средние отиты, менингиты и менингоэнцефалиты, именно поэтому необходима вакцинация.

    2. Расширение календаря прививок планируется не за счет увеличение количества вакцинаций, а посредством внедрения комбинированных вакцин. Она прививка сможет защищать от 5–6 инфекций — такая практика существует в мире, теперь она будет применена и в России.

    3. Наверняка будут внесены изменения в метод вакцинации против полиомиелита. До сих пор прививка была трехкратной, и последняя ревакцинация проводилась живой вакциной. Теперь прививать будут только инактивированной, неживой вакциной, что снизит количество осложнений.

    4. Национальный календарь прививок в ближайшее время планируют расширить за счет введения массовых прививок против ротавирусной инфекции, чрезвычайно опасной для маленьких детей из-за быстрого обезвоживания, против менингококковой инфекции, вызывающей тяжелые поражения головного мозга и кожи, против гепатита А, приводящего к нарушению функции печени. Эти прививки рекомендованы ВОЗ для детей первого года жизни, но до сих пор не были обязательными в России.

    5. Изменения коснутся не только детей, но и взрослых. В этом году планируется сформировать календари прививок для людей разного возраста и состояния здоровья.

    Модернизация Национального плана вакцинации будет проводиться в течение 10 лет. Чтобы обеспечить ее, планируется заключение государственных контрактов на закупку вакцин за рубежом, а также расширение и развитие производства комбинированных вакцин на территории России.

    За годы вакцинопрофилактики удалось существенно сократить смертность детей и увеличить среднюю продолжительность жизни людей. По приблизительным оценкам ВОЗ, прививки не просто снижают уровень заболеваемости, они ежегодно предотвращают до 3 миллионов смертей. На сегодняшний день вакцинация остается наиболее эффективным и безопасным способом защиты от инфекций.

    Температура без симптомов у ребенка




    Повышение температуры тела у детей выше 37° — явление распространенное и не всегда требует срочного медицинского вмешательства. Рост температуры, или лихорадка, может наблюдаться у ребенка как аллергическая реакция или как результат проникновения в организм микробов, токсинов и вирусов. Такое явление может наблюдаться после вакцинации ребенка или при нагрузках физического либо эмоционального характера.

    Если у ребенка поднялась температура тела, а других симптомов не наблюдается, не нужно сразу паниковать. Температуру ниже 37,5° не торопитесь сбивать. При условии, что температура возросла до 38,5 °, можно применить внешние физические воздействия для ее снижения (обтирания влагой и прикладывание холода, но в меру). Если столбик термометра поднялся выше 38,5°, то рекомендуется прием лекарственных средств согласно назначению педиатра. Эти рекомендации не распространяются на детей с нарушениями неврологического характера, с гипоксией при рождении, кровоизлиянием в мозг или пороками сердца.

    Причины бессимптомного повышения температуры у детей

    К распространенным причинам бессимптомного повышения температуры тела ребенка относятся:

    • перегрев;
    • режущиеся зубы;
    • реакция на вакцинацию;
    • аллергическая реакция;
    • стресс;
    • вирусы и бактерии в организме.

    Температура тела новорожденных зависит от температуры окружающей среды, ведь терморегуляция у ребенка еще не развита. У детей до года нормальная температура может быть 37°, а к году выравнивается до показателя 36,6°. Бессимптомный рост температуры у детей в возрасте старше года может наблюдаться на почве длительного пребывания на солнце и в плохо проветриваемом помещении. Повышение температуры после прививания не должно превышать отметку 38°. Температура может колебаться у детей на фоне эмоционального возбуждения и переживаний разного рода.

    Что делать, если у ребенка без симптомов повысилась температура

    Высокая температура тела — это признак воспалительного процесса в организме. Если у вашего ребенка поднялась температура, то внимательно осмотрите его тело на предмет других симптомов и понаблюдайте за его поведением. Если ребенок ведет себя как обычно и на теле вы ничего лишнего не обнаружили, значит, повышение температуры является бессимптомным. Если такое состояние сохраняется в течение 4 и более дней, то необходимо посетить педиатра. При повышении температуры на фоне приема жаропонижающих средств необходимо срочно вызвать скорую помощь: такое состояние требует госпитализации.

    Заранее проконсультируйтесь с педиатром и подберите лекарственные препараты, понижающие температуру. Обязательно узнайте у врача дозировку, необходимую вашему ребенку, и особенности применения лекарства. Подготовившись заранее, вы будете во всеоружии, когда у вашего ребенка появится температура без симптомов.

    Прививка против кори, паротита и краснухи




    Согласно национальному календарю прививок в России, вакцинация детей против кори и эпидемического паротита (свинки) проводится отечественным препаратом, а против краснухи вводят индийское средство. Иностранный препарат закупается государством для бесплатного вакцинирования детей. Эти прививки проводятся дважды: в возрасте одного и шести лет. Случается, что по каким-либо причинам ребенка не привили вовремя, тогда вакцинация переносится на подростковый возраст (13 лет). При вакцинации ребенку ставят два укола: один — дивакцина против кори и паротита, а второй — против краснухи. Помимо этих вакцин, существуют зарубежные препараты, сочетающие в себе сразу три вируса.

    Благотворное действие вакцины заключается в формировании иммунитета к кори, краснухе и эпидемическому паротиту за счет введения в организм ребенка этих вирусов в ослабленной и непатогенной форме. Препараты, используемые для вакцинации детей от этих заболеваний:

    • Л-16 — отечественное средство против кори;
    • «Рувакс» — зарубежная вакцина против кори;
    • ММР-II — тройная зарубежная вакцина;
    • «Приорикс» — тройная зарубежная вакцина;
    • ассоциированная паротитно-коревая краснушная вакцина;
    • Л-3 — отечественная вакцина против паротита;
    • ассоциированная дивакцина против кори и паротита;
    • «Рудивакс» — зарубежная вакцина против краснухи;
    • «Эрвевакс» — зарубежная вакцина против краснухи.

    В основном вакцины выпускаются в сухой форме и требуют растворения перед применением.

    Нормальная реакция на вакцинацию против кори, краснухи и эпидемического паротита

    Ассоциированные и моновакцины, как правило, не вызывают негативных реакций в организме. В первые два дня может наблюдаться нормальная реакция, выражающаяся в покраснении и припухлости места укола. Эти симптомы пройдут сами. Нормальные реакции на вакцину против кори могут проявляться после пятого дня и до конца второй недели в виде повышения температуры, насморка и легкого покашливания. Последствия от противопаротитной прививки могут выражаться так же подъемом температуры, покраснением зева, насморком и редко увеличением околоушных желез. Для нормальной реакции на прививку против краснухи характерны симптомы в виде повышения температуры тела ребенка, насморка и покашливания, но, помимо этого, могут появиться сыпь и увеличиться лимфоузлы. При вакцинации в более позднем возрасте после прививки может появиться боль в суставах. Если такие симптомы наблюдаются после двух недель со дня вакцинации, то обратитесь к педиатру (или терапевту), это может являться симптомом заболевания, не связанного с вакциной.

    Осложнения после прививок от кори, краснухи и паротита

    Вакцинации могут вызвать вполне серьезные осложнения. К таковым относят:

    • аллергическую реакцию;
    • поражения нервной системы (фебрильные судороги);
    • вакциноассоциированные патологии.

    Аллергии зачастую возникают как реакции на дополнительные компоненты вакцины. Они проявляются в виде отечности и покраснения (≈8 см) в месте введения препарата. Вакцинация редко вызывает серьезные патологии — ВИЧ, СПИД, коревой энцефалит. Родителям не стоит сразу паниковать и отказываться от прививания ребенка: процент этих заболеваний у не привитых детей встречается гораздо чаще.

    В качестве профилактики вакцинальных осложнений используются:

    • антигистаминные препараты: назначаются детям, склонным к аллергии;
    • общеукрепляющие средства;
    • отсутствие контактов с инфицированными людьми.

    При наличии у ребенка острого заболевания или обострения хронической болезни вакцинацию придется отложить и провести лишь через месяц после выздоровления.

Статьи и новости по теме

Все новости сообщества

Вакцинация – последние темы сообщества

  • olga394 пишет 31 августа, 09:01
    Здравствуйте! Нам предстоит ревакцинация АКДС, первые три прививки делали Инфанриксом. Сейчас его нет и не предвидится, очень долго ждем его появления. Возраст 2г 11 мес.Чем можно заменить Инфанрикс....
    320
  • Татьяна пишет 19 мая, 18:15
    Здравствуйте. Подскажите пожалуйста что делать? Ребенку сделали плановую прививку, уже пошла вторая неделя а воспаление так и не проходит.Такое ощущение что она вот вот загноит.
    397
  • 190840 пишет 5 октября 2014, 14:55
    Здравствуйте!Никак не могу завершить вакцинацию АКДС ребенку из -за отсутствия препарата инфанрикс назначенного нам нервопатологом,в связи с сильной аллергией. Сделали 3 раза инфанриксом ,перенесли...
    1442
Все темы сообщества
Задать вопрос

Вакцинация – ответы врачей по теме

  • Нюшка спрашивает 25 октября, 17:25
    Добрый день! Подскажите пожалуйста с графиком дальнейшей вакцинации : 1. Акдс (пентаксим) в 5,5 месяцев 2. Акдс ( пентаксим без хиб) в 8 месяцев 3. Акдс ( пентаксим ) в 10 месяцев 4. Акдс (пентаксим...
    92
    0
  • Анастасия спрашивает 31 августа, 13:00
    Здравствуйте, Ребенку в 2,5 года сделана вакцинация от полиомиелита ОПВ - три прививки с интервалом согласно календарю. Первая ревакцинация сделана в 6 лет ОПВ. Через два месяца после неё нужно дела...
    133
    0
  • Fotisha спрашивает 12 августа, 17:02
    Здравствуйте. Подскажите нужна ли консультация фтизиатора, если делали Манту в 2014 году была 6 мм, в 2015 году 4 мм, в 2016 году 9 мм. Ребёнку 3 года. Педиатр ничего не сказал по поводу фтизиатров ....
    149
    0
Все вопросы

Самые эффективные лекарства*


Хаврикс
536 р. 00 к.
* на основании отзывов покупателей