Пожалуйста, авторизуйтесь!
Вспомнил
через соц. сети: Регистрация Вы врач?
Введите свой адрес электронной почты и мы вышлем вам ссылку для восстановления пароля
На этот адрес электронной почты выслана ссылка для восстановления пароля
Необходимо указать логин и пароль.
Эл. почта введена неверно. Попробуйте еще раз.
Пароль неверный. Напомнить пароль?
Укажите адрес электронной почты.
Пользователь с таким email не найден

Для информации.

элинор, пишет 3 мая 2010, 00:08
42 года

“Величайшее преступление в истории человечества”

“Величайшее преступление в истории человечества идет”, предупреждает австрийский журналист Jane Burgermeister, который недавно подал уголовный иск в ФБР в отношении Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Организации Объединенных Наций (ООН), и нескольких из самых высокопоставленных правительственных и корпоративных должностных лиц. Он обвинил их в биотерроризме и попытках совершить массовое убийство.

Burgermeister обнаружил четкие свидетельства того, что фармацевтические компании и международные правительственные учреждения активно участвуют в подготовке, разработке, производстве и распространении биологических агентов, которые классифицируются как самое смертоносное биологическое оружие на Земле. Он утверждает, что вирус свиной грипп был создан и выпущен при содействии Ротшильда / Рокфеллера-контролирующих Всемирную Организацию Здравоохранения (ВОЗ) – тот самый орган, который признал его пандемией.

Вирус свиной грипп содержит подлинные 1918 H1N1 вируса гриппа, вирус птичьего гриппа (птичий грипп), и два новых гена вирусов H3N2 из Евразии. Новости американских СМИ медленно признались в странной природе вируса – даже в конце концов признали, что он действительно является гибридом свиньи, птицы и штаммов гриппа человека. Тем не менее, они по-прежнему не могут объяснить, каким образом такое объединение вирусов возникло. 30 апреля 2009 в Nature, был процитирован вирусолог: “В каком аду получились все эти гены – мы не знаем.” Дебаты продолжают бушевать над доказательством того, что свиной грипп является генетически модифицированным вирусом.

Грипп является не самой большой опасностью … более опасна вакцина против него!

В июле 2009 в статье “Вакцина может быть хуже, чем свиной грипп” д-р Russell Blaylock MD к.м.н., пишет: “Это очень необычные виды гриппа. Похоже, что это продукт скрещивания генов. Грипп содержит элементы птичьего гриппа, две формы человеческого гриппа, и различные формы гриппа свиньи.”

Знаменитый писатель и лектор, Дэвид Айк предупреждал о том, что будет через 20 лет. “Это не в ближайшие 20 лет – это уже здесь!”, – говорит Айк “. Вирус свиной грипп был создан в лаборатории для создания массовой паники с конкретным намерением заставить всех принять вакцину. Если вы придумали и выпустили вирус, а затем осуществляете давно запланированные массовые программы вакцинации, то может быть только один разумный вывод: не свиной грипп самая большая опасность - а вакцина”.

Согласно Icke, вакцина свиного гриппа будет направлена на иммунную систему человека. Разрушителя иммунной системы мы называем СПИДом, люди не умирают от СПИДа, они умирают от болезней, с которыми имеет дело иммунная система”.

Что входит в вакцину против свиного гриппа?

Ученым известно почти 80 лет, что squalene – вспомогательное лекарственное вещество, которое добавляется в вакцины против гриппа, и многие другие недавно изобретенные вакцины такие как Gardasil – гарантированно уничтожает иммунную систему и вызывает необратимые аутоиммунные заболевания, такие как ревматоидный артрит, рассеянный склероз и волчанка. Так почему же было поручено вводить это всему населению, начиная от детей самого младшего возраста и местного населения?

Военные и федеральные учреждения здравоохранения уже давно хранят “эксперименты squalene” на американских военнослужащих в тайне, потому что они знают, что вспомогательные вещества на масляной основе дают волю хаосу в иммунной функции, в результате чего тело нападет само на себя. Следственный журналист Гари Мацумото задокументировал как федеральные чиновники и военные часто были пойманы на лжи по поводу squalene в вакцинах.

Squalene в вакцинах была тесно связана с войной в Персидском заливе. В августе 1991 года, Anthony Principi, секретарь по делам ветеранов, признал, что солдатам делали прививку от сибирской язвы с 1990 до 1991 года и на 200 процентов повысился риск развития смертоносной болезни Боковой амиотрофический склероз (БАС), также называемой болезнью Лу Герига. Солдаты также пострадали от целого ряда ослабляющих и укорачивающих жизни заболеваний. Так как squalene может стимулировать гипер-иммунных реакции и аутоиммунные заболевания, существует реальная опасность для длительной активации иммунных клеток мозга, сопутствующие рассеянный склероз, болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона, ALS и, возможно, клещевой энцефалит.

Большинство вакцин гриппа содержать опасные концентрации ртути в виде thimerosal, смертоносный консервант в 50 раз более токсичный, чем сама ртуть. При достаточно высоких дозах, может вызывать долгосрочные расстройства иммунной, сенсорной, неврологической, моторной и поведенческих функций у мужчин. Также отравление ртутью связано с аутизмом, синдромом дефицита внимания, рассеянным склерозом, а также речевыми и языковыми недостатками. Институт медицины предупредил, что младенцам, детям и беременным женщинам не следует вводить тимеросал, однако большинство вакцин гриппа содержат его 25 микрограмм.

То, чего не знает большинство людей, в том числе врачи, которые рекомендуют вакцины, это то, что фармацевтические компании наблюдают пациентов только в течение одной-двух недель после вакцинации. Реакция может проявляться через месяцы или даже годы. Вакцина производится, чтобы заработать миллиарды долларов прибыли от того ВОЗ / Правительство способствовало пандемии.

Патент на вакцину свиной грипп H1N1 включает в себя следующие компоненты и предупреждение по токсичности: “Соответствующие вспомогательные вещества могут быть выбраны. Выбор зависит от предполагаемого использования. Токсичность может зависеть от организма и может варьироваться от полного отсутствия токсичности до высокой токсичности.”

Адъюванты

минеральные Гели

гидроксид алюминия

поверхностно-активные вещества

lysolecithin

Pluronic полиолы

полианионы или эмульсии

Wayne Madsen, бывший морской офицер разведки поддерживает доказательства Jane Bürgermeister о пандемии гриппа. Он говорит, что верхушка ученых Организации Объединенных Наций пришли к выводу, что вирус свиного гриппа H1N1 имеет определенные передачи “векторов” предполагая, что новый штамм гриппа генетически производный как биологическое оружие войны.

“Прошлые вспышки свиного гриппа передавались от свиньи к человеку, потом к другим людям. Однако, с А-H1N1, не было никаких инфекций свиней. В действительности, по данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), A-H1N1 имеет генные сегменты северо американских свиней, птиц и человеческие штаммы гриппа, и сегменты евразийского свиного гриппа “, говорит Madesen. Его источники подтверждают, что центры по контролю за заболеваниями и армия США извлекли тело женщины эскимоса, которая умерла в 1918 году в Аляске от вспышки испанского гриппа, который убил 100 миллионов человек во всем мире за 18 месяцев. В генетическом материале трупа установили основу для развития H5N1 или “птичий грипп”, – штамм, в Американском военно-медицинском институте, в лаборатории Fort Detrick, штат Мэриленд. Эта правительственная лаборатория была источником сибирской язвы, в целях Конгресса США и медиа вскоре после событий 11 сентября 2001 года.

27 июля 2009 года Всемирная организация здравоохранения предупредила, что вакцина свиного гриппа “может быть небезопасной”. Хотя планы по ускоренной вакцинации свиного гриппа в Великобритании подверглись обстрелу со стороны Всемирной организации, более 132 млн доз уже заказаны. Д-р Кейдзи Фукуда, ВОЗ, предупредил о потенциальной опасности непроверенными вакцинами. Европейское агентство по лекарственным средствам, регулирующее лееарственные препараты для ЕС, ускоряет процесс утверждения заявок на вакцины, позволяющие фирмам обходить крупномасштабные испытания на человеке.

1976 год. Свиной грипп – Что случилось?

В 1976 году президент США Джеральд Форд, рассказал его советникам здравоохранения, что будет огромная эпидемия ‘свиного гриппа”, и что единственный способ предотвратить эпидемию – это провести вакцинацию всего населения Америки. Люди падали замертво в зданиях, где они получали инъекции. Другие становились парализованным. Доктор Энтони Дж. Моррис, вирусолог, начальник по контролю за вакцинами, пищевыми продуктами и медикаментами, был уволен за то, что выразил свою озабоченность!

В 1976 г. смерть призывника армии в Форт-Дикс в Нью-Джерси вызвала панику, по словам правительства причиной стал свиной грипп, и что вакцина от свиного гриппа обеспечит совершенную от него безопасность. Правительство возбудило программу вакцинации для всех американцев и развернуло скандальную кампанию и пропаганду, основанную на устрашении людей. По меньшей мере 25 человек погибли в результате самой вакцины и сотни серьезно пострадали, а причиной стала смерть одного призывника. Более тысячи случаев паралича было зарегистрировано и в семь раз больше случаев заболевания произошло среди вакцинированных солдат, чем среди непривитых граждан. Мы сейчас движется к повторению в гораздо большем масштабе.

Паника от поддельного свиного гриппа 1976 года вызвала судебные процессы, говорит Дэвид Айк. Мероприятия планируются заранее. “Я не говорю, что люди будут умирать в больших количествах сразу. Это, конечно, возможно, но несправедливо поощрять других продолжать делать прививки. Эффекты могут быть немедленными в некоторых случаях, а в большинстве в среднесрочной или долгосрочной перспективе, чтобы скрыть истинный источник их проблем. Мы видим давно подготовленный план для массовой вакцинации людей тех, кому наплевать на здоровье населения”.

Кто стоит за пандемией свиного гриппа?

Кто есть те производители, которые ведут борьбу за право производить вакцину? Основными претендентами являются Baxter Pharmaceuticals и охваченные скандалом Novartis Pharmaceuticals. Оба имеют соглашения с Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) для производства вакцины.

Бакстер была связана с двумя смертоносными скандалами. Первый произошел в 2006 году, когда компоненты для гемофилии были заражены вирусом ВИЧ, и вводились в десятки тысяч людей, в том числе тысячи детей. Бакстер продолжала выпускать ВИЧ загрязненные вакцины даже после известных загрязнений. Бакстер также выпустила вакцину против сезонного гриппа, содержащую вирус птичьего гриппа для 18 стран, которые могли бы произвести всемирную пандемию, если бы сотрудники лабораторий в Чешской Республике не подняли шум. Несмотря на эти два смертоносных события, кто утверждает договора с Бакстер Фармацевтика на производство вакцины от свиного гриппа для мира?

В прошлом году 81 человек были убиты инфицированным продуктом Бакстер Интернешнл, разжижающим кровь, гепарином, который был сделан в Китае из свиной кишки. От загрязненного гепарина также были серьезно ранены сотни людей. Завод китайского поставщика Бакстера никогда не подвергался проверкам ни американскими, ни китайскими защитными учреждениями. Более 50 пациентов умерли в 2001 году из-за неисправности оборудования Baxter International. Baxter Healthcare Corporation, дочерняя компания Baxter International, произошло внесудебное урегулирование в размере двух миллионов долларов, при штате Кентукки после того, как поймали на вздутии цен на внутривенные наркотики, которые продаются в Кентукки Medicaid, на 1300 процентов.

Бакстер зарегистрировала вакцину свиного гриппа, номер патента US20090060950A1 28 августа 2008 года – на год раньше вспышки. Бакстер является одним из основных источников вакцин против гриппа свиньи, правительства во всем мире намерены выпустить их на целые группы населения с минимальными проверками безопасности. Вакцины быстро отслеживаются системами регулирования безопасности при испытаниях менее одной недели!

83 комментария

  • Пишет vik
    , 3 мая 2010, 00:55
    Х...ммм. Интересная статья... Моя бабушка не давно привилась от этого гриппа, ну такой она у меня человек, врачи сказали надо, значит надо... перенесла плохо эту прививку, болела сильно. Сейчас в больнице, еле ходит... Вот только что задумалась, или совпадение или виновата прививка...?????????
  • Пишет SorrowfulAngel
    , 13 мая 2010, 14:33
    vik! Даже не сомневайтесь - виновата прививка! Только сейчас без больших денег, связей Вы ничего не докажите...Да, и времени достаточно уже прошло...Вину прививки можно доказать до тех пор, пока не начали антибиотикотерапию! Потом уже можно врачам нам что угодно говорить...А недавно в передаче ИНфошок я услышала информацию о некой программе "Золотой миллиард"! Поищите инфу - оч познавательно!
  • Пишет SorrowfulAngel
    , 14 мая 2010, 12:03


    Вчера на одном форуме я повздорила с неким А.Котоком, который был не только админом того сайта, но и как оказалось (по этой причине, не разбираясь в случившемся, он закрыл мне доступ на свой сайт) автором книги "Беспощадная иммунизация" из которой без всяких ссылок на автора и книгу мне подарили отрывок о полимиелите, а я по доброте душевной выложила эту инфу на этом форуме, так он меня такими эпитетами обложил в обсуждении! Ну, да, Бог ему судья! Но я решила в долгу не оставаться: обвинили в пиратстве - получите! Он свою книгу за бабки толкает, а я решила всем здесь бесплатно выложить! Ну, чтоб не на пустом месте меня обвиняли! Буду выкладывать по -чуть-чуть!



    Итак, начнём!



    Предисловие к первому изданию



    Своей любимой маме Валентине Яковлевне Коток посвящает автор эту книгу



    Автор этой книги — не эпидемиолог, не иммунолог, не вирусолог и не иной уважаемый и гордо звучащий в полемике о прививках «-лог» в смысле полученного высшего образования или последующей специализации. Я обычный врач, врач-гомеопат, в свое время увлекшийся историей медицины и защитивший докторскую (Ph.D.) диссертацию по сравнительной истории гомеопатии в европейских странах и Российской империи1. Работая над диссертацией и изучая развитие медицины в XIX и начале XX в., я обратил внимание на то, что очень многие гомеопаты, среди которых было и немало специалистов с мировым именем, резко выступали против профилактических прививок. Гомеопаты нередко были авторами статей и книг, критикующих прививки. Гомеопатов часто можно было обнаружить среди членов различных объединений антипрививочной направленности. Наиболее известный российский гомеопат того времени, д-р Лев Евгеньевич Бразоль, одновременно был автором двух и по сей день самых значительных сочинений на русском языке против оспенных прививок. Этот любопытный факт «гомеопатического негативизма» по отношению к прививкам не имел прямого касательства к теме моей диссертации и не был в ней упомянут, но я взял его себе на заметку. Будучи воспитан, как и почти все медики, в слепой вере в пользу прививок, я не мог не удивиться тому, что врачи-гомеопаты XIX века — обычно люди в высшей степени образованные и респектабельные — выступали против процедуры, польза которой, казалось, должна была быть очевидна по определению, тем более что и основатель гомеопатии, Самуил Ганеман (1755-1843), высказывался о прививках против натуральной оспы в высшей степени одобрительно, видя в их заявлявшейся эффективности подтверждение закона подобия, на котором основана гомеопатия.

    Но ближайшее и при этом даже самое поверхностное знакомство с темой показало, что в истории прививок все было далеко не столь однозначно, как это стремятся показать сегодняшние пропагандисты массового прививания. Дальнейшее же исследование вопроса все более и более увеличивало мои сомнения. Фальсификация данных, передергивание фактов, беспринципность и неразборчивость в средствах, алчность в погоне за наживой, навязывание обществу законов, противоречащих фундаментальным представлениям о свободе личности, — все эти неотъемлемые черты прививочного «убеждения» как-то мало вязались с представлениями о благе, принесенном в мир Дженнером. Может ли быть так, что многие тысячи людей из всех сословий объединялись в организации, ставившие своей исключительной целью ни больше ни меньше как борьбу... с собственной пользой? Идея абсурдна по определению, но что же тогда стояло за массовым антипрививочным движением в конце XIX — начале XX в.? И почему оно вновь на подъеме в наши дни, почему непрерывно увеличивается количество родителей, отказывающихся делать прививки своим детям? Почему отказы от прививок вызывают столько ярости у медицинских властей? Почему прививки делаются детям в роддомах, детсадах и школах без согласия родителей? Почему даже принятые законы, защищающие право личности на свободный выбор в прививочном вопросе, на деле не работают? Да и вообще, почему именно прививки становятся предметом отдельных государственных законов, почему не иные медицинские процедуры?

    Следует особо сказать, что история антипрививочного движения в разных странах в последние годы привлекает к себе все больше внимания историков, что отражает как актуальность этой темы, так и давно назревшую необходимость переоценки сложившихся представлений о том, что происходило в прошлом, с позиций современной науки. И вообще проблема прививок слишком сложна, чтобы допустить упрощенческое к ней отношение или отдать ее исключительно на откуп так называемым специалистам — особенно тем, кто кормится вокруг прививочного дела всю свою профессиональную жизнь, а ведь медицинские власти — вполне предусмотрительно — признают только их мнение заслуживающим доверия. На деле прививки затрагивают столько аспектов как медицины и биологии, так и немалого числа иных наук (психологии, философии, социологии, культурологии, истории, статистики...), что вряд ли найдется нормальный человек, который мог бы объявить себя достаточно компетентным хотя бы в большей части из затрагиваемых обсуждаемой проблемой областей знания, не говоря уже обо всех. Разумеется, и я далек от того, чтобы считать себя разбирающимся во всем, что имеет отношение к прививкам. При этом, однако, я полагаю, что высшее медицинское образование и опыт историка медицины представляют собой далеко не самые худшие стартовые условия для обсуждения этой темы — во всяком случае, ничуть не худшие, чем таковые многочисленных «-логов», которых считают|экспертами.
    Поскольку в российском прививочном арго используется термин «щадящая иммунизация», применяемый к уменьшенным дозам некоторых вакцин, я решил назвать свою книгу «Беспощадная иммунизация» (хотя термин «иммунизация» по отношению к прививкам вообще правильным не является, о чем я буду говорить в первой главе). Это не столько ирония, построенная на доведении до абсурда, сколько констатация печального факта. Нынешняя прививочная практика и в самом деле не знает никакой пощады, и жертвами алчности вакцинных дельцов и их медслуг становятся и стар, и млад.
    Я не стал излагать здесь те сведения, которые читатель без особого труда может найти, в том числе и в доступном изложении, в многочисленных книгах — например, об устройстве и функциях иммунитета или о классификации вакцин. Я намеренно отказался и от углубления в дебри узкоспециальных дисциплин — при этом не только памятуя о том, что книга пишется, главным образом, для широкого читателя, хотя и осведомленного в биологии и медицине. Первоочередной задачей настоящей книги я вижу ознакомление публики с накопившимися свидетельствами в пользу того, что вакцинация является процедурой как малоэффективной, так и весьма небезопасной — во всяком случае, гораздо более опасной, чем это принято считать. Практически во всех странах, считающих себя демократическими, законы декларируют право родителей на свободный и информированный выбор в прививочном вопросе. Однако такой выбор возможен лишь в том случае, если у родителей есть доступ как к информации «за», так и к информации «против». С информацией «за» проблемы нет — ее в избытке. Газеты, радио, телевидение, вебсайты, толпы «специалистов по вакцинации», начиная с участковых педиатров и заканчивая высшими чиновниками от медицины, — все в унисон твердят о неисчислимых благах, которые даруют прививки. Найти же информацию «против» на русском языке родителям куда труднее, а для тех, кто не имеет доступа в Интернет или не живет в одном из российских мегаполисов, практически невозможно вообще. Эта книга как раз и призвана дать им те сведения, которые от них скрывались и вооружившись которыми они смогут критически изучить проблему.
    Для родителей, ищущих альтернативу прививкам, а также желающих больше знать о возможностях домашнего лечения наиболее распространенных детских болезней, я привожу некоторые сведения по гомеопатическому и натуропатическому лечению. Читатели могут применять эти методы исключительно на свою ответственность; особенно это относится к лечению мегадозами витамина С. Хотя имеющиеся данные выглядят многообещающими, следует помнить, что детальных исследований такого лечения не проводилось и дозировки устанавливались эмпирически. Проводить такое лечение должен врач. Гомеопатические методы лечения разработаны более тщательно, но и в этом случае родители должны помнить, что они и только они отвечают за здоровье своего ребенка. Оптимальным вариантом была и остается консультация с доктором, пользующимся доверием родителей. К сожалению, в наше время, когда квалификация многих врачей с точки зрения их умения возвращать здоровье катастрофически низка, а применяемые ими официально утвержденные методы подавляющего лечения не могут быть охарактеризованы иначе как варварские и совершенно противоестественные (антибиотики к месту и не к месту, гормоны, мази и пр.), найти такого врача становится все сложнее.
    Я должен также оговориться относительно того, что в этой книге обсуждаются (за исключением прививки от гриппа) массовые профилактические детские прививки, входящие в прививочные календари ряда стран. Вопрос о прививках по экстренным показаниям, в том числе и против бешенства при покусах предположительно бешеными животными, — совершенно отдельная тема, которой я не касаюсь.
    Я хочу искренне поблагодарить всех, кто помогал мне. Вряд ли книга, которую держит в руках читатель, увидела бы свет без той помощи, которую в качестве корректора, редактора и просто доброго советчика на всех этапах работы оказывала Галина Лобанова (СПб). Ею же были найдены и присланы мне некоторые старые публикации, хранящиеся в Российской национальной библиотеке. Многие использованные в этой книге материалы были добыты в израильских библиотеках и предоставлены в распоряжение автора Ксенией Михайловой (Иерусалим). В процессе работы над книгой я получал дельные советы и разъяснения от Александра Ястребова (СПб) и Александры Казачек (Мельбурн). Я не знал отказа в поиске нужных материалов в российских источниках от д-ра Анатолия Шипова (Ярославль). Несколько очень важных для работы книг были присланы мне любезным д-ром Александром Мар-тенсом (Москва), а д-р Александр Иванив (Одесса) незамедлительно удовлетворял мое любопытство в том, что касается применения но-зодов. Вообще же число тех, кто прямо или косвенно, материалами или просто советом оказал мне помощь, врачей и неврачей из разных стран мира, к которым я обращался с просьбами о содействии, составляет несколько десятков человек. Я не буду перечислять здесь все имена, но хочу, чтобы все мои друзья и коллеги знали, что я ценю и не забываю оказанные мне услуги. Особо отмечу Хилари Батлер (Новая Зеландия), которая всегда старалась, при всей ее безмерной занятости общественной работой, не оставлять без внимания мои вопросы и отвечать на них максимально быстро и максимально полно.
    Я надеюсь, что изучение материалов настоящей книги позволит читателям составить свое собственное мнение о прививках. То самое действительно информированное мнение, на основе которого родителям предлагается сделать свой выбор.

    Александр Коток


    ----------------------------------------------
    Сообщение отредактировано пользователем SorrowfulAngel 16.05.2010 - 11:34
    ----------------------------------------------
  • Пишет SorrowfulAngel
    , 14 мая 2010, 12:04
    Предисловие ко второму изданию

    После того, как «Беспощадная иммунизация» увидела свет, я получил огромное количество писем, как от врачей, так и от неврачей, прочитавших книгу. Примечательно, что хотя указания на мелкие ошибки и недочеты отнюдь не были редкими, ни одного письма, ставящего под сомнение не только саму идею книги, но даже отдельные выводы, мною получено не было. Что, конечно же, не означает безгрешность доказательной базы работы. Во второе издание «Беспощадной иммунизации» я включил новые факты и свои комментарии к ним, призванные продемонстрировать читателю порочность и опасность нынешней прививочной практики. Практически все без исключения главы подверглись переработке и исправлениям. Кроме того, была добавлена одна новая глава («Поствакцинальные осложнения»), в которой я хотел бы показать, каким образом адвокатам прививок на разных уровнях медицинской иерархии удается создавать статистику крайне малого числа поствакцинальных осложнений, соответствующую расхожей концепции «польза прививок намного перевешивает их риск». Как и в работе над первым изданием книги, я получил большую помощь от Александра Ястребова (СПб) и Александры Казачек (Мельбурн), за что искренне им благодарен. Некоторые старые и редкие материалы были найдены и предоставлены в мое распоряжение Розой Бородецкой (СПб), которой я хотел бы выразить свою глубокую признательность. Немало важных советов я получил в частной переписке и на форуме при моем Интернет-сайте. Я не имею возможности назвать все имена, но моя благодарность всем, кто помогал мне словом и делом в работе над вторым изданием книги, от этого не меньше.

    Я надеюсь, что оценка второго издания «Беспощадной иммунизации» читателями будет не ниже той, какой удостоилось ее первое издание. Все отзывы и замечания будут приняты автором с благодарностью.

    Александр Коток, апрель 2006 г.



    Прививки: основные проблемы

    Государство не имеет права жертвовать ни одним человеком, хотя бы даже для охранения миллионов, потому что каждый индивид имеет невознаградимую цену и стоит столько же, сколько миллион других. Подвергать же человека операции, которая в лучшем случае не приносит никакой пользы, но во многих других ставит на карту его здоровье и жизнь — это акт несправедливого посягательства на свободу личности, который не может быть оправдан даже в видах безопасности частных лиц.

    Д-р Лев Бразоль «Мнимая польза и действительный вред оспопрививания»(1884 г.)

    О конкретных болезнях и вакцинах мы будем говорить в отдельных главах, а настоящую главу я хотел бы посвятить проблемам, имеющим отношение к вакцинам и прививкам в целом. Прививочная практика ущербна с очень многих точек зрения — медико-биологической, правовой, этической, социологической, философской, экономической, и аргументированное обсуждение каждой из них легко обеспечило бы материалами довольно толстую книгу. Поэтому я ограничусь изложением вопросов лишь в самом общем их виде.

    Эта подмена терминов далеко не так безобидна, как может показаться, ибо создает у публики ложное впечатление, что прививка делает людей иммунными, то есть защищенными от какой-то болезни, невосприимчивыми к ней, если следовать строгому значению этого слова (от лат. immunire — укреплять изнутри, защищать или immunis — освобожденный, избавленный от чего-либо. Арнаудов Г. Terminologia medica polyglotta. Медицинская терминология на пяти языках. София, 1979, с. 204). На деле же иммунизацией является получение защитных антител из материнского молока или материнской крови, или же перенесение естественной болезни. Можно условно признать этот термин также подходящим для лечения сыворотками, полученными от гипериммунизированных людей или животных, но он совершенно неприменим по отношению к прививкам. Прививка не делает человека невосприимчивым к болезням х, y или z — наоборот, парентеральное введение вакцин превращает его в носителя хронической прививочной инфекции, последовательно ослабляя иммунную систему хозяина и уж никак не «иммунизируя» его! Очень точно выразила это мнение австралийский исследователь д-р Виера Шайбнер: «Иммунитет не является результатом введения патогена (и других инфекционных агентов и токсических веществ). Уже около ста лет официальные иммунологические исследования демонстрируют, что вакцинные инфекции не иммунизируют. Они сенсибилизируют, делают прививаемого более восприимчивым к тем болезням, защищать от которых были призваны, превращают его в хозяина чужеродной бактериальной и вирусной инфекции» (Scheibner V. Congressional Hearings on Hepatits В. 1999. Материал имеется на ряде сайтов в Интернете). Даже с точки зрения простого здравого смысла термин «иммунизация» не является верным. Иммунизация — это лишь желаемый результат процесса, называемого, как ни крути, вакцинацией. А будет ли на практике этот результат достигнут — совершенно отдельный разговор.


    Прежде всего, хотелось бы обратить внимание на необычность самой процедуры вакцинации, или, как ее еще называют, иммунизации — употребления последнего термина на страницах своей книги я буду избегать1. Когда мы говорим о том или ином виде лечения — его эффективности, осложнениях, о той цене (как в буквальном, так и в переносном смысле), которую приходится платить за то, чтобы избавиться от какой-то болезни или замедлить ее разрушительный для нашего здоровья ход, мы понимаем неизбежность некоей платы. Иногда лечение оказывается хуже самой болезни по своей тяжести или последствиям, — тогда пациент досадует и даже подает иски в суд против врачей, если считает, что лечением ему нанесен ущерб больший, чем могла бы нанести сама болезнь. Но не забудем: все, что пациент предпринимает, или дает разрешение предпринять врачам, он делает лишь с целью максимально возможного восстановления собственного здоровья. Он рискует, начиная даже самое безобидное лечение, и требует от медицины, чтобы она свела этот риск к минимуму. Однако риск был, есть и неизбежно будет. Таков характер медицины, ничто не в силах его изменить. И чем более агрессивной становится медицина, тем более возрастает степень такого риска для нас. Но эти рассуждения совершенно неприменимы к прививкам! Уникальность прививок как медицинского вмешательства состоит в том, что они подвергают опасности здоровых людей и не имеют своей целью улучшить их нынешнее состояние здоровья; декларируемая польза прививок относится к туманному будущему и основывается на статистических выкладках большей или меньшей степени достоверности (часто недостоверных вовсе — многие такие исследования прямо или косвенно финансируются компаниями-производителями вакцин), с помощью которых пытаются определить риск заболеть той или иной болезнью и риск серьезно пострадать от нее. От прививаемых требуется подвергнуть себя реальному риску расстройства здоровья и даже смерти (такую возможность не исключают и сами вакцинаторы) ради предполагаемой пользы его лично или в некоторых случаях других членов общества, как в случае прививания детей от краснухи. Но мало того. Согласно концепции «допустимых поствакцинальных реакций» (высокая температура, рвота, беспокойство, непрерывный крик ребенка и даже судороги) и так называемого поствакцинального периода— отрезка времени, следующего за прививкой, характеризующегося подавлением функций иммунной системы и, соответственно, высокой подверженностью различным заболеваниям, — вакцинаторы прямо заявляют, что быть больным после прививки — это нормально. При этом родителям никто с уверенностью не скажет, какие поствакцинальные реакции следует считать нормальными, а какие — патологическими, и сколько же длится этот самый поствакцинальный период для их конкретного, а не для среднестатистического ребенка, насколько он окажется тяжелым и когда можно будет, наконец, праздновать возвращение к прежнему состоянию здоровья при якобы имеющейся защите от привитой болезни. Равно как никто не гарантирует, что прививка не станет причиной пожизненной инвалидности, а то и вообще смерти (желающие проверить готовность врачей предоставить такую гарантию могут попросить педиатра подписать бумагу, согласно которой он берет на себя полную ответственность за исход прививки); при этом самые тяжелые последствия замалчиваются2. Согласно российскому прививочному календарю, в течение первых полутора лет жизни ребенок должен получить 9 (!) различных прививок, причем первую (от гепатита В) — в первые 12 часов жизни, а вторую (БЦЖ) — в возрасте 3-5 дней3. Таким образом, в течение первых 18 месяцев жизни ребенок совершенно законно должен быть почти постоянно болен, или, говоря языком прививочной пропаганды, «находиться в поствакцинальном периоде». Зададимся вопросом: каким же образом мыслится сделать ребенка более здоровым в будущем, если он постоянно нездоров в течение того самого времени, когда развиваются важнейшие системы организма, призванные обеспечить здоровье на всю жизнь? Вот что сообщают российские авторы: «При введении различных бактериальных и вирусных вакцин описаны однотипные изменения в иммунной системе, которые носят двухфазный характер. Первая фаза — иммуностимуляция, сопровождающаяся увеличением числа циркулирующих лимфоцитов, Т-хелперов, В-лимфоцитов. Вторая фаза — фаза транзиторного иммунодефицита. Она развивается через 2-3 недели после введения вакцины и характеризуется снижением численности всех субпопуляций лимфоцитов... и снижением их функциональной активности — способности отвечать на митогены, синтезировать антитела. У ряда привитых отмечался выраженный иммунодефицит продолжительностью до 4,5 мес... Вторая фаза необходима для ограничения иммунного ответа на антигены вакцины. Однако это ограничение распространяется на посторонние по отношению к вакцине антигены... Патогенетически поствакцинальный иммунодефицит неотличим от вторичных им-мунодефицитов, возникающих в ходе вирусных или бактериальных инфекций... Определенный вклад в развитие поствакцинального иммунодефицита может вносить развивающийся при вакцинации общий адаптационный синдром... который сопровождается угнетением выработки интерферона... Помимо изменения численности и функциональной активности различных субпопуляций лимфоцитов, вакцинация вызывает изменения и в системе неспецифической реактивности — угнетение активности комплемента, пропердина, лизоцима, бактерицидных свойств сыворотки крови, фагоцитарной активности лейкоцитов, что особенно выражено в первые 15 дней после прививки... а также интерфероновую гипореактивность, длительностью до 6 мес.»4.



    2 В 1957 г. в Ленинграде после прививки живой вакциной от полиомиелита скончались 27

    малышей (сообщено автору д-ром Нонной Кухиной, которая была в числе троих детей,

    тяжело заболевших, но выживших после этой прививки). В 1984 г. в оренбургской больни-

    це Газпрома после прививок погибли восемь новорожденных, несколько тяжело заболели.

    Вероятная причина — нарушение режима «холодовой цепи» на каком-то этапе (сообщено

    автору врачом, принимавшим участие в расследовании происшествия и просившим сохра-

    нить анонимность). Это только два происшествия, ставших известными автору книги со-

    вершенно случайно. А сколько их было всего — кто-нибудь может подсчитать? Сколько де-

    тей расплатились здоровьем и даже жизнью за двести с лишним лет массовых прививок?

    3 Анисимова Т. Б. Прививки: полный календарь, сроки, показания и противопоказания.

    Р/н/Д, 2003, с. 10.4 Кузъменко Л. Г. и др. Патология вакцинального процесса у детей. Вестник Российского университета дружбы народов. 1999, 2, с. 40-60. Там же авторы замечают: «Можно согласиться с мнением С. П. Карпова с соавт., что «явления, в медицинском обиходе деликатно именуемые «побочным действием вакцин», суть не что иное, как видимая часть айсберга, о подлинных размерах которого мы только начинаем догадываться».


    Многие ли из родителей задумывались над логикой прививочного посыла: «Взять здорового, чтобы сделать его непредсказуемо больным, для того, чтобы он в будущем стал более здоровым»? А если задумывались, неужели с ней соглашались?

    Трудно найти сегодня страну, где прививки делались бы насильно. Практически нет считающих себя демократическими стран, где родители не могли бы сделать свободный и осознанный выбор в пользу отказа от прививок. Однако действительно осознанный выбор может основываться лишь на полной информации, а вот с доступом к ней дела обстоят совершенно неудовлетворительно именно потому, что такая информация очень часто не только не в пользу прививок, но и прямо указывает на приносимый ими вред. Эта информация малодоступна не только для родителей, но и для медицинских работников. Редкий педиатр имеет достаточное представление о том, что входит в состав вакцин, каковы токсикологические характеристики этих веществ, какова их предельно допустимая концентрация (ПДК) в организме человека, какие описаны осложнения после введения вакцин. Даже вполне грамотный средний врач плохо разбирается в тонкостях функционирования иммунной системы, в том, как она развивается, какова природа аутоиммунных заболеваний, число которых в последние годы увеличивается в пугающих пропорциях параллельно все возрастающему количеству прививок5. При невероятной загруженности институтского курса откровенно «шлаковыми» и не имеющими никакого отношения к будущей медицинской практике дисциплинами — биологией, физикой, различными химиями (во многом повторение школьного курса в усложненном виде — дань тем канувшим в лету стародавним временам, когда абитуриенты приходили из классических гимназий, без твердых основ в естественных науках) — иммунология читается второпях и мимоходом, при этом даже не отдельно, а в курсе микробиологии, словно единственное предназначение иммунной системы — бороться с возбудителями болезней. В последнее время все чаще приходится слышать о конфликтах между иммунологами и практическими врачами — первые имеют куда лучшее представление о том, чем могут грозить прививки, а на долю вторых выпадает претворять в жизнь спускаемые сверху планы «прививочного охвата»6. Российские авторы пишут: «...В последние годы в связи с увеличением количества детей, перенесших тяжелые осложнения перинатального периода и имеющих гипоксическое поражение головного мозга... назрела необходимость уточнения календаря профилактических прививок для данной категории детей. Универсальность иммунных механизмов при ответе на инфекционные, токсические и стрессорные воздействия, важная роль аутоиммунных процессов... онтогенетические особенности иммунного ответа (в частности, апоптоз неонатальных В-лимфоцитов при массивной антигенной нагрузке, затруднение кооперации Т- и В-лимфоцитов новорожденных... неспособность неонатальных В-лимфоцитов к изотипическому переключению синтеза иммуноглобулинов с IgM на IgG) ставят под сомнение необходимость ранней антигенной стимуляции с профилактической целью и являются основаниями для тщательного динамического изучения данных аспектов с позиции современной науки. Тем не менее, действующие нормативные документы пока не учитывают вышеуказанных особенностей»7.

    5 Из недавнего материала на эту тему: «Аутоиммунные болезни поражают уже одного из каждых десяти человек в Европе и Северной Америке... их частота резко возросла в последние несколько лет, что документировано для сахарного диабета 1-го типа и рассеянного склероза... В последние десять лет накапливаются сообщения о различных побочных эффектах прививок, которые ранее не наблюдались или не признавались... Эти сообщения фокусируются на феномене аутоиммунности и на появлении полностью развившихся аутоиммунных болезней...». Авторы публикации, два израильских профессора из университетских госпиталей «Асаф Ха-Рофе» и «Шиба», заключают ее следующим образом: «Существуют ясные указания на то, что прививки могут вызывать и, вероятно, вызывают аутоиммунные побочные эффекты и могут даже запустить полноценные аутоиммунные болезни, хотя и довольно редко...» (Tishler M., Shoenfeld Y. Vaccination May be Associated with Autoimmune Diseases. 1MAJ 2004; 6:430-432). Все еще «довольно редко»! Сколько же детей должны пострадать от аутоиммунных последствий прививок, чтобы это удовлетворило «научным критериям» — столь строгим, когда речь заходит о том, чтобы признать связь прививок с болезнями и смертями после них, и столь мягким, когда обсуждается польза прививок? См. также Molina V., Shoenfeld У. Infection, vaccines and other environmental triggers of autoimmunity. Autoimmunity. 2005; 38(3): 235-245. Благодарю проф. И. Шенфельда за любезно присланные материалы. К слову, способность углеводородных масел, использующихся в вакцинах в качестве адъювантов, к числу которых принадлежит, например, сквален, вызывать аутоиммунные реакции уже показана и в эксперименте. См. Kuroda Y. Autoimmunity induced by adjuvant hydrocarbon oil components of vaccine. Biomedicine & Pharmacotherapy. June 2004; (58)5:325-337.
    А что же мешает учитывать? Необходимость максимального «прививочного охвата», не считаясь ни со здоровьем детей, ни с научными данными?

    6 Наличие этого кризиса во взаимоотношениях между «теоретиками» и «практиками» было, например, подтверждено на недавней престижной международной конференции, собравшейся отметить двухсотлетие дженнеровского эксперимента и столетие со дня смерти Пастера: «Иммунология, когда-то поднявшаяся благодаря вакцинологии, сейчас занимается более теоретическими и престижными вопросами. Некоторые иммунологи считают, что встреча вакцинологии и иммунологии была лишь исторической случайностью. Иммунологи задаются вопросом о долгосрочных последствиях прививок. Например, не связано ли увеличивающееся количество лимфом с прививками? В свете появления «новых вирусов» — нет ли замены старых болезней, вытесняемых прививками, на новые, более опасные?» (Moulin A.-M. Philosophy of Vaccinology // Vaccinia, Vaccination, Vaccinology. Jenner, Pasteur and their successors. International Meeting on the History of Vaccinology, 6-8 December 1995, Marnes-La-Coquette, Paris, France. Paris, 1996, p. 21).

    7 Володин Н. Н., Дегтярева М. В. Иммунология перинатального периода: проблемы и перспективы. Педиатрия, 2001, 4, с. 4-8.


    Информация о том, что вакцины неэффективны, а их применение может быть небезопасным, тщательно фильтруется, чтобы родителям не попадались на глаза «неправильные», не соответствующие официальным представлениям исследования, которые могут поставить под вопрос родительское согласие на прививку детям. Вот что писал известный американский педиатр, профессор медицинского колледжа при Иллинойском университете Роберт Мендельсон (1922-1988) в книге «Как вырастить здорового ребенка... вопреки вашему доктору»: «На форуме Американской академии педиатрии (ААП) в 1982 г. была предложена резолюция, призванная обеспечить такое положение вещей, при котором родителей информировали бы о пользе и о риске прививок. Резолюция настаивала на том, чтобы «ААП подготовила на ясном и доступном языке информацию, с которой благоразумный родитель захотел бы ознакомиться, относительно пользы и риска календарных прививок, риска болезней, которые могут быть предотвращены вакцинами, и относительно наиболее общих побочных реакций на прививки и лечения их». Вероятно, собравшиеся доктора не сочли, что «благоразумным родителям» может быть разрешен доступ к информации такого рода, так как резолюцию отвергли!»8. Вакцинаторы открыто признают, что «лишняя» информация может повредить их прививочным успехам: «Создатели брошюр должны определить то основное, что пациент (или родитель) должен узнать, чтобы повести себя нужным образом. Тогда не требуется останавливаться на деталях. При написании брошюры нужно стремиться к созданию желаемого поведения, а не глубоких знаний»9. Под стать этому откровению рекомендация ответственного за выпуск информационных брошюр для родителей д-ра Мартина Смита из Департамента здравоохранения США: «Обилие и сложность материала... могут запутать родителей и без нужды вызвать их беспокойство»10. Подобные примеры сокрытия негативной информации о прививках можно умножать без счета.

    8 Mendelsohn R. How to raise a healthy child... in spite of your doctor. NY, 1984, p. 233.

    9 Parent Comprehension of Polio Vaccine Information Pamphlets. Paediatrics. June 1996; 97:6-

    809. Новозеландское «Общество осведомленности об иммунизации» («The Immunisation

    Awareness Society Inc.»), процитировав эти слова, добавило в своем пресс-релизе от 22

    сентября 2002 г. краткий комментарий: «Повести себя нужным образом» означает до

    биться как можно большего числа родителей, делающих своим детям прививки. «Дета

    ли», на которых не требуется останавливаться, вовсе не те, которые родителям действи

    тельно нет нужды знать, а те, которые не помогут добиться максимальной вакцинации.

    Другими словами, «не предоставляйте ту информацию, которая может заставить родите

    лей отказаться от прививок. Предоставляйте только ту информацию, которая заставит их

    эти прививки сделать». Перевод Е. Шевенковой (Окленд, Новая Зеландия).

    110 Vaccine brochures: AAP proposes changes. AAP News June 1989, p. 2. Цит. no: Neustaedter

    R. The Vaccine Guide. Making an Informed Choice. Berkeley, California, 1996, p. xi.

    111111 Illich I. Medical Nemesis: The Expropriation of Health. NY, 1976, p. 40.

    1112 Health Aspects of Human Rights. Geneva: World Health Organization, 1976, p 42. Цит. по:

    Diodati С J. M. Immunization: history, ethics, law and health. Quebec, 1999, p. 15. К этой

    очень интересной книге Кэтрин Диодати я буду обращаться и в дальнейшем, поэтому

    мне хотелось бы сказать несколько слов об авторе. Вопросом прививок Диодати занялась

    после происшествия, закончившегося, к счастью, благополучно. Будучи молодой мамой

    и слепо, как почти все родители, веря медикам, она отнесла свою маленькую дочь на

    третью прививку DPT (АКДС). Получив прививку, абсолютно здоровая до того девочка

    много часов кричала, а затем на неделю впала в коматозное состояние, не реагируя на

    раздражители. Приглашенный доктор не только отверг какую-либо связь с прививкой, но

    обозвал мать истеричкой и потребовал, чтобы она и в будущем делала ребенку прививки.

    Ни слова о возможности побочных эффектов сказано не было. Результатами самостоя-

    тельного изучения вопроса стали полный отказ Диодати от всех дальнейших прививок

    для своего ребенка и написанная в Виндзорском университете (Канада) в 1998 г. работа

    на степень магистра под названием «Биомедицинская этика: этический аспект массовой

    иммунизации» (там же, pp. vi-vii).

    Впрочем, если бы все ограничивалось лишь вопросом личной информированности и личных представлений о том, что такое хорошо и что такое плохо для собственных детей и для себя, то со всеми прививочными несуразностями можно было бы смириться. В конце концов, прививки были бы просто личным делом каждого члена общества или его опекунов. Однако далеко не бескорыстные адепты прививочных теорий стараются подмять под себя все общество (и для проведения такой политики они, к несчастью, располагают соответствующими средствами). Американский социолог Иван Иллич справедливо заметил в своей знаменитой книге «Немезида медицины», переведенной на множество языков, что «медицина подрывает здоровье не только посредством прямой агрессии против индивида, но и через влияние своих социальных организаций на все окружение»11. Говоря о прививках, надо подчеркнуть особую опасность прививочной концепции коллективного иммунитета. «Вакцинация — это не личное дело. Это в сущности своей общественный вопрос, поскольку предназначение большинства прививочных программ — выработка коллективного иммунитета», — заявила ВОЗ на своей 13-й ассамблее12. Согласно этой концепции, для того, чтобы прекратить циркуляцию возбудителя той или иной инфекционной болезни, необходимо, чтобы определенный процент населения имел к ней иммунитет. Тогда те, что не имеют иммунитета, будут также защищены. Речь идет не о 20%, не о 50% и даже не о 70% так называемого иммунного населения. Для некоторых болезней (например, дифтерии, кори, коклюша) называется даже цифра в 95% (!), и ни для одной «управляемой прививками» болезни она не должна быть ниже 80%13. По мере расширения прививочных программ в планетарном масштабе у населения появляется все меньше возможностей получать антигенные «толчки» от природных возбудителей и поддерживать, таким образом, свой иммунитет. Естественный иммунитет теряется в человеческом обществе; заменить возбудителя призваны регулярные массовые прививки, и для достижения вожделенного коллективного иммунитета надо прививать всех или почти всех, при этом постоянно. Но как же этого достичь, когда согласно заявлениям, например, российских педиатров действительно здоровые дети (то есть именно те, кого прививать по прививочным меркам можно) фактически стали редкостью, число хронически больных и требующих постоянного наблюдения и лечения достигает четверти-трети всей детской популяции, а по иным данным — и половины и даже больше? Тогда в угоду вышеупомянутой концепции начинают уменьшать «неоправданно большое число противопоказаний»14 и прививать также и больных, калеча, а иногда и убивая их. Разумеется, все эти «отдельные факты» не афишируют, чтобы не подвергать сомнению прививочные теории и гарантировать безопасность тем, кто их осуществляет на практике15. Несмотря на однозначное требование российского Закона об иммунопрофилактике инфекционных болезней № 157-ФЗ от 17 сентября 1998 г., согласно которому проводить профилактические прививки можно лишь «с согласия граждан, родителей или законных представителей несовершеннолетних и граждан, признанных недееспособными в порядке, установленном законодательством РФ» (статья 11.2), прививки детям в роддомах, детсадах и школах делают без ведома родителей16; игнорируется и право граждан на «получение от медицинских работников полной и объективной информации о необходимости профилактических прививок, последствиях отказа от них, возможных поствакцинальных осложнениях» (статья 5.1). Родителей вынуждают согласиться на прививки детям методами бюрократического нажима — это орудие также эффективно, когда речь идет о взрослых. Среди излюбленных методов принудительной вакцинации, например, отказ в приеме на работу или в выплате зарплаты или социальных пособий; для студентов — отказ допустить к сессии или перевести на другой курс. Хотя право граждан на компенсацию в случае возникновения поствакцинальных осложнений закреплено в том же законе (глава V — «Социальная защита граждан при возникновении поствакцинальных осложнений», статьи 18-21), медицинские чиновники предпринимают все возможные меры, чтобы оставить пострадавших без этой компенсации, благо деньги на ведение судебных процессов казенные, а затягивать такие процессы бесконечными экспертизами, переносами заседаний и пр. можно на долгие годы, изнуряя истцов морально и финансово.

    13 Например, «...отечественный и зарубежный опыт прививочной работы убедительно

    свидетельствует о том, что без 90-95% охвата прививками восприимчивого населения в

    декретированные сроки нельзя добиться значительных и стойких результатов» (ТайцБ. М.,

    Рахманова А. Г. Вакцинопрофилактика. Краткий справочник. 3-е изд., СПб, 2001, с. 302).

    Или: «...Выраженный эффект при вакцинопрофилактике достигается только в тех случа

    ях, когда в рамках календаря прививок иммунизируется не менее 95% детей» (Онищенко

    Г. Г. Иммунопрофилактика как инструмент сохранения здоровья населения и увеличения

    продолжительности жизни. Эпидемиология и инфекционные болезни, 2004, 6, с. 4-8).

    14 «...Чрезмерное расширение противопоказаний приводит к уменьшению иммунной

    прослойки и распространению инфекционного заболевания. В результате при возникно

    вении инфекций здоровью непривитых наносится большой ущерб» (Адамович М. М. и др.

    Иммунопрофилактика инфекционных болезней. Минск, 2002, с. 30-31).

    15 В архивах Минздрава СССР мне удалось найти очень любопытный «Перечень сведе

    ний, не подлежащих опубликованию в открытой печати, передачах по радио и телевиде

    нию. ..», утвержденный тогдашним министром здравоохранения СССР С. П. Буренковым

    10 апреля 1981 г. В этот перечень входит п. 96 — «Сведения о количестве поствакци-

    нальных осложнений числом более 5 случаев, возникших одномоментно при проведении

    массовых и календарных прививок, постановке диагностических проб, возникших при

    введении гаммаглобулинов и лечебно-профилактических сывороток, — без разрешения

    Минздрава СССР...» (Минздрав СССР. Оперативные приказы (ДСП). ГАРФ, ф. 8009, оп.

    50, д. 9138, л. 186-187).

    16 Еще до принятия закона «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» сотрудник Института философии РАН к.ф.н. П. Д. Тищенко писал: «Существующая практика принудительной вакцинации нарушает следующее фундаментальное право пациентов, записанное в статье 32 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан»: «Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина». При проведении прививок ни пациенты, ни их родители или опекуны (если речь идет о детях) не информируются в обязательном порядке о противопоказаниях и риске возможных осложнений данного рода медицинского вмешательства. Согласие получается сплошь и рядом формально, пациенты не информируются о своем праве на отказ от прививок» (Тищенко П. Д. Вакцинация и права человека // Вакцинопрофилактика и права человека. Доклад РНКБ. М., 1994). Хотя закон и был принят, ничего не изменилось. И не может измениться, пока медики будут заинтересованы не в здоровье своих пациентов, а в выполнении абсурдных планов повального «охвата». Российский «Медицинский вестник» (2005, 20, с. 7) в статье «Вирус лидерства совсем не вреден» сообщает об успехах детской городской больницы № 3 г. Тулы и перечисляет такие ее достижения за последние годы — первое место в конкурсе вакцинопрофилактики, лучшая медсестра прививочного кабинета, первое место в «Медик-шоу» (защита прививки АКДС — мюзикл на сюжет «Снежной королевы»)... Но нет ни слова о том, насколько здоровее стали тульские дети от столь впечатляющих достижений своей городской больницы. Наверное, похвастаться нечем?


    Здесь надо отметить, что сама теория коллективного иммунитета создавалась в начале XX в., когда в человеческом обществе имелся естественный иммунитет к болезням и требовалось привить сравнительно небольшое число людей, не имеющих этого иммунитета. Это казалось вполне достижимой целью. Теперь же эта концепция применяется к совершенно другому времени, к совершенно другой эпидемиологической обстановке, и никто не может сказать, является ли она вообще верной.

    Таинство принадлежности к коллективному иммунитету заставляет вспомнить о нацистской Германии, где допуск к социальным благам находился в прямой зависимости от искусственно выдуманного фактора — «расовой чистоты». Сегодня прививки, являясь показателем «эпидемиологической чистоты», также служат гарантией допуска к определенному минимуму социальных благ. Например, непривитым детям в некоторых странах бывшего СССР и бывшего «социалистического лагеря» запрещено посещать дошкольные заведения и школы. Концепция прививочного коллективного иммунитета предполагает, что часть прививаемых должна быть принесена в неизбежную жертву поствакцинальным осложнениям. Прививочная пропаганда и не стремится это отрицать; она лишь пытается преуменьшить число потенциальных пострадавших и вообще значение опасности осложнений, заявляя, что «осложнения бывают очень редко», и раздувая страхи перед болезнями («опасность болезни намного превышает риск прививки»). Однако вряд ли общество может выиграть, прежде всего в моральном плане, увеча и уничтожая своих здоровых членов ради пользы общества «в целом». Оно ведь не уничтожает неизлечимо больных или инвалидов (что, кстати, также практиковалось в нацистской Германии и на заре человеческой расы там, где не могли прокормить растущее население), являющихся его заведомо убыточными статьями; а раз так, то еще меньше обоснованы ритуалы прививочного человеческого жертвоприношения. Кроме того, живущие за счет прививок «специалисты» ведут кампании против граждан, отказывающихся подчиниться прививочному шантажу. При этом вакцинаторов не смущает, что они пытаются ставить под сомнение правомерность существующих законов, принятых в соответствии с Конституцией, — они совершенно уверены в собственной безнаказанности. Вот, например, что пишется в брошюре, выпущенной по заказу (!) Министерства здравоохранения РФ: «... Почему же мы так дружно осуждаем родителей, не обращающих на своих детей должного внимания, наказывающих их, отдающих их в дома ребенка, и как само собой разумеющееся воспринимаем то, что именно родители обретают (вероятно, имелось в
    виду «обрекают». — А. К.) невакцинированных по своей воле детей на тяжелые заболевания. Оставляя ребенка без вакцинации, родители создают угрозу не только его здоровью, но и здоровью окружающих. Ведь он, заболев, может заразить тех, у кого вакцинальный иммунитет оказался недостаточным или угасшим...»17. Публикации такого рода, откровенно подстрекательские по своей сущности, проходят мимо внимания прокуратуры, хотя единственное их предназначение — настроить общественное мнение против людей, реализующих данное им законом право на отказ от прививок, и спровоцировать конфликты. Под стать этому — интервью главного педиатра Москвы А. Румянцева (АиФ-«Здоровье», 09.04.2003): «Не хочешь прививать ребенка — будь готов к его болезням... Сознательные родители делают ребенку не только бесплатные прививки от 9 заболеваний, но и спрашивают у врача, какие надо сделать еще. Да, прививки, не входящие в официальный план, платные, но стоимость одной вакцины равняется цене одной бутылки водки. Или вы выпьете сегодня эту бутылку, или ваш ребенок будет защищен, например, от пневмококка или менингита...». Так населению внушается мысль, что отказ от прививок неминуемо «обрекает детей на тяжелые заболевания», а отказываются от прививок своим детям одни лишь алкоголики и маргиналы, хотя на самом деле все обстоит с точностью до наоборот: именно те образованные родители, что хорошо изучили тему прививок, отказываются от них, а соглашаются на прививки, как правило, те, кто привык бездумно верить врачам и примитивной пропаганде.

    Пока что мы говорили больше о философских и правовых аспектах проблемы. Теперь нужно уделить внимание медицинским аспектам прививок.

    Как известно, перед выходом нового лекарства на рынок оно должно пройти немало различных проверок — сначала тестирование в лаБораториях.
    ----------------------------------------------
    Сообщение отредактировано пользователем SorrowfulAngel 16.05.2010 - 11:44
    ----------------------------------------------
  • Пишет SorrowfulAngel
    , 14 мая 2010, 12:05
    Поствакцинальные осложнения

    Даже после исключения, казалось бы, всех причин, кроме вакцинации, во многих случаях остаются сомнения в причинной связи осложнения с прививкой.
    Бектемиров Т. А.
    «Современные подходы к изучению
    поствакцинальных реакций и осложнений»
    («Вакцинация», 2000, июль-август)1
    Незадолго до того, как я начал работать над вторым изданием «Беспощадной иммунизации», новозеландская журналистка Хилари Батлер прислала мне рукопись своей новой книги. Один фрагмент из биографии Хилари навел меня на мысль написать отдельную главу о поствакцинальных осложнениях. Речь шла о событиях, последовавших вслед за публикацией статьи Кирстен Ворнер «Что опаснее: прививки или болезни?» в «Нью Зилэнд Геральд» 1 февраля 1986 г. Для своей статьи автор использовала доклад «Иммунизация: другое мнение» Батлер, прочитанный последней на собрании «Ассоциации за домашние роды» в Гамильтоне 2 ноября 1985 г. «Внезапно наш телефон стал беспрерывно звонить. Казалось, что родители, которые столкнулись с прививочными проблемами, внезапно заполонили Новую Зеландию. Звонившие родители думали, что они были единственными, чьи дети пострадали от прививок. Самым интригующим было то, что всем им медики заявляли, что проблемы были чистым совпадением и никакой связи с прививками не имели. При этом те врачи, что были немного образованнее, сообщали родителям, что серьезные реакции на прививки составляют «одну на миллион» с подтекстом, что такова плата, которую нужно уплатить, чтобы защитить общество. Принимая во внимание численность населения страны, в любом случае получалось, что они — единственные, кому так не повезло. Один педиатр в течение трех лет успел поставить в известность четыре пары родителей (две из них мне знакомы), что их дети были «единственными на миллион». В то время население страны не превышало 4 миллиона человек. Когда эти родители наконец встретились и поделились друг с другом своим опытом, они не удивились. Родители, принявшие такие объяснения медиков, замолчавшие и продолжившие жить так, как жили, были удобны для медицинской профессии. Большинство верили, что их любимые дети на самом деле были единственные, с кем это случилось, и считали, что никакого выбора не было. Скорее всего, они даже не знали о возможности подать иск в страховую корпорацию. Об этом доктора им не говорили. Но оказалось, что никто из родителей не забыл, как их дети отреагировали на прививки. Статья открыла ящик Пандоры. Поскольку большинство новозеландцев не читали газету, можно только догадываться, сколько же на самом деле было родителей, которые могли бы рассказать подобные истории».

    Это наблюдение, сделанное около двадцати лет назад в далекой и вполне благополучной стране, ежедневно подтверждается повсюду, где родители пытаются выяснить, что случилось с их ребенком после прививки. В ответ они неизменно слышат либо что никакой связи прививки и последовавшей за ней болезни ребенка нет, речь идет всего лишь о совпадении, либо что наблюдающееся осложнение на прививку — это такая редкость, о которой нет смысла даже говорить, от судьбы-де не уйдешь. В то же время любая интернетовская дискуссия или даже самая скромная попытка журналистского расследования неизменно обнаруживают десятки случаев поствакцинальных осложнений, нередко достаточно серьезных, при этом в сравнительно небольшой группе людей, в кругу родственников, ближайших знакомых и друзей. Достаточно поговорить с родителями детей, страдающих от эпилепсии, умственной отсталости или аутизма, или со специалистами по реабилитации, чтобы убедиться, что прививкам принадлежит если не ведущая, то во всяком случае далеко не последняя роль в развитии этих болезней. Очень многие родители совершенно четко разделяют состояние здоровья своих детей до и после прививок. Принимая во внимание размеры России и масштабность прививочного «охвата», даже по самым скромным подсчетам должны получиться десятки тысяч осложнений средней и легкой степени тяжести, и многие сотни, а скорее всего и тысячи — тяжелых. Каким же образом выходит так, что статистика, публикуемая на сайте Российского федерального центра Госсанэпиднадзора, информирует нас о нескольких сотнях случаев осложнений в год всего? Именно с этим вопросом я хотел бы разобраться в этой главе.

    Поствакцинальные осложнения неизменно сопровождают прививки с момента появления тех в медицинской практике. Из главы «Натуральная оспа: с чего все начиналось» читатели узнают о жертвах экспериментов Дженнера с гноем, полученным из язв на коровьем вымени и на лошадиной бабке, а также о тех усилиях, которые предпринимал основатель прививания, дабы неприятные факты осложнений от изобретенных им прививок не стали достоянием общественности. Его последователи также старались сделать все возможное и невозможное для сокрытия последствий вакцинаций. Директора сети институтов Пастера десятилетиями отрицали факты осложнений и смертей от антирабической вакцины, прививками которой они пытались предотвратить развитие бешенства. В предыдущей главе я уже указывал, что массовость «охвата», от которого зависит благосостояние вакцинаторов, зависит, в свою очередь, от степени общественного доверия к прививкам, и даже одна смерть от вакцинации, о которой узнает широкая публика, располагающая законным правом на отказ, может подорвать доходность прививочных кампаний. Кроме того, рассуждения об экономической эффективности прививок предполагают, что осложнений должно быть очень мало и они не должны быть серьезными. Признание сотен и тысяч случаев смертей и инвалидностеи следствием прививок должно неминуемо повлечь за собой выплату компенсаций из социальных фондов. Если к огромным затратам на прививки добавятся еще и весьма чувствительные компенсации семьям умерших, выплаты за инвалидность (не так уж редко пожизненную) и на пособия по уходу за заболевшим привитым, то власти рано или поздно не смогут оставить это без внимания. Поэтому сокрытие осложнений важно не только с политико-пропагандистской, но и с чисто экономической точки зрения2. Российские мастера прививочного дела любят переписывать друг у друга следующее парадное заявление ВОЗ: «Выявление поствакцинальных осложнений с последующим их расследованием и принятыми мерами повышает восприятие иммунизации обществом и улучшает медицинское обслуживание. Это, в первую очередь, увеличивает охват населения иммунизацией, что приводит к снижению заболеваемости. Даже если причина неблагоприятного события не может быть установлена или оно было вызвано вакциной, сам факт расследования случая медицинскими работниками повышает доверие общества к прививкам»3. Звучит это красиво, но к реальности никакого отношения не имеет. Никогда и ни в одной из стран мира за «охват населения иммунизацией» вакцина-торы не боролись посредством активного выявления и расследования поствакцинальных осложнений. Правильным будет сказать, что все делается как раз наоборот — все, так или иначе связанные с прививками, прилагают максимум усилий, чтобы осложнение не было признано вообще. В другом, менее парадном и куда более приближенном к жизни заявлении прививочные специалисты из ВОЗовской Панамериканской рабочей группы по безопасности иммунизации отдела вакцин и иммунизации (Working Group on Immunization Safety, Division of Vaccines and Immunization) объясняют медицинским чиновникам на местах, как на самом деле требуется себя вести, чтобы прививок не стало меньше. И самое главное, что необходимо предпринять, это следующее: «Как только будет выявлена РПСВИ (реакция, предположительно связанная с вакцинацией или иммунизацией. — А. К), медицинский работник должен информировать родителей или опекунов ребенка о безопасности иммунизации, убедить их в этом и объяснить им, что данная реакция, может быть, просто совпала по времени с вакциной, но причинно с нею не связана»4. Вот вам и «выявление поствакцинальных осложнений с последующим их расследованием»!

    2 В статье, опубликованной пятью сотрудниками московского Центрального НИИ эпидемиологии МЗиСР РФ среди которых есть даже профессор, совершенно серьезно написано следующее: «Затраты на лечение поствакцинальных осложнении. Используемые показатели: число привитых по контингентам - 1 452 тыс., частота осложнении - З/о, число осложнений 43 578 случаев, стоимость 1 случая - 10 руб. Всего затраты составили 726 тыс. руб.» (Филатов И. Н. и др. Экономическая эффективность вакцинопрофилактики гепатита В в условиях Москвы. Эпидемиология и инфекционные болезни, 2004.,5. с. 14-15). Дело здесь не в том, что умножение 43 578 на 10 никогда не даст в итоге 726 тыс. десять рублей — стоимость проезда на автобусе — объявлены стоимостью одного случая осложнений! При этом, учитывая, что обычно для таких оценок берут средние величины, необходимо допустить, что некоторые случаи должны стоить меньше 10 руолеи. JTO уровень публикаций в ведущем российском профессиональном журнале по эпидемиологии и инфекционным болезням...

    3 См., например, Озерецковский Н. А. Система регистрации и расследования поствакци
    нальных осложнений в России. Вакцинация, 2000, март-апрель; «Мониторинг поствакци-
    нальных осложнений и их профилактика. Методические указания МУ 3.3.1.1123-02 (утв.
    Главным государственным санитарным врачом РФ 26 мая 2002 г.)» или Федоров А. М.
    и др. Поствакцинальные осложнения. Детские инфекции, 2004, 2(7), с. 17-19.
    4 Безопасность иммунизации. Что необходимо делать при развитии реакций, предполо-
    жительно связанных с вакцинацией или иммунизацией? (Панамериканская организация
    здравоохранения, РАНО/WHO, Вашингтон, 2002, с. 12). Заслуживают внимания и другие
    откровения и полезные советы из этого документа: «В контексте РПСВИ критической
    ситуацией следует считать такую ситуацию, когда возникает реальная опасность утраты
    населением доверия к вакцинам или к службам, осуществляющим иммунизацию насе-
    ления, причиной чего стали сообщения о возникших побочных реакциях... Всегда нуж-
    но составлять планы мероприятий, которые должны проводиться при возникновении
    любой поствакцинальной реакции... Критическая ситуация может быть... следствием отсутствия планирования, неправильной работы с представителями средств массовой информации, отсутствия поддержки со стороны населения или недостаточного объема и низкого качества информации по вопросам иммунизации... Установите деловые отношения со средствами массовой информации, прежде всего с журналистами, специализирующимися на проблемах медицины и здравоохранения. Необходимо постоянно обеспечивать средства массовой информации общей информацией по медицинской тематике... Особое внимание уделяйте установлению контактов с наиболее авторитетными журналистами, чья поддержка может потребоваться вам в случае возникновения критической ситуации... Заручитесь поддержкой со стороны местных работников, ответственных за связь со средствами массовой информации... Проведите самоусовершенствование и обучение других сотрудников программ иммунизации (в том числе и работников высшего уровня). Включите в учебные группы и работников местного звена, чтобы представить их средствам массовой информации. Необходимо уделить специальное внимание подготовке письменных материалов и обучению специалистов тому, как следует давать интервью корреспондентам газет, радио и телевидения. Расскажите персоналу о целевых группах населения и о важности языка жестов... Организуйте помощь людям, столкнувшимся с проблемой поствакцинальных реакций, — например, оплатите все дополнительные расходы или организуйте консультативную помощь по телефону и информируйте об этом общественность. Рассмотрите возможность привлечения к решению проблемы представителей власти, знаменитых спортсменов и других широко известных личностей, которые выразили желание публично поддержать программу вакцинации... Не давайте информацию, о которой вас не спрашивали и которая может создать щекотливую ситуацию» (с. 21-25, 30). Материал доступен в Интернете.
    5 Бектемиров Т. Л. Побочное действие вакцин. Вакцинация, 2000, март-апрель.

    За двести лет существования прививок вакцинаторы разработали целую систему, позволяющую «научно обосновывать» отсутствие связи между прививками и болезнями и уходить от ответственности. Разберем основные приемы.
    В первую очередь, это терминологические хитрости. Вот что пишет Т. А. Бектемиров из ГНИИСКа им. Л. Тарасевича: «Различия между постпрививочными реакциями и поствакцинальными осложнениями весьма условны, и наметить четкую грань между ними довольно трудно. Поэтому оба типа реакций объединяют термином побочные реакции»5. Такое расширительное толкование можно было бы только приветствовать (в самом деле, что бы ни последовало за прививкой, все будет честно считаться побочной реакцией), однако трюк в том, что побочные реакции никто не подсчитывает и никто за них не отвечает. Поводом для разбирательств и последующей выплаты компенсаций могут быть только поствакцинальные осложнения, границы между которыми и постпрививочными реакциями, как нам только что объяснили, «весьма условны». Не требуется быть провидцем, чтобы предположить, что максимум возможного списывается именно на постпрививочные реакции или другое столь же нейтральное обозначение проблемы, связанной с прививками. Соответственно, когда к педиатру обращается родитель с жалобой на то, что у ребенка уже третий день после прививки температура под сорок градусов и он постоянно кричит, педиатр лишь пожимает плечами: извините, это постпрививочная реакция, так и должно быть, разве что чуток послабее, но все равно не страшно, это ведь не осложнение... Фокус со сменой вывесок чаще всего проходит тогда, когда реакция, какой бы острой ни была, длится несколько дней и отступает, создавая обманчивое впечатление, что никаких последствий не останется. К сожалению, впечатление и на самом деле обманчиво. В советской прививочной монографии, увидевшей свет 38 лет назад, сообщалось: «...Статистически учитываются лишь те больные, которым ставится клинический или анатомический диагноз энцефалита, и совершенно не поддаются учету так называемые поствакцинальные энцефалопатии или кратковременные судорожные состояния, которые, тем не менее, по данным электроэнцефалографии, могут сопровождаться выраженными нарушениями со стороны центральной нервной системы... Последствием подобного рода энцефалопатии у детей первого года жизни могут быть остаточные явления различной длительности и интенсивности, вплоть до формирования настоящей эпилепсии. Кроме того, при энцефалопатии значительно снижается общая сопротивляемость ребенка, что предрасполагает его тем самым к различным интеркуррентным заболеваниям (пневмония, кишечные инфекции и т.п.)»6.
    Профессор А. Ратнер (1934-1994) в своей книге писал: «...Осложнения после профилактических прививок и часты, и многообразны. Они зависят от многих факторов. Одним из самых частых видов осложнений являются пароксизмы судорог, иногда единичные и навсегда исчезающие, иногда частые и регулярно повторяющиеся даже спустя значительное время после прививки. Через нашу клинику прошло 80 больных детей, у которых первые судорожные пароксизмы возникли непосредственно после профилактических прививок. Анализ этих пароксизмов, как и следовало ожидать, не выявил никаких отличий от эпилептических припадков хотя бы потому, что во всех без исключения случаях судороги были тонико-клонические. На фоне внезапной потери сознания развивалась тоническая фаза припадка, вслед за которой через 20—40 с. появились клонические судороги, иногда с упус-канием мочи, постприпадочным сном. Лишь в отдельных случаях дело ограничивалось одним таким припадком, чаще они повторялись 2-3 раза, в половине наблюдений независимо от прививки и других факторов трансформировались затем в банальную эпилепсию. У 7 из 80 больных сразу после прививки возникли не одиночные припадки, а эпилептический статус со всеми его известными проявлениями, но даже столь серьезное осложнение поначалу не было должным образом оценено врачами, поскольку «после прививки так не бывает»... Н. Я. Покровская (1983) изучила 100 препаратов головного мозга детей, погибших после профилактических прививок при развившихся судорожных пароксизмах. Лишь в одном случае из 100 морфологически был доказан энцефалит. В остальных 99 наблюдениях никаких морфологических изменений в мозгу обнаружено не было. Это позволяет прийти к выводу, теперь уже морфологически обоснованному, что самая частая причина прививочных судорог — существующая субклинически перинатальная патология головного мозга, скрытая судорожная активность, а прививка может быть причиной срыва существующей компенсации... В каждом случае поствакцинальной эпилепсии мы считаем необходимым проводить длительное противосудорожное лечение, как при обычной эпилептической болезни, ибо осложнения ее так же часты и так же опасны»7.
    Механизмы, посредством которых прививки вызывают энцефалиты, энцефалопатию и эпилепсию, не являются предметом рассмотрения в этой главе; цитату я привел для демонстрации существования проблемы. Обратим внимание, что у невролога, профессора-клинициста не вызывает сомнений, что «осложнения после профилактических прививок и часты, и многообразны».
    Однако даже когда для беспристрастного наблюдателя очевидно, что развилось настоящее тяжелое поствакцинальное осложнение, арсенал вакцинаторов далеко еще не исчерпан. В конце XIX в. д-р Лев Бразоль писал: «...Когда приводятся несомненные случаи дурных и смертельных последствий вакцинации, как-то: катаральная пневмония и другие болезни дыхательных органов, желудочно-кишечные катары, родимчик и всякие другие судорожные и нервные болезни, экземы и другие накожные сыпи и проч., то у защитников оспопрививания в каждом отдельном случае наперед готово уже возражение, что дитя могло заболеть и умереть помимо вакцинации, что причинная зависимость между вакцинацией и последовавшей болезнью или смертью не доказана»8. Спустя 117 лет два российских вакцинатора прекрасно иллюстрируют слова Бразоля таким объяснением для родителей: «...Большинство серьезных заболеваний после введения вакцины не являются осложнением вакцинации, а представляют собой «обычные» болезни — ОРВИ, аппендицит, менингит, пневмонию и многие другие. Ведь введя вакцину против, например, кори или свинки, мы никоим образом не защищаем ребенка от всех других болезней. На первом году жизни ребенка прививают четырежды, так что 4 месяца из 12 он находится в поствакцинальном периоде, поэтому все болезни можно связать с прививкой. К сожалению, так оно часто и происходит...»4. Да, именно так и происходит, поскольку родители видят здорового ребенка до прививки и больного ребенка практически немедленно после прививки — и, не владея творческой прививочной логикой, согласно которой перелом ноги не имеет никакого отношения к предшествовавшему падению в яму, обвиняют прививки в болезнях своих детей. Тезис о внезапно «присоединившихся» болезнях активно развивают в прививочной литературе, как в популярной, так и в специализированной: «Появление клинических симптомов после введения вакцины вовсе не означает, что именно вакцина вызвала эти симптомы. Последние могут быть связаны с присоединением какой-либо интеркуррентной инфекции, которая может изменить и утяжелить реакцию организма на прививку, а в ряде случаев способствовать развитию поствакцинальных осложнений»10. Или: «Возможность возникновения поствакцинального энцефалита при введении АКДС (АДС-, АДС-М-) препаратов в настоящее время подвергают сомнению, так как все случаи, зарегистрированные в предшествующие годы как поствакцинальный энцефалит, окончательно были расценены как различные, чаще вирусные нейроинфекции, совпавшие по времени с прививкой. Истинные патологические реакции (побочное действие вакцин)... развиваются редко. Значительно чаще имеет место осложненное течение вакцинального процесса в виде присоединения ин-теркуррентных инфекций или обострения хронических заболеваний. Наиболее часто из наслоившихся заболеваний диагностируют острые респираторные и кишечные инфекции»11 (выделено мной. — А. К.).
    Получается, вакцины совсем ни при чем? Конечно. Страдания привитых вызваны не прививкой, а «наслоившимися заболеваниями». Интересно, что если осложнение развивается в течение болезни, то ни у кого не возникает мысли о «наслоении». Была, например, корь, и на ее фоне развился энцефалит. На фоне гриппа — воспаление легких. При эпидемическом паротите — орхит. Все понятно. Не возникает мысли связать с «наслоившимся заболеванием» и осложнение, следующее за приемом лекарства или проведением анестезии. Вот причина, а вот ее следствие. Но если в дело замешана прививка, то изобретаются самые невероятные гипотезы, все что угодно, лишь бы священная прививочная корова оставалась в неприкосновенности, хотя тот же самый энцефалит или тот же самый паротит развиваются после проникновения (да еще парентерального) тех же самых живых вирусов. Здесь перед нами уже вполне научная формулировка: «осложненное течение вакцинального процесса», причина которого не прививка, а что-то постороннее, только выжидавшее своего часа, глубоко затаившись в организме.
    Вот другой пример упражнений в прививочной логике: «Мы наблюдали случаи тромбоцитопенической пурпуры (на 3-4 день после введения АКДС-вакцины) с длительным течением и благоприятным исходом. Одновременно с ними мы лечили детей того же возраста с этим заболеванием, не получавших прививок; течение в обоих случаях было сходным. Последнее обстоятельство подтверждает наличие лишь временной ассоциации подобных заболеваний с прививкой»12. Вот так. То, что некоторая болезнь существует и встречается в том возрасте, в котором делают прививки, у вакцинаторов уже подтверждает наличие лишь временной ассоциации — как вам это понравится, читатели? Вот если бы прививки вызывали такие болезни, которые иначе были бы не виданы и не слыханы — например, привитые зеленели или у них вырастали хвосты, — это другое дело, связь была бы несомненна. А раз такие болезни все равно в том же возрасте встречаются, так какая же тут связь с прививками? Ну а если прививки и болезни, следующие за ними, не более чем простые совпадения или, если угодно, «наслоения», то главный обвиняемый на процессе уже и оправдан почти полностью, при этом в статье вовсе не ГИСКовцев (это было бы вполне естественно), а тех... кто должен защищать детей, — сотрудников НИИ педиатрии НЦЗД РАМН: «Истинные ПВО (поствакцинальные осложнения. — А. К) занимают лишь незначительную долю всех поступающих с таким диагнозом. Это указывает на необходимость тщательного обследования всех детей с диагнозом «реакция на прививку». Это особенно относится к случаям смерти в поствакцинальном периоде, которые подчас требуют весьма углубленного анализа. Почти в 80% случаев смерть была обусловлена различными заболеваниями, не связанными с профилактической прививкой. Из 46 детей, погибших в период после введения АКДС, только 5 могли считаться погибшими по причине вакцинации, причем смерть 3 детей от анафилактического шока была предотвратима, в случае готовности медработников оказать экстренную адекватную помощь. <...> Всего (за 6 лет. — А. К.) поступило 104 сообщения о ПВО на вакцину АКДС и ДС-анатоксины. После экспертной оценки присланной медицинской документации (в ГИСКе им. Л. А. Тарасевича) подтвердилось лишь 80 вакцинальных осложнений. Из общего числа сообщений 5 относились к случаям с летальным исходом, из которых связь с прививкой (АКДС) не была подтверждена ни в одном случае»13. Дружный хор единомышленников — производителей вакцин и педиатров. Одна цель — одни средства ее достижения! Может быть, не так уж и неправо российское правительство, подумывающее о том, чтобы упразднить педиатрическую службу вообще?
    Допустим, что инвалидность или смерть ребенка стали результатом не прививки, а «присоединившегося» интеркуррентного заболевания. Но откуда оно взялось? Неужели всегда так совпадает: не было прививки — не было этого заболевания, есть прививка — и заболевание тут как тут? Отнюдь. В ряде исследований была показана длительная иммуносупрессия (подавление иммунитета) после прививок. Например, по данным одного исследования, у детей, привитых живой коревой вакциной, в течение как минимум года не мог восстановиться уровень интерферона14, чье значение в защите организма от инфекций, новообразований и др. невозможно переоценить. Некоторые исследователи считают один только интерферон по своей важности равным всей иммунной системе. Есть исследования, которые показывают изменение соотношений субпопуляций лимфоцитов, снижение выработки лизоцима — короче, угнетение многих звеньев иммунитета. На протяжении книги я буду ссылаться на такие исследования, поэтому не стану сейчас перегружать главу ссылками. Наш организм заселен огромным количеством микробов и вирусов, в том числе условно патогенных. Они ведут себя смирно, но лишь до той поры, пока находятся под контролем иммунитета. Стоит иммунитету ослабнуть, как возбудители находят благоприятную почву для своего бурного размножения, отсюда и «интеркуррентные болезни». И они не совпадение — они безусловное следствие прививки. Недаром мы очень часто видим после прививок болезни, начало которым дает кишечная палочка, Е. coli, с которой мы прекрасно уживаемся до тех пор, пока иммунитет не становится жертвой вакцинации. Логическая цепочка (прививка — подавление иммунитета — активизация микрофлоры — болезнь) вполне ясна.
    Читаем дальше: «Среди 16 детей, погибших в результате вакцинации, у половины было генерализованное осложнение на введение БЦЖ вакцины. Такое осложнение развивается у детей с хронической гранулематозной болезнью, которая сама по себе имеет неблагоприятный прогноз для жизни; такие больные и без вакцинации БЦЖ погибают на 1-2 году жизни от различных инфекционных заболеваний... Некоторые противники иммунопрофилактики предлагают скрининговое обследование (иммунограмму) всех детей на наличие первичного НДС. Это дорогостоящее обследование нецелесообразно из-за крайне низкой распространенности первичных НДС в популяции»15. Здесь перед нами дальнейшее развитие концепции всегдашнего прививочного алиби. Теперь болезнь уже не «наслаивается», а существует, но себя не проявляет. Прививка вовсе не вызывает болезнь — она ее, как зоркий пограничник Карацупа нарушителя границы, обнаруживает. Не страшно, что дети умирают после прививок, и нет смысла затевать дорогостоящие иммунологические исследования, на которых вредительски настаивают «противники иммунопрофилактики» (вот уже и ярлык подходящий готов, кто же еще будет заботиться о дополнительных обследованиях ради своевременного выявления больных детей, как не заведомые противники иммунопрофилактики?), — не от прививок, так по другим причинам они бы все равно умерли, так у них на роду было написано. Эта же идея отражена у уже цитировавшихся выше вакцинаторов: «Большинство первичных иммунодефицитных состояний являются доказанными наследственными заболеваниями и присутствуют с рождения ребенка, хотя их манифестация происходит позже. Поэтому значительная часть этих детей вакцинируется в общем порядке, а развивающиеся у некоторых из них осложнения указывают на дефекты того или иного звена иммунитета, тем самым как бы являясь скринингом на иммунодефицит. Так, возникновение остеита или генерализованного заболевания после вакцинации БЦЖ позволяет заподозрить комбинированный (швейцарский) иммунодефицит или хроническую гранулематозную болезнь... Развитие вакциноассо-циированного полиомиелита после ОПВ характерно для гуморальных иммунодефицитов... Проведение массового лабораторного скрининга для выявления бессимптомных больных немыслимо ввиду редкости этой патологии и многообразия патологических вариантов, что потребовало бы использования целой батареи сложных методик»16.
    Это верх прививочного цинизма. Прививки не только не виноваты в тяжелых болезнях и смертях детей, но наоборот — по вакци-наторской логике их нужно благодарить за своевременный «как бы скрининг» (которому могла бы помешать «батарея сложных методик») первичного иммунодефицита. Не было бы прививок — и врачам пришлось бы в дальнейшем ломать голову над болезнями ребенка. А вот стал после прививки ребенок инвалидом или умер — и сразу понятно, с чем имеем дело...
    «Большой опыт по изучению поствакцинальной патологии, накопленный сотрудниками ГИСК им. Л. А. Тарасевича, показал, что вакцинация... может являться провоцирующим фактором, приводящим к манифестации клиники скрыто протекающего заболевания, декомпенсации хронических процессов, а также утяжеляющим течение острых респираторных инфекций, развивающихся в поствакцинальном периоде. Изучение характера и причин возникновения поствакцинальной патологии позволяет утверждать, что доминирующий в течение ряда лет в клинической практике диагноз «поствакцинальный энцефалит» оказался несостоятельным и ни разу не был подтвержден при патоло-гоанатомическом расследовании в ГИСК им. Л. А. Тарасевича»17. Тот самый поствакцинальный энцефалит, который оборвал или искалечил жизни тысяч детей в разных странах мира, для ГИСКа, как выясняется, просто не существует. Нет его — и все тут. А вакцинация — не более чем «провоцирующий фактор». Главное, что не причина!
    В связи с тем, что в последние годы в России ликвидированы практически все противопоказания — при этом и такие, какие ранее считались абсолютными, — можно с уверенностью предположить, что число осложнений прививок неуклонно растет. В уже упоминавшейся выше старой советской прививочной монографии было написано следующее: «Что касается детей с резко выраженными признаками аллергической реактивности и тяжелыми формами аллергических страданий, вакцинация их недопустима даже в периоды длительных ремиссий. Опасность возникновения инфекционных заболеваний у таких детей уступает риску провокации тяжелого и часто необратимого процесса. Чрезвычайно осторожно надо подходить к решению вопроса о вакцинации детей с нейроаллергическими заболеваниями. Риск провокации необратимых неврологических расстройств, пусть даже в крайне редких случаях, недопустим»18. А 4 года назад появились минздравовские методические указания, где в «Основных положениях» черным по белому написано: «2.3 Несоблюдение противопоказаний (?? — А. К.), необоснованные медицинские отводы от прививок часто приводят к тому, что дети с соматической патологией, аллергическими заболеваниями, неврологическими дефектами оказываются беззащитными перед инфекционными болезнями, которые у них текут особенно тяжело. Из списка противопоказаний исключено большинство хронических болезней, которые до начала 90-х годов рассматривались как противопоказание к проведению профилактических прививок. Разработка рациональной тактики проведения профилактических прививок таким детям позволила резко повысить охват этих детей прививками без каких-либо последствий для них»19. Чтобы особо недогадливые врачи лучше понимали, что от них требуется и чем они могут заплатить за прививочное вольтерьянство, добавлено открытым текстом: «На практике, даже в регионах с высоким уровнем охвата прививками, дети нередко «отводятся» от вакцинации (постоянно или на длительные сроки), не имея противопоказаний. Основными причинами таких отводов являются перинатальная энцефалопатия, аллергия и анемии. Отказы родителей, на которые часто ссылаются в регионах с низким уровнем охвата прививками, имеют место менее чем в 1% случаев. Все эти состояния должны рассматриваться как ложные противопоказания... Использование педиатром перечисленных... ложных противопоказаний должно рассматриваться как свидетельство его некомпетентности в вопросах иммунопрофилактики со всеми вытекающими отсюда мерами»20. Примитивный, но вполне действенный шантаж на государственном уровне. Удивляет разве что публикация его в официальном документе.
    Но откуда взялась эта уверенность в безопасности прививок для больных детей? Стали ли значительно лучше вакцины, в чем нас хотят убедить составители методических указаний?21 В это трудно поверить. Технология производства вакцин меняется в основном в малосущественных мелочах. Вакцины все так же содержат высокотоксичные вещества (ртуть, алюминий, формальдегид, фенол), стандартизации они почти не поддаются даже в рамках одной серии, прививочный календарь полон опасного абсурда (например, одновременное введение АКДС и ОПВ или тотальная вакцинация новорожденных против гепатита В), который очевиден любому мало-мальски грамотному врачу или даже просто информированному родителю. Однако, возможно, «рациональная тактика» основана на прорыве в нашем понимании устройства и работы иммунитета? Сомнительно. Наши представления об иммунитете все еще крайне далеки от того, чтобы считаться хотя бы минимально приемлемыми для вторжения в эту фантастически сложную и тонко отрегулированную систему, да еще в процессе ее стремительного развития. Для представлений, аналогичных нашим об иммунитете, в науке используется термин «черный ящик». Мы знаем, что есть на входе и на выходе процесса, но что собой представляет сам процесс, мы можем только догадываться, и стремительно растущая заболеваемость детей аутоиммунными и онкологическими недугами наводит на мысль о том, что в «ящике» происходит далеко не одна только выработка антител в ответ на вакцинные антигены. И, теряясь в догадках относительно того, как протекает прививочный процесс у здоровых, мы тем более не имеем никакого понятия, каким образом отреагирует на вакцины иммунитет больного ребенка. Но тогда, наверное, традиционная медицина может как минимум гордиться своими успехами в излечении аллергий, бронхиальной астмы и иных болезней, ныне законно считающихся бичом детского возраста, так что родители могут не бояться дальнейшего ухудшения состояния здоровья детей после прививок? Абсурдно было бы даже помыслить такое. Отлично излечиваться эти и многие другие, не сказать практически все, детские болезни могут только в примитивной рекламной передаче «Здоровье» на одном из российских телеканалов. О безуспешности предлагаемого ныне лечения, в том числе и самого что ни на есть «научно-доказательного», расскажет любой родитель, намучившийся со своим больным ребенком. Состояние здоровья детей из года в год все хуже и хуже. Так откуда этот прививочный оптимизм, это страстное желание прививать всех, в том числе и тех, кого всего каких-нибудь 15 лет назад та же самая наука, от лица которой сегодня делаются безответственные заявления о безопасности прививок для больных, прививать строжайше запрещала?
    Теперь нужно сказать о том, каким образом получается «правильная» статистика поствакцинальных осложнений. В нее попадают исключительно такие осложнения, которые приводят либо к смерти, либо к инвалидности или к тяжелому расстройству здоровья, требующему как лечения в специализированных учреждениях, так и выплаты социальных пособий, что вынуждает врачей поставить неприятный диагноз. Если же имеется хотя бы малейшая возможность списать случившееся на «побочную реакцию» или спасительное «присоединение интеркуррентного заболевания», то так оно и будет сделано. В августе 1999 г. российское правительство проштамповало подготовленный вакцинаторами маленький список поствакцинальных осложнений, которые готовы признать таковыми (см. «Приложения»), а в мае 2002 г. главным санитарным врачом РФ Г. Г. Онищенко были утверждены методические указания под названием «Мониторинг поствакцинальных осложнений и их профилактика». Составили их одиннадцать сотрудников ГИСКа и два сотрудника департамента Госсанэпиднадз

    ----------------------------------------------
    Сообщение отредактировано пользователем SorrowfulAngel 16.05.2010 - 11:57
    ----------------------------------------------
  • Пишет SorrowfulAngel
    , 14 мая 2010, 12:08
    Сведения по токсикологии веществ, входящих в состав вакцин

    Формальдегид

    Формальдегид (в своей жидкой форме называемый формалином), которым проводится химическая инактивация используемых в вакцинах вирусов и бактерий, является известным канцерогеном (веществом, вызывающим рак). В докладе специальной комиссии по формальдегиду Министерства здравоохранения и охраны окружающей среды Нидерландов, опубликованном 6 мая 1982 г., сообщается: «Представленные данные указывают, что формальдегид обладает генотоксическими и канцерогенными свойствами. Результаты большого числа кратковременных исследований мутагенности формальдегида были преимущественно положительными, и формальдегид вызывал как генные мутации, так и хромосомные аберрации... На основании имеющихся в настоящее время данных представляется, что формальдегид имеет характер полного канцерогена в том смысле, что он может быть охарактеризован как слабый инициатор с промоторным действием при превышении определенной концентрации»1. Используется в сельском хозяйстве в качестве гермицида, фунгицида и инсектицида. Проникновение формальдегида в пищеварительный тракт вызывает симптомы тяжелого отравления — сильные боли в животе, рвоту кровью, появление белка и крови в моче, поражение почек, результатом чего становится прекращение отделения мочи, ацидоз, головокружение, кома и смерть2. То, что формальдегид не способен выполнять возложенные на него функции инактивации, выяснилось еще в 1950-х гг., когда немало людей пострадало от вакцины Солка (см. главу о полиомиелите). Во взвеси, которую представляет собой вакцина, вирусы частично слипаются и покрываются белковым «мусором», прочность которого формалин в обычной своей концентрации только повышает. Попадая в организм, белковая оболочка разрушается ферментами, и вирусы выходят на свободу, начиная размножаться в теле привитого и приводя к болезням и даже к смерти. Никакого решения этой проблемы с тех пор найдено не было. Применение формальдегида (формалина) в свете его неэффективности в инактивации инфекционных агентов и его прекрасно документированной способности вызывать отравление организма не имеет никакого оправдания и лишь отражает нежелание производителей вакцин разрабатывать новые технологии, когда государство, навязывая их продукцию, гарантирует им отличные доходы от старых. Исследований, показывающих безопасность присутствия формальдегида в составе вакцин, не существует.

    Фенол

    Высокотоксичное вещество, получаемое из каменноугольного дегтя. Используется в вакцинах в качестве консерванта. Способен вызывать шок, слабость, конвульсии, поражение почек, сердечную недостаточность, смерть3. Фенол является известным протоплазма-тическим ядом, он токсичен для всех без исключения клеток организма. Он подавляет фагоцитоз и, соответственно, первичный иммунный ответ. Таким образом, вакцины, содержащие фенол, на самом деле не усиливают, а ослабляют иммунитет, причем самое важное его звено — клеточное. Фенол содержится также в препарате ежегодно проводимой в российских школах пробы Манту. Вакцины, с одной стороны, «вбрасывают» в организм патогены, а с другой — своими токсическими составляющими лишают его возможности против них обороняться. Исследования, которые могли бы продемонстрировать безопасность введения фенола и безопасность его аккумуляции в детском организме, никогда не проводились.

    Алюминий

    Соли алюминия применяются в вакцинах в качестве адъювантов (веществ, усиливающих и продлевающих иммунный ответ на введение антигенов). Предполагается, что именно наличие солей алюминия ответственно за развитие 5-10% местных реакций на введение вакцин,а остающиеся свыше шести недель подкожные узелки в месте инъекции указывают на развитие сенсибилизации к алюминию4. При этом подкожные узелки и сильный зуд могут продолжаться годами, фактически превращая ребенка в хронически больного5. Отложение алюминия и сенсибилизация к нему могут становиться причиной системных реакций, например хронических миалгий, поддающихся лечению с большим трудом6 и потенциально связанных с рассеянным склерозом7. Отложения алюминия были обнаружены в злокачественных опухолях (фибросаркомах), развившихся на местах прививок у кошек и собак8. Самые последние исследования связывают так называемый синдром войны в Персидском заливе — тяжелое заболевание, развившееся у многих солдат сил коалиции, принимавших участие в войне 1991 г., — с многочисленными содержащими соли алюминия прививками, полученными военнослужащими перед началом кампании9.

    Исследования показывают, что длительный контакт солей алюминия с тканью мозга приводит к невозможности обучения и к деменции, что было продемонстрировано в экспериментах на животных. При этом было показано и то, что вводимый с вакцинами алюминий проникает в мозг и по меньшей мере временно остается там10. Алюминий был обнаружен в мозге умерших от болезни Альцгеймера11.

    Алюминий удаляется из организма почками, однако у младенцев индекс клубочковой фильтрации очень низок и достигает нормального значения не ранее 12-24 месяцев жизни12. Это, тем не менее, не является препятствием к официальной политике введения немалого количества вакцин, содержащих алюминий, уже на первом году жизни. Никто и никогда не изучал безопасность введения солей алюминия в составе вакцин.

    Ртуть

    Один из самых токсичных из существующих в мире химических элементов, вредоносное действие которого на человеческий организм продемонстрировано уже достаточно давно. «Ртуть токсична в любой своей форме... Использование... ртутных реагентов в качестве инсектицидов и фунгицидов привело к слабым и сильным отравлениям, затронувшим тысячи людей... Прием всего лишь 1 г ртутной соли смертелен... Органические производные ртути, такие, как хлорид метилртути CH^HgCl, высокотоксичны из-за их летучести... В человеческом организме время полужизни ртути составляет от нескольких месяцев до нескольких лет. Токсический эффект может быть скрытым, и симптомы отравления могут появиться только лишь через несколько лет»13.

    Токсичность ртути зависит как от формы, в которой она проникает в организм, так и от пути проникновения. «Ртуть в элементном виде (Hg°) плохо поглощается в желудочно-кишечном тракте (судя по опытам на животных, менее 1%), но очень легко это происходит при ингаляции ртутных паров. Абсорбция в желудке и кишечном тракте меченой ртутью 203Hg была подробно исследована в человеческом организме, и для следовых доз неорганической ртути, полученных с пищей, составляет всего примерно 7%... тогда как метилртуть CH3Hg+сорбируется человеческим организмом на 95% независимо от того, получил ли он метилртуть с пищей или иным образом»14. Ртуть проникает в организм человека из окружающей среды, воды и пищи, при этом некоторые продукты накапливают ее особенно активно: «В некоторых продуктах может содержаться значительное количество соединений ртути, например, в морской рыбе, грибах и корнеплодах...»15. Вероятно, невозможность удаления ртути из организма,связанная с генетическими особенностями16 или возрастными изменениями, играет решающую роль в патогенезе некоторых болезней. Например, у больных, умерших от дилятационной кардиомиопатии (болезни, поражающей молодых спортсменов; эта болезнь — одно из главных показаний для трансплантации сердца в наши дни), уровень содержания ртути в сердечной мышце в 22 000 раз превосходил уровень содержания ртути в других тканях или в сердечной мышце больных, скончавшихся от иных форм сердечных заболеваний17. Есть сведения о вовлеченности ртути в развитие болезни Альцгеймера18. После смерти двенадцати детей в Бундаберге в 1928 г. (см. главу о дифтерии), причиной которой было названо заражение вакцины стафилококками, в 1930-х гг. ртуть начали использовать в качестве консерванта, т.е. вещества, защищающего биологические препараты от загрязнения микроорганизмами. Используется ртуть в виде неорганических солей. Одна и та же соль (этилртутьтиосалицилат натрия) в России называется мертиолятом, а в западноевропейских странах и США — тимеросалом или тиомерсалом. Введение в практику тимеросала не потребовало никаких серьезных клинических испытаний и иных проверок; фактически, серьезное исследование токсикологии ртути, содержащейся в вакцинах, началось лишь сравнительно недавно.

    Новорожденный получает большое количество ртути от матери. Коллектив специалистов из консультативно-диагностической поликлиники Института токсикологии МЗ РФ в Санкт-Петербурге сообщает: «...Крайне важно учесть явление возрастания ртути в крови в последний триместр беременности... Если в крови матери содержание ртути доходит до 9,6 мкг/л, то в пуповинной крови, т. е. практически в крови новорожденного, эта величина может составить уже 21 мкг/л при том что в плаценте этот же показатель доходит до 37 мкг/л... Наши данные эпидемиологического обследования... показывают, что содержание ртути в крови беременных в последний триместр увеличивается в среднем в 3 раза. Достаточно высокое исходное содержание ртути в крови беременной женщины может оказывать токсическое действие как на женщину, так и на плод... Как известно из литературных данных... в крови плода (и новорожденного) ртути больше, чем в крови матери. По нашим данным это превышение составляет в среднем 2,53 раза»19. Авторы также пишут: «Превышение определенного порога поступления ртути в организм автоматически признается как наступление интоксикации. Так... приведена усредненная цифра недельного потребления ртути — 3,3 мкг/кг массы тела, при которой могут наступить неблагоприятные последствия для организма, тогда как по данным других авторов... эта величина равна 5 мкг/кг»20. А Исследовательский совет Национальной академии наук США в 2000 г. в своем докладе «Токсическое действие метилртути», посвященном токсикологии вещества, очень близкого по всем параметрам этилртути, попадающей в организм из вакцин, сообщил, что в целом данные исследований на животных, включая приматов, показывают — развивающаяся нервная система является мишенью для воздействия низких доз метилртути. Исследования на животных показали влияние на когнитивные, моторные и сенсорные функции. Он также установил, что оральное поступление метилртути в объеме 0,1 мкг на килограмм массы человека является научно-обоснованным уровнем ПДК в целях охраны здоровья21.

    Посмотрим теперь, какое количество ртути получают с прививками младенцы. Учтем еще при этом, что «дети наиболее чувствительны к воздействию токсических веществ тиолового действия (к числу которых принадлежит ртуть. — А.К.) в силу существования критических периодов развития органов и систем, когда чувствительность к экзотоксиканту значительно повышается на фоне незрелости процессов аутодетоксикации... Существовавшие долгое время представления о том, что подпороговые концентрации ртути не вызывают заболеваний и безвредны для организма, не могут считаться сегодня правомерными...»22; учтем также, что «известно о сильном эмбриотоксическом действии ртути... т. е. для плода Hg более опасна, чем для взрослого организма... В перинатальный период организм (плод) более чувствителен к действию ртути... У детей, подвергшихся воздействию даже небольших доз ртути, о чем свидетельствует содержание этого токсиканта в моче... значительно увеличивается риск инфекционных заболеваний... снижен иммунитет...»23. Следует иметь также в виду следующие важные факторы. Для связывания и удаления ртути из крови нужна желчь, которая у младенцев вырабатывается в очень незначительном количестве. Способствует длительному нахождению ртути в организме и питание молоком, а также лечение антибиотиками, которые угнетают кишечную флору и еще более снижают выведение ртути24. Последние, как известно, педиатры бестрепетно выписывают при любой болезни, вызывая при этом иммуносупрессию, которая, в свою очередь, ведет к новым болезням и новым дозам антибиотиков. Таким образом, новорожденные попадают в порочный круг: они уже рождаются с высоким уровнем ртути в организме (в несколько раз пропорционально их массе превышающим таковой в организме матери) и со склонностью вследствие этого к инфекциям. Немедленно на них обрушиваются прививки (первая, от гепатита В — уже через 12 часов после рождения, БЦЖ — на 3-5-й день), о подавлении иммунитета которыми мы говорили в главе «Прививки: основные проблемы». А в России, например, немалый процент младенцев, появляющихся на свет в роддомах, дополнительно страдает от внутрибольничных инфекций (вкратце об этом см. в главе о туберкулезе), против которых назначают антибиотики. Все это — исходно высокий уровень ртути, прививки, внутрибольничные инфекции, антибиотики — приводит к тому, что дети нездоровы буквально с первых часов жизни. Это один из возможных ответов на традиционный вопрос, почему у вроде бы здоровых родителей и после нормальной беременности ребенок постоянно болен.

    22 Соболев М. Б. Методы оценки и снижения токсического действия ртути в дозах малой

    интенсивности у детей / Автореферат диссертации на соискание ученой степени канди

    дата медицинских наук. СПб, 1999, с. 1.

    23 Малое А. А. Особенности...

    24 См. Rowland I. R. et al. Effects of diet on mercury metabolism and excretion in mice given

    methylmercury: role of gut flora. Arch. Environ Health Nov-Dec 1984; 39(6):401-8.

    Теперь определим, сколько ртути получает ребенок с вакцинами. Вес новорожденного — 2-3 кг, объем детской вакцины от гепатита В — 0,5 мл. В нем содержится примерно 25 мкг мертиолята (ти-меросала), а в нем около 12,4 мкг этилртути. Прививка от гепатита В повторяется в 3 и 6 месяцев. Таким образом, только с прививкой от гепатита В младенец в первые полгода жизни получает около 37 мкг ртути. Согласно существующему российскому календарю прививок, в 3,4,5 и 6 месяцев младенцам делается прививка АКДС, каждая доза которой содержит около 50 мкг мертиолята и, соответственно, около 25 мкг ртути. Это плановые прививки, но есть еще и с разной степенью настойчивости рекомендуемые, которые родители должны покупать за свои деньги. К числу их относится прививка против гемо-фильной палочки. Читатели помнят, что, например, главный педиатр Москвы д-р Румянцев уверен, что в рамках семейного бюджета лучше тратить деньги на вакцины детям, чем на водку взрослым, а наиболее продвинутые родители, по Румянцеву, не только безропотно позволяют вкалывать в своих чад все запланированные вакцины, но и живо интересуются, нельзя ли порадовать ребенка новой прививкой. Некоторые вакцины (например, PedvaxHIB и Act-Hib) содержат или до последнего времени содержали25 ртуть в том же количестве, что и АКДС. Прививка от гемофильной палочки приходится на 3, 4 и 5 месяцев жизни ребенка. Это еще 75 мкг ртути дополнительно.

    Суммируем. Российский младенец в первые шесть месяцев жизни планово должен получить 37+75=112, а с рекомендациями — 37+75+75=187 мкг ртути. Это в добавление к той ртути, которую он получил от матери. Много это или мало? Вероятно — очень много, а для некоторых генетически предрасположенных детей — катастрофически и необратимо много. Если ориентироваться на ПДК в 0,1 мкг ртути на кг массы тела, установленный Исследовательским советом Национальной академии наук США, то суммарная доза прививочной ртути за первые полгода жизни превысит ПДК в несколько сот раз! Превышает поступление этилртути (по всем своим параметрам аналогичной метилртути, для которой делались расчеты26) и норму, установленную ВОЗ, — 9,43 мкг в сутки. Это, заметим, для ребенка 3-7 лет, а 12 часов назад появившийся на свет младенец получает 12,4 мкг. Примем во внимание и тот факт, что ртуть вводится парентерально, а системы детоксикации организма ребенка еще не функционируют должным образом. Ртуть в высокой степени липофильна, в составе мертиолята она проникает в липиды клеток мозга и задерживается там. Здесь еще раз необходимо отметить, что история с ртутью лишний раз доказывает, насколько мы все еще далеки от понимания некоторых аспектов токсикологии, лихо экспериментируя в то же время на младенцах. Например, все выводы относительно времени выведения ртути из организма долгое время делались на основании определения уровня ртути в крови и ее содержания в волосах. Так рождались успокоительные объяснения, что ртуть-де в организме долго не задерживается. Однако недавно выяснилось, что период полувыведения ртути из тканей мозга значительно превышает период полувыведения ртути из циркулирующей крови (в экспериментах на обезьянах это соотношение было установлено как 24 и 6,9 дня27), а низкое содержание ртути в волосах может свидетельствовать вовсе не о том, что ее на самом деле мало в организме, а о том, что организм в силу каких-то поломок или генетических особенностей не в состоянии ее быстро выводить. Того времени, что ртуть находится в мозге, вероятно, достаточно, чтобы у некоторых детей вызвать тяжелые нарушения, в частности — активацию микроглии, регистрируемую у больных аутизмом28.

    Пристальное внимание исследователей ртуть, содержащаяся в вакцинах, стала привлекать к себе в свете резкого роста заболеваемости аутизмом (см. главу о кори), поскольку некоторые симптомы отравления ртутью и симптомы аутизма были разительно схожи. В ряде исследований это сходство было убедительно подтверждено, при этом не только на уровне наблюдаемых симптомов. Так, С. Бернар и соавт. сравнивали схожие биологические отклонения, часто выявляемые при аутизме, и соответствующие патологии, возникающие при отравлении ртутью. Было обнаружено явное сходство между аутизмом и отравлением ртутью в происходящих изменениях в биохимии организма, иммунной системе, структуре центральной нервной системы, нейрохимии и нейрофизиологии29. В опытах на мышах было показано, что тимеросал вызывает подавление иммунитета и аутоиммунные реакции30.

    Природу токсического влияния ртути и ее производных изучал проф. Бойд Хейли, заведующий кафедрой химии университета в Кентукки. Он установил, что тимеросал приводил к разрушению важного белка, называемого тубулином и формирующего структуру аксонов. Разрушение тубулина приводило к оголению нервных волокон, что характерно для болезни Альцгеймера. Он также определил, что алюминий является синергистом ртути — в присутствии алюминия в тот же период времени в культуре клеток нейронов погибало на 60% больше, нежели под воздействием одного только тимеросала. На 20% увеличивал токсичность тимеросала антибиотик неомицин, также содержащийся в некоторых вакцинах31. В другом исследовании было продемонстрировано, что тимеросал настолько токсичен, что даже в самых ничтожных концентрациях разрушает клеточную мембрану и ДНК, вызывая быструю гибель нейронов и фиброблас-тов, в культурах клеток которых проводились опыты32.

    Точные механизмы поражения ртутью развивающегося мозга до конца не выяснены, однако интенсивные исследования в этом направлении ведутся. Так, коллектив исследователей из университета Джона Хопкинса заявил, что «обнаружение проводящего пути PI3-киназы/МАР-киназы/метионинсинтетазы и его сильного угнетения содержащимся в вакцинах мертиолятом дает возможное объяснение того, как рост используемых вакцин может приводить к росту заболеваемости аутизмом»33. Большой интерес вызывает гипотеза о том, что причиной отравления организма ртутью и последующего развития аутизма является генетически обусловленная нехватка вещества, которое называется глутатион, связывающего и выводящего ртуть из клеток. Это было продемонстрировано в исследовании группы ученых из университета в Арканзасе34.

    Эпидемиологические данные также говорят в пользу связи между содержанием ртути в вакцинах и развитием аутизма. Проф. Дональд Миллер пишет в своей статье: «Исследования35 показали, что существует прямая связь между увеличением количества поступающей с вакцинами ртути и аутизмом. В 1950 г., когда национальный календарь прививок содержал всего 4 прививки (от дифтерии, столбняка, коклюша и натуральной оспы), аутизм развивался всего у одного ребенка из 10 000. По мере появления новых вакцин против других болезней медицинские работники начали вводить детям все увеличивающиеся дозы ртути. Те, кто был рожден в 1981 г., получили 135 микрограммов ртути (в среднем), и регистрировался уже один случай аутизма на 2 600 детей, рожденных в том году. С добавлением вакцины от гепатита В (вводимой в день появления на свет) и вакцины от гемофильной инфекции типа В дети, рожденные в 1996 г., получили с вакцинами уже 246 микрограммов ртути. Аутизм теперь регистрировался у одного из каждых 350 детей. На сегодняшний день медработники следуют календарю иммунизации, подготовленному Центром контроля заболеваний и утвержденному Американской академией педиатрии и Американской академией семейной медицины. Этот календарь включает в себя 13 вакцин, каждая из которых может вводиться серией из нескольких уколов. В общей сложности ребенку, прежде чем он достигнет возраста двух лет, когда завершается развитие мозга, 33 раза будет введена какая-либо вакцина. Аутизм сегодня поражает одного из 100 мальчиков и одну из 400 девочек, и каждый год врачи диагностируют 100 000 новых случаев этой болезни в США по диагностическим критериям DSM-IV...»36.

    Обращает на себя внимание факт четырехкратно большей заболеваемости аутизмом мальчиков. Он также свидетельствует в пользу вовлеченности ртути: наиболее тяжело поражаются те зоны мозга, где высока концентрация рецепторов к мужскому половому гормону тестостерону, усиливающему нейротоксичность мертиолята, в то время как женский половой гормон эстроген снижает ее. Этот факт был доказан как с помощью визуализации метаболических процессов в мозге и его перфузии у детей, страдающих аутизмом37, так и исследованиями in vitro (продемонстрирована быстрая гибель нейронов от мертиолята в присутствии тестостерона и, наоборот, их сохранность в присутствии эстрогена)38.

    Американские вакцинаторы несколько лет назад провели собственное исследование, которое показало, что тимеросал связан с поведенческими нарушениями у детей. Оно было засекречено от публики, в печать отправилась отлакированная статья с фальшивыми данными39, а отчет с истинными результатами, украшенный крупными надписями «Confidential» (секретно) и «Do not copy or release» (не копировать и не публиковать), стал известным лишь благодаря настойчивости публики и «Закону о свободе информации»40. Глава исследовательской группы Томас Верстраетен в лучших вакцина-торских традициях заявил в декларации, поданной в журнал вместе со статьей, что является работником Центра контроля заболеваний, хотя к тому времени он уже покинул его и работал на производителя вакцин, компанию «Глаксо Смит Клайн». Американский Институт медицины (ЮМ), о неблаговидной роли которого в решении некоторых проблем, относящихся к прививкам, мы еще не раз будем говорить в этой книге, заявил в 2001 г., изучив проблему связи ртути с нарушениями развития нервной системы, что хотя доказательств в пользу этой связи недостаточно, она возможна. Однако в 2004 г.,когда таких доказательств накопилось уже изрядно, равно как и гипотез относительно возможных механизмов поражения ртутью нервной системы младенцев, Институт медицины, комитету экспертов которого, вероятно, разъяснили возможные последствия признания такой связи, внезапно в пику собственным рассуждениям и рекомендациям от 2001 г. о скорейшем изъятии ртути из вакцин заявил... что связи нет41. Этим он поставил в очень неловкое положение и Американскую академию педиатрии, выступившую в непривычной ей роли защитника детей, а не доходов своих членов, которая успела рекомендовать изъятие ртути из вакцин еще раньше, в 1999!

    О проблеме мертиолята и его токсичности, а также о безрезультатной борьбе некоторых советских специалистов за его удаление из вакцин, подробно рассказывается в книге «Прививки: мифы и реальность» Г. П. Червонской, поэтому я буду краток. Если в США хотя бы для формы были проведены поспешные и бездоказательные исследования (в сентябре 1930 г. фармацевтическая компания «Эли Лилли» спонсировала исследование «токсичности ртути для человека» на пациентах, которые умирали от менингококкового менингита, а потом в течение 60 лет ссылалась на эти исследования как на якобы имеющееся доказательство безопасности минимальных доз ртути), то в СССР не потребовалось даже этого. Г. П. Червонская цитирует ответ ст. н. с. лаборатории контроля АКДС ГИСКа Р. П. Чуприниной на вопрос «С какой целью вводится мертиолят в вакцину АКДС и ее модификации?»: «Для доинактивации коклюшного антигена, но лучше поинтересуйтесь у Захаровой М. С. — это она предложила мертиолят то ли в 1955, то ли в 1956 г. — как консервант, после приезда из-за рубежа с какой-то конференции»42. Легко можно поверить, что кто-то где-то услышал и предложил, и соль ртути безо всякой проверки, лишь на основании чужого бездумного опыта, немедленно была включена в состав вакцин. Никаких документов, свидетельствующих о проведенных испытаниях, насколько известно, вакцинаторы до сегодняшнего дня не представили. Примечательно, что статья о токсичности мертиолята в составе АКДС, поданная в «Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии» коллективом специалистов, среди которых были вирусологи, иммунологи и генетики, была отвергнута председателем Комитета вакцин и сывороток А. Сумароковым, а рукопись возвращена со следующим вполне советским резюме: «Статья содержит сведения, препятствующие публикации в открытой печати. Содержание статьи дискредитирует качество советских вакцин, и ее публикация может привести к созданию негативного отношения к проведению массовой иммунопрофилактики»43. Вот о чем главная забота — не о низком качестве вакцин, калечащих детей, а о возможном «негативном отношении к проведению массовой иммунопрофилактики»...44.

    Публикации в центральной прессе, начавшиеся в 1988-1989 гг., в которых рассказывалось о составе вакцин и о том, в каких условиях они в СССР производятся (инициатором многих таких публикаций была Г. П. Червонская), вызвали настоящую бурю возмущения, в первую очередь специалистов, которые прекрасно знали, что означают эти вещества для человеческого организма. Это возмущение хорошо было отражено в материалах Российского Национального комитета по биоэтике. Вот, например, что писал замдиректора по научной работе НИИ общей и коммунальной гигиены им. А. Н. Сысина АМН СССР, к. м. н. Н. Н. Литвинов: «Устанавливать научно обоснованные безопасные регламенты... концентраций химических веществ, а тем более ртутных соединений, «разрешенных» 35 лет тому назад для парентерального введения грудным детям, — задача практически неразрешимая. Необходимо иметь очень серьезные обоснования, жизненные показания, чтобы разрешить многократное введение ребенку подобного дезинфектанта, ртутного пестицида. Кроме того, любые химические добавки, используемые в качестве консервантов, стабилизаторов, наполнителей и т.д., могут менять фармакокинетику основного вещества, в данном случае белков-антигенов, а следовательно, и их целенаправленное действие. Я, как специалист, считаю, что в сложившейся ситуации безо всяких промедлений должны быть представлены документы, доказывающие проведение специальных токсикологических исследований на отсутствие тератогенности, эмбриотоксичности, аллергизи-рующей активности, мутагенности и канцерогенности применяемой дозы мертиолята в вакцине АКДС: либо зарубежными фирмами, продающими нам этот пестицид, либо отечественными контролирующими учреждениями — Комитетом вакцин и сывороток или ГИСК им. Л. А. Тарасевича. Неужели вопрос изъятия ртутного вещества из препаратов, используемых с целью профилактики в детской практике здравоохранения, требует каких-то рассуждений, доказательств'?..Так ли необходимо использование комплексного препарата, каким является АКДС, в конце двадцатого века во всех регионах нашей страны, где иммунизация проводится по одной мерке, без учета климатических условий и, как известно, без индивидуального подхода к каждому ребенку и т. д.? Как учитываются шестнадцать противопоказаний, и кто их «успевает» определить? Признаться, я о них услышал и прочитал впервые. Как определяют повышенную чувствительность детей к ртутной соли и формальдегиду? Кому адресовать все эти вопросы по «допущенным», так называемым малым дозам, содержащимся в вакцине? Совершенно несостоятельны ссылки на ВОЗ — мол, ВОЗ требует определенного содержания этих веществ в АКДС. Это отговорка, рассчитанная на дилетанта. К тому же ВОЗ и ее комитеты не могут отвечать за принимаемые у нас в стране решения. Полностью проигнорированы отечественные специалисты и Фармкомитет СССР»45.
    А вот мнение токсиколога, к. м. н. д-ра Н. Н. Михайлова: «...Что собой представляет мертиолят? Это — ртутьорганическое соединение, иначе называемое этилртутьтиосалицилат натрия, относится к пестицидам. Кстати, в доступной отечественной литературе сведения о нем весьма скудны, он не зарегистрирован в нашей стране, и я не нашел данных о его глубоком токсикологическом изучении. Мельников Н. Н. в книге «Пестициды: химия, технология и применение», 1987, давая классификацию пестицидам, относит последний к бактерицидам, приводит ЛД50 — 40 мг/кг (вызывает 50% гибель крыс в эксперименте), что позволяет отнести мертиолят по степени его опасности, предложенной ВОЗ, к очень опасным веществам. Это иллюстрирует и такой пример. В «Методических указаниях по применению физико-химических и химических методов контроля медицинских биологических препаратов», М., 1977, утвержденных МЗ СССР (Хлябич, Ковшило), где говорится о приготовлении стандарта, сказано о хранении мертиолята: «ЯД! с притертой пробкой в темном месте». Литературные данные свидетельствуют о том, что органические соединения ртути весьма токсичны для всего живого, могут по ражать вегетативную нервную систему, вызывать иммунологические изменения. Однако мне не встретилось ни одного источника, где бы были отражены сведения по изучению этих отрицательных моментов относительно мертиолята. Вместо этого появились «допустимые» дозы его в медицинских иммунобиологических препаратах (МИБП) — вакцинно-сывороточных средствах, используемых для профилактики и лечения инфекционных заболеваний. Для справки: согласно утвержденному в нашей стране перечню допустимых количеств некоторых консервантов в пищевых продуктах, ртутьсодержащие исключены. А мы в плановом порядке вводим «крохотные дозы» этой соли грудным детям... Я пытался выяснить в свое время, есть ли статья в Государственной фармакопее СССР относительно мертиолята. Нет, в отечественной фармакопее его нет. Есть фундаментальный труд «Руководство по вакцинному и сывороточному делу» под редакцией академика Бургасова П. Н., где очень красиво говорится об основополагающих принципах контроля за качеством МИБП в СССР, который заключается в комплексе мероприятий, обеспечивающих поступление в практику здравоохранения полностью безопасных и эффективных средств специфической профилактики и лечения, диагностики инфекционных заболеваний. В этом же руководстве на стр. 166 читаем: «...Должны быть безвредными, стерильными, содержать не более 0,01% консерванта мертиолята... тиомерсал — 100±20 мкг/мл или не содержать консерванта, и иметь следовые количества формальдегида». А в нормативных документах: «должно содержаться 500 мкг/мл формальдегида». Но это не следы, а вполне ощутимое количество! Вообще, когда знакомишься с этим произведением, рассказывающим о том, как должно быть, возникает ощущение сплошных противоречий, многие из которых вызывают удивление: ну почему не обратиться к специалистам в своем отечестве? Ничего не говорится, например, о токсикологии химических веществ, допущенных в биопрепараты. Какие же они... биопрепараты? Совершенно безответственно констатируется факт того, что нечто «допущено» и «безвредно». А проверка такого «безвредно» прошла всего на 2-5 взрослых животных. Наблюдение проведено в течение 14 суток с момента введения препарата. Есть у меня такое подозрение, что так, как изучена АКДС, можно считать, что ее безопасность не проверена!»46.
    Приведу и слова биохимика, ст. н. с. Института иммунобиологии Минмедпрома к. б. н. В. Д. Кольцова: «Мертиолят — пестицид. Все пестициды токсичны. А мертиолят, к тому же, еще и относится к солям тяжелых металлов. Специалистам известно, что последствия одноразового контакта с малыми дозами подобных соединений непредсказуемы. И в данном случае дело не в дозе, а в индивидуальной чувствительности неокрепшего детского организма, да еще на фоне современного состояния окружающей среды, питания, воды и многого другого... Я — родитель двух детей, страдающих аллергией. По специальности биохимик. Не понаслышке мне известно, что такое формальдегид и ртутные соли. Конечно, вводить их парентерально любому ребенку – преступление, а детям, страдающим разными формами аллергии, – вдвойне опасно (а бывают, как известно, и смертельные исходы от введения АКДС). Ртутная соль может быть одной из причин... Уверен, если бы не публикации в центральной прессе, мы бы так и не знали, что вводят поголовно детям в нашей стране в составе так называемых «вакцин». Кстати говоря, в «Наставлении по применению АКДС» сказано, что инактивация (коклюшного токсина. — А. К) проводится либо формальдегидом, либо мертиолятом. И вдруг узнаем, что они оба входят в состав многих вакцин. Кроме того, вряд ли педиатрам кто-то
    разъяснил, что мертиолят — ртутьсодержащая соль. Если бы это случилось, то многие бы, наверное, задумались. Отсутствие такой надписи на этикетке — прямое нарушение международных требований об указании в составе лекарственного средства соли ртути!.. Судя по содержанию возражений со стороны чиновников, можно сделать заключение о том, что им абсолютно неизвестны методы изучения безопасности инактивированных вакцин, в которые входят химические вещества... Мой отзыв продиктован чувством солидарности с теми специалистами, которые поднимают вопрос о проведении грамотного изучения безопасности вакцин, добавок, содержащихся в них, а также об индивидуальном подходе к ребенку. Качественная прививка — это а) безопасный препарат и б) качественный организм ребенка. И в этом нет никаких новостей. Реакция чиновников, мягко говоря, странная. Вместо того чтобы честно признать недостатки и некачественность АКДС, устранить их (или прекратить производство!), как это должно быть в случае действительной заботы о здоровье детей, они встают в позу незаслуженно оскорбленных. Но такая реакция может быть только
    у тех, кто либо недопонимает всю опасность своей деятельности (тогда
    им нечего делать ни в науке, ни в организации здравоохранения), либо
    осознает опасность препарата и теперь пытается уйти от ответствен-
    ности, ошельмовав специалистов, сделавших это явным. Спасибо за

    обращение к правительству, за то, что нашлись специалисты, взявшие на себя смелость поднять этот очень многогранный вопрос, встав на защиту детей от «охранителей» нашего здоровья. Родители должны знать, что вводят их детям, отчего дети могут стать инвалидами на всю жизнь, и кто повинен в этом. Но есть ведь конкретный человек или группа людей, которые дали разрешение на применение ртутной соли в детских препаратах в нашей стране. Кто они?»47.
    Читатели догадаются, что все эти выступления, все заключения высококвалифицированных действительно независимых специалистов, которые не кормятся от прививочной кормушки, остались гласом вопиющего в пустыне. Никто и не подумал оправдываться или объяснять, кто, когда и на основании каких исследований позволил использование ртути в вакцинах, да еще на пару с формальдегидом, и почему этот дикий абсурд продолжается. Для иллюстрации отношения «противной стороны» — вакцинаторов — приведу такой пример. В своей биографической книге советский разработчик вакцин В. Е. Жемчугов рассказывает, в частности, о совместном с компанией «Ледерле» проекте строите
    ----------------------------------------------
    Сообщение отредактировано пользователем SorrowfulAngel 16.05.2010 - 12:07
    ----------------------------------------------
  • Пишет SorrowfulAngel
    , 14 мая 2010, 12:11
    Не могут смириться специалисты из «Вектора» с тем, что втуне пропадают заботливо сохраняемые и выращиваемые ими вирусы натуральной оспы, — ищут применения им и своей кипучей энергии. Выходит, рано радовались те, кто считал, что вместе с натуральной оспой в Лету кануло не меньшее, а то и большее проклятие — прививки от нее?

    Люди... будьте бдительны!

    вариант вполне возможен, чему лучшим доказательством является хотя бы «вакцинация исподтишка» населения, проводимая уже десятки лет живой полиовакциной Сэбина. Сюда же: «Заслуживает серьезного обсуждения вопрос о возобновлении вакцинации против оспы, но вакцинами новых поколений, скорее всего поливалентными. В России проводятся работы по подготовке возобновления вакцинации против оспы» (Покровский В. И. Эволюция... с. 644-645).



    Ветряная оспа

    Болезнь

    Ветряная оспа, заболевание, вызываемое вирусом Varicella-zoster из группы герпетических вирусов, относится к числу вполне безобидных детских болезней. Болеют обычно дети дошкольного и младшего школьного возраста. Важно отметить, что «у новорожденных и грудных детей заболевание возникает только в том случае, если мать в детстве не болела ветряной оспой»1. Инфицирование вирусом ветряной оспы беременной на ранних сроках может стать причиной врожденных пороков развития, а на поздних — заражения ветряной оспой новорожденного, когда смертность достигает 31%2. Поэтому можно только приветствовать перенесение здоровым ребенком, особенно девочками, ветряной оспы в природой предназначенном для того возрасте.

    Заражение происходит воздушно-капельным путем как от больных ветряной оспой, так и от больных опоясывающим герпесом, известным также и как опоясывающий лишай. Инкубационный период длится две-три недели. Начинается заболевание остро, с резкого повышения температуры до 38°С и появления сыпи, которая в течение суток превращается в пузырьки. Через два-три дня пузырьки подсыхают; в течение примерно недели образовавшиеся корочки отпадают, не оставляя рубцов на коже3. Обычно никакого специального лечения не требуется. Витамины А и С, большое количество жидкости (минеральная вода и натуральные соки) и пост в течение нескольких дней в сочетании с отдыхом в чистой постели — вот все, что необходимо при нормальном течении болезни. После снижения температуры еще в течение суток следует продолжать давать натуральные фруктовые соки, разбавленные водой, затем два-три дня придерживаться вегетарианской диеты. Госпитализация не нужна. Лечение может потребоваться лишь при наличии сильно беспокоящих ребенка симптомов, например зуда или бессонницы при обильных высыпаниях. Очень полезным может оказаться использование гомеопатии4.

    Первыми лекарствами, которые должны привлечь внимание в лечении инфекционных болезней, должны стать Aconitum и Belladonna, В связи с тем, что к ним я буду возвращаться еще много раз на страницах настоящей книги, я хотел бы сейчас, при первом упоминании, дать характеристику каждому из них и тем самым предотвратить возможную путаницу в дальнейшем. По точному замечанию известного французского гомеопата д-ра Леона Ванье (1880-1963), «эти два средства никогда не следует чередовать, так как они характеризуются противоположными показаниями»5. Есть несколько достаточно простых дифференциально-диагностических признаков, позволяющих сделать выбор между двумя этими поистине чудесными лекарствами, верное назначение которых позволяет оборвать болезнь в самом ее начале.

    Итак, для Aconitum характерны суженные зрачки, «сухой», обычно без пота, жар, возбуждение и страх. Это средство для здоровых, крепких, упитанных детей, подростков или взрослых, болезнь которых началась с пребывания на холодном сухом ветру или вследствие того, что они оделись не по сезону. Именно благодаря достатку жизненных сил и нормально функционирующей иммунной системе ответ организма характеризуется высокой интенсивностью. Болезнь начинается внезапно: «минуту назад был здоров, а сейчас уже болен». «У Aconitum нет признаков медленно развивающейся длительной лихорадки. Лихорадка Aconitum — это обычно короткая яркая атака»6. Пациент возбужден, мечется, страдает. Важной чертой лекарства является сильная жажда. Пациент постоянно требует холодной воды, но жажды она не утоляет. Состояние улучшается в прохладе (больной снимает одежду, сбрасывает одеяло).

    Иная картина характерна для Belladonna. Профессор Джеймс Тайлер Кент (1849-1916) выделял специфическую триаду этого лекарства: жар, краснота и жжение. «Жар бывает настолько силен, что, дотрагиваясь до больного Belladonna, вы сразу же отдергиваете руку, как будто прикасаетесь к раскаленной печке... Неважно, в какой части тела развивается воспаление, в любом случае отмечается жар крайней степени выраженности»7. Больные крайне чувствительны даже к малейшим сотрясениям (обычно вследствие не воспаления, а, по Кенту, «нервной гиперестезии»), свету, шуму и жалуются на ощущение пульсации в теле. Зрачки расширены, жажда может как присутствовать (при этом пациент просит лимонад или какие-либо газированные напитки), так и отсутствовать (при этом во рту значительная сухость), и пациент стремится тепло укрыться. «После периода жара появляются поты — они наиболее обильны на укрытых частях тела. Как только пациент начинает потеть, он старается укрыться. Поты горячи и обильны, и как только они появятся, нервное состояние пациента ослабевает, он становится менее раздражительным... Вот так оказывается невозможным ошибиться: если появляется пациент с сухой лихорадкой, возбуждением, болями — тогда это Аконит; напротив, если больной появляется с влажной лихорадкой (с влажной кожей) и угнетением — это Белладонна»8. Если пациенты Aconitum возбуждены, то пациенты Belladonna угнетены, находятся в ступорозном состоянии. У Belladonna также может присутствовать страх, но если у Aconitum это страх смерти, то у Belladonna это страх воображаемых вещей, напоминающий делирий.

    Эти симптомы могут служить путеводной нитью для тех читателей, которые захотят использовать в своей домашней практике гомеопатию.

    Известный американский гомеопат д-р Вильям Тейлор считает, что всего несколько препаратов в целом покрывают до 95% всех случаев ветряной оспы, когда вообще требуется лечение. При развившейся болезни чаще всего (60% случаев) используется Pulsatilla, затем идут Rhus (15%) и Antimonium tartaricum (менее 10%). При нормально протекающей ветряной оспе чаще всего требуется Pulsatilla — особенно она показана, когда у ребенка сильный зуд, усиливающийся от тепла постели или от горячей ванны, капризность, желание свежего воздуха — дети просят открыть окно. Сильное беспокойство ребенка на фоне зуда может потребовать приема Rhus toxicodendron. Antimonium tartaricum обычно назначается при присоединившихся осложнениях со стороны дыхательной системы (чаще всего речь идет о кашле вследствие бронхита) и когда из пузырьков выделяется желтоватая жидкость, напоминающая мед. Остальные случаи приходятся на Antimonium crudum, Mercurius vivus или Mercurius solubilis, и Sulphur. Существует немало хороших гомеопатических руководств, в которых подробно излагаются патогенезы этих лекарств. К ним я и отсылаю родителей. В тяжелых случаях ветряной оспы, которые иногда встречаются у детей с фоновыми хроническими заболеваниями или у взрослых, для лечения применяется ацикловир (зовиракс), однако этот препарат сам имеет немало побочных эффектов, а потому его использование должно быть оправдано. Обычно ацикловир для внутривенного введения рутинно применяется у лиц, страдающих болезнями иммунной системы и имеющих высокий риск развития осложнений ветряной оспы. Применение «на всякий случай» или ради кратковременного комфорта антибиотиков, кортикостероидов, аспирина или парацетамола не только совершенно бессмысленно, но и опасно. Сегодня даже ВОЗ признает, что искусственное понижение температуры не может считаться разумным мероприятием: «Лихорадка представляет собой древний, универсальный и обычно благотворный ответ на инфекцию, и ее подавление в большинстве случаев не приносит никакой ощутимой пользы или же приносит очень мало. С другой стороны, продемонстрировано, что подавление высокой температуры может быть вредно. У большинства людей этот вред почти незаметен, но когда речь идет о миллионах, то он может стать причиной увеличения заболеваемости и смертности. Соответственно, не следует поощрять широкое использование жаропонижающих (антипиретиков) ни в развивающихся, ни в развитых странах»9. Вряд ли подлежит сомнению, что значительный процент случаев тяжелого течения ветряной оспы и ее неблагоприятных исходов (осложнений), якобы ставящих под сомнение безобидность этого заболевания, должен быть приписан бездумному и безответственному лечению.

    Осложнения ветряной оспы редки и в последней четверти XX в. демонстрировали тенденцию к дальнейшему снижению. Так, в США количество энцефалитов, вызванных ветряной оспой, снизилось с 58 в 1970-1979 гг. до 28 в 1980-1983 гг.10 Среди них показательно снижение количества зафиксированных случаев синдрома Рея — тяжелой энцефалопатии, сопровождающейся конвульсиями и комой, что в первую очередь связано с отказом от практики лечения салицилатами (аспирином). Немецкие авторы, подсчитав все возможные осложнения ветряной оспы за 1997 г., определили риск развития осложнений у здорового ребенка — 8,5 на 100 тыс. детей в возрасте до 16 лет. При этом 38,6% приходилось на осложнения, вызванные присоединением бактериальной инфекции (около 61% — неврологические осложнения, практически все разрешившиеся без проблем). Ни одной смерти или угрожающего жизни состояния, вызванного, например, кровотечением, зафиксировано не было11. Присоединившиеся бактериальные осложнения действительно могут стать опасными, но развитие их характерно для детей, страдающих заболеваниями иммунной системы.

    Некоторое обоснование прививка против ветряной оспы могла бы иметь у детей, проходящих химиотерапевтическое лечение в связи с онкологическими заболеваниями крови, но именно им она противопоказана.

    После перенесенной ветряной оспы возникает стойкий, обычно пожизненный, иммунитет. Это тем более важно, что восприимчивость к вирусу ветряной оспы высока (до 90%), а во взрослом возрасте болезнь имеет значительно более тяжелое течение12. Риск смерти от ветряной оспы для здоровых детей в США оценивается в 0,0014%13.

    Заслуживают быть отмеченными недавние исследования, показавшие, что помимо пожизненного иммунитета заболевание ветряной оспой может оказаться полезным в другом аспекте. Было обнаружено, что у людей, имеющих антитела к вирусу ветряной оспы, меньше вероятность развития самых частых опухолей мозга, называемых глиомами, что, возможно, объясняется сходством антигенов вируса и глиом14. После выздоровления от ветряной оспы вирус не исчезает из организма, а сохраняется в нервных узлах (ганглиях) спинного мозга и у некоторых людей может проявить себя позднее в виде опоясывающего герпеса.

    Ошибочно было бы предполагать, что ребенок обязан перенести болезнь в ее ясном, клинически различимом виде, чтобы иметь основания считать, что у него присутствует иммунитет к ветряной оспе. В университете Лаваля в Квебеке несколько лет назад было проведено исследование уровня антител к ветряной оспе, в котором приняли участие 2 000 учащихся четвертых классов. Оказалось, что к возрасту 10 лет 92% детей имеют такой иммунитет, причем он есть и у 63% детей, у которых отсутствовала история самого заболевания. Авторы статьи отметили, что следовало бы сначала оценивать иммунный статус у прививаемых, но это, безусловно, будет сложно и повлечет за собой снижение «охвата» детей этой прививкой15. Следует также отметить, что в аннотации к вакцине «Варивакс» (см. ниже) ее производитель отмечает, что хотя длительность прививочного иммунитета неизвестна, иммунитет в популяции привитых может исчезнуть вследствие прекращения постоянного контакта с вирусом Varicella, постоянно «подпитывающим» его ныне. Говоря более доступным языком, сама идея элиминации, устранения этого вируса как такового грозит немалыми неприятностями, и тому у нас уже есть подтверждения. Дело в том, что, когда мы говорим о стойком пожизненном иммунитете после какой-либо инфекционной болезни, мы, с позиций современной науки, вовсе не имеем в виду, что раз возникшие после перенесенной болезни антитела будут, словно заведенные, бесконечно вырабатываться сами по себе десятками лет в отсутствие какого-либо стимула для этого. Необходимы постоянные антигенные «толчки» из окружающей среды, научно именуемые бустерами (от англ. booster — тот, кто помогает, усиливает), периодический контакт с возбудителем, чтобы иммунная система реагировала на клеточном и гуморальном уровне, защищая своего хозяина от неприятностей. Циркуляция вирусов среди людей как раз и позволяет получать такие «толчки»16. Как только вируса, вследствие тех или иных причин (например, прививок) становится меньше, то и иммунитет, полагавшийся нами длительным или даже пожизненным, перестает таким быть. В отношении ветряной оспы все сказанное выше как нельзя более верно.

    Здесь необходимо ненадолго отвлечься, чтобы ответить на очень важные вопросы, неизменно возникающие у всякого внимательного читателя: как сочетается утверждение о неэффективности прививок, часто повторяющееся в этой книге, со снижением циркуляции возбудителей в популяции и уменьшением регистрируемых случаев заболевания? значит, прививки все-таки эффективны, если болезней, от которых их делают, становится меньше? Действительно, несмотря на продолжающиеся вспышки прививаемых болезней в среде полностью привитых (что заставляет усомниться в долгосрочной эффективности вакцинаций), мы все же наблюдаем снижение заболеваемости «управляемыми прививками» болезнями. Чтобы разобраться во всем этом, давайте сравним вакцинальный процесс и патологический процесс при инфекционном заболевании. За исключением столбняка, возбудитель которого может проникнуть в организм через инфицированные раны, все возбудители «предотвращаемых прививками» болезней попадают к нам через слизистые оболочки дыхательной или пищеварительной системы. Истинная эволюция болезни очень далека от обычно представляемой публике примитивной схемы «проникновение возбудителя —> симптомы болезни —> выработка антител —> выздоровление». В ответ на вторжение возбудителей на слизистых оболочках начинается выработка иммуноглобулина A (IgA). Фактически те случаи болезни, которые мы наблюдаем, вряд ли составляют и 1% от всех случаев инфицирования, скорее всего их намного меньше — возможно, в тысячи раз. Когда случается естественная болезнь, то, помимо выработки IgA, химические сигналы со слизистых оболочек запускают стройный «хор» иммунной системы, в результате чего иммунный ответ становится зрелым, а возникающий после болезни иммунитет, при условии постоянной «антигенной подпитки» — как правило пожизненным. Прежде, чем попасть в печень, селезенку, вилочковую железу (тимус) или костный мозг, возбудители размножаются в органах лимфатической системы, инициируя там мощный первичный иммунный ответ. Активизируются многочисленные защитные системы организма: начинается реактивное воспаление в инфицированных вирусом тканях, активируются лейкоциты и макрофаги, белковые фракции сыворотки и пр. Первые симптомы, возникающие в катаральном периоде болезни (чихание, кашель, диарея), свидетельствуют об усилиях организма избавиться от возбудителей естественными путями. В механизме защиты задействован и гуморальный иммунитет — при появлении развернутых симптомов болезни в крови уже определяются антитела, а пик болезни совпадает с максимальным титром циркулирующих антител. Однако антитела являются не только не единственной, но даже и не главной защитой от острой болезни. Нужна целостная, сильная реакция всего организма. Детскими инфекциями неслучайно заболевают малыши — иммунная система развивается «обучением», только так она может достичь зрелости и надежно служить своему владельцу во взрослом возрасте. Мы считаем в целом здоровым человеком не того, кто хронически болен, а того, кто заболевает редко и быстро выздоравливает, что может быть возможным лишь при тренированной, нормально функционирующей иммунной системе. При парентеральном введении ослабленных возбудителей отсутствует инкубационный период, нет здоровой системной реакции организма и он не имеет возможности избавиться от вируса ни через слизистые оболочки верхних дыхательных путей кашлем и чиханием, ни диареей, ни сыпью. Я хочу еще раз это подчеркнуть: прививкой мы лишаем организм возможности избавиться от возбудителей имеющимися у него в распоряжении естественными и простыми способами. Возбудители немедленно проникают во внутренние органы. Фактически происходит именно то, что призвана предотвратить иммунная система. Для того чтобы справиться с инфекцией, не обезвреженной частично на уровне слизистых и к борьбе с которой организм не был подготовлен заблаговременно полученными химическими сигналами, он вынужден расходовать многократно большее число лимфоцитов, нежели когда это происходит при естественной болезни. Именно это имела в виду проф. Городи-лова, которую я цитировал в главе «Прививки: основные проблемы»: «Запас лимфоцитов постепенно истощается, и организм оказывается беззащитным перед различными антропогенными факторами. Человек стареет раньше своего времени. Физиологическое, естественное старение — процесс постепенного затухания, увядания всех звеньев иммунной системы. Вакцины же ускоряют, подстегивают процесс «расходования» лимфоцитов, искусственно приводя организм человека к преждевременному старению, отсюда старческие болезни у молодежи»17. Подменяя совокупность выработанных эволюцией иммунных реакций механическим кратковременным наводнением крови антителами и таким образом постоянно «обманывая» иммунную систему и организм в целом, мы отказываем им в возможности «тренировки» и развития и готовим почву для сниженной функции иммунитета. Когда мы говорим, что привитый не заболевает той болезнью, от которой его привили, мы на самом деле не имеем в виду, что с помощью прививочных манипуляций мы сделали его невосприимчивым к определенному патогену. Мы имеем в виду лишь то, что он не перенес болезнь в острой, клинически различимой форме. Эпидемиологи ликуют: прививки показывают свою эффективность, успешно снижают заболеваемость, пора ставить вопрос о ликвидации болезни, что еще надо? Остается выяснить только вопрос, стоит ли разделять эту радость привитому. Он не стал здоровее, не перенеся одно- или двухнедельную острую болезнь, — он стал носителем хронической прививочной инфекции, не способным развить острую реакцию и избавиться с ее помощью от попавших в его организм инфекционных агентов18. Таким образом, прививки «засевают» организм живыми вирусами, опасность чего лишь сейчас начинает оцениваться в должной мере (в главе о гепатите В я вкратце скажу о возможном механизме связи аутоиммунных заболеваний и прививок).

    Статистика заболеваемости в наше время рассматривается так, как будто разными болезнями болеют совершенно разные, а не одни и те же люди. Снижение заболеваемости корью или коклюшем — это хорошо, а рост онкологических и аутоиммунных заболеваний — плохо. Но за корь и коклюш отвечают инфекционисты, за онкологические болезни — онкологи, за аутоиммунные болезни — эндокринологи, ревматологи, неврологи и другие специалисты. Считается, что инфекционные заболевания человек в состоянии контролировать прививками, и он должен к такому контролю всячески стремиться, а рак, аутизм, диабет, рассеянный склероз и артриты... ну что же, их причин никто не знает и еще долго знать не будет. На каждое независимое эпидемиологическое исследование, показывающее всплеск заболеваемости тяжелейшими недугами параллельно прививочным кампаниям, тут же мастерится заказное «научно-доказательное» опровержение, так что публика, разучившаяся полагаться на здравый смысл, остается в недоумении — может, и правда нет никакой связи между прививками и ростом заболеваемости диабетом, а во всем виноваты исключительно малоподвижность вкупе с кока-колой, чипсами и гамбургерами? Я предлагаю читателям поразмыслить над этими вопросами с точки зрения т. н. холистической медицины, рассматривающей человека не как набор органов или систем, работающих в полной изоляции друг от друга, с каждой из которых можно вытворять что угодно, не ожидая реакции со стороны других органов и систем, а как целостную структуру, каждое воздействие на часть которой неминуемо вызывает реакцию других ее частей. С этой точки зрения эффективность прививок, заключающаяся в том, что человека лишают возможности перенести острую болезнь за счет превращения его в носителя хронической инфекции с непредсказуемыми последствиями, — не то, что следует приветствовать и к чему следует стремиться.

    Вернемся к последствиям кампании по прививанию детей от ветряной оспы. В 2002 г. тревогу забили исследователи из английской лабораторной службы общественного здравоохранения. В своей статье они указали, что снижение количества детей, больных ветряной оспой (и, соответственно, снижение возможности для всех вокруг получать бустеры от вируса Varicella), неминуемо приведет к увеличению числа больных опоясывающим герпесом. Эта болезнь, в допри-вивочную эру бывшая почти исключительно привилегией пожилых людей и лишь очень редко следовавшая за ветряной оспой у детей, вызывается реактивацией вируса ветряной оспы и может стать причиной смерти в пять, а госпитализаций — в три раза чаще, чем сама ветряная оспа. По подсчетам ученых, если все дети в трехсотмиллионной популяции получат прививки от ветряной оспы, это приведет к дополнительному 21 миллиону (!!) случаев заболевания опоясывающим герпесом и смерти 5 000 человек в возрасте старше 60 лет. При этом, как было указано в статье, могут быть спасены жизни 5 000 детей (учитывая нынешнюю статистику заболеваемости ветряной оспой и смертности от нее в США, совершенно непонятно, каким образом делался этот подсчет). По мнению исследователей, в свете дикой дилеммы такого инициированного человеком «обмена» жизней детей на жизни взрослых надо либо прививать теперь и взрослых, либо вообще отказаться от проекта прививок от ветряной оспы19.

    К тому времени поезд новой прививки уже набрал полный ход, и на эту публикацию, разумеется, внимания не обратили — мало ли что ученые напророчат. Ликвидацию кори и полиомиелита тоже давно уже обещали, да ничего не вышло. Однако дело с ветряной оспой повернулось еще хуже, чем предполагалось. Если англичане говорили только о взрослых, то в недавних сообщениях, опубликованных в 2003 г. в журнале «Вакцина»20, американский исследователь д-р Гарри Голдмен показал, что при сокращении заболеваемости ветряной оспой на фоне массовых прививок внезапно резко возросла заболеваемость опоясывающим герпесом и у ранее перенесших ветряную оспу детей! Сам Голдмен заинтересовался этим явлением лишь после того как, будучи в 1995-2002 гг. аналитиком лос-анджелесского отделения проекта наблюдения за ветряной оспой Центра контроля заболеваний, он стал неожиданно получать сообщения от школьных медсестер, до того ни разу в жизни не видевших опоясывающий герпес у детей. Голдмен предсказывает, что нам очень скоро предстоит увидеть вспышку этой болезни как у детей, так и у взрослых, у которых ее последствия могут быть куда серьезней последствий ветряной оспы. В ответ на это фармацевтические компании заявили, что... намерены разработать вакцину и против опоясывающего герпеса! Голдмен резко осудил эту абсурдную с точки зрения здравого смысла идею, заявив, что так и будет крутиться бесконечное колесо «болезнь-лечение-болезнь». По его мнению, с прививкой от ветряной оспы было бы куда меньше проблем, если бы всем детям была предоставлена возможность приобрести иммунитет к ветряной оспе21 естественным путем, а прививки делались только тем, кто не приобрел его к возрасту двенадцати лет. Нетрудно представить, к какому катастрофическому обвалу доходов производителей вакцины против ветряной оспы могла бы привести реализация подобного предложения, а потому совершенно естественно, что оно никогда не
    будет рассматриваться всерьез. Пока что некоторые родители, с тревогой наблюдающие, как у их детей остается все меньше возможностей приобрести ветряную оспу естественным путем, и опасающиеся как прививок с их непредсказуемыми последствиями, так и того, что их дети, не получив иммунитета к ветряной оспе в детстве, могут пострадать от нее в подростковом и взрослом возрасте, начали потихоньку возвращаться к подзабытым «оспенным вечеринкам». Родители приводят своих здоровых детей играть с больными, и оставляют их также ночевать, чтобы они могли заразиться и своевременно перенести эту безобидную болезнь в подходящем для этого возрасте и состоянии здоровья22.

    Говоря о ветряной оспе, не следует забывать и о том, что отсутствие возможности приобрести естественный иммунитет в детском возрасте «сдвигает» болезнь во взрослый возраст и, потенциально, в младенческий возраст следующего поколения (как это происходит сейчас со многими инфекционными болезнями), когда болезнь неизмеримо опасней. Возможные выходы — либо полная элиминация вируса (чего практически нереально добиться в ближайшие несколько поколений, учитывая его способность сохраняться в нервных ганглиях), либо пожизненные прививки. Не к такому ли выбору, основанному на пожизненной «привязке» к вакцинам, нас ведут?23 Сначала выдумывается новая вакцина, которой прививают миллионы, а потом нам заявляется, что мы-де стали вакцинозависимыми (модное словечко, введенное в оборот в России совсем недавно, в связи с расширением прививочных программ и необходимостью внедрения в сознание населения их важности), только теперь и осталось, как всю жизнь регулярно делать прививки...

    Как я уже упоминал выше, реальную опасность ветряная оспа может представлять почти исключительно для детей, имеющих поражение иммунной системы24. Оправдывает ли стремление уберечь от болезни тех, кому эта прививка может быть противопоказана (дети, страдающие онкологическими заболеваниями крови), массовые прививки миллионам детей, которые не только не рискуют серьезными последствиями болезни, но для которых она может быть и полезна? Еще до того, как алчность прививателей перевесила все доводы рассудка, английский медицинский журнал писал: «Программа всеобщей иммунизации ради детей с нарушениями функции иммунной системы потребовала бы от докторов получение согласия родителей прививать своих детей не ради собственной пользы последних, а ради блага их менее удачливых сверстников. От родителей потребовалось бы подвергнуть своих детей потенциально большему риску первичной ветряной оспы во взрослом возрасте. Это принудительный альтруизм. Если мы не принуждаем взрослых жертвовать свои почки или даже кровь, то разве честно будет требовать от детей быть «добрыми самаритянами»? Это также противоречит стандарту «в первую очередь — интересы своего ребенка», которым руководствуются родители, принимая решение»25.

    В ряде публикаций подчеркивалось, что заявляемая экономическая выгода от этой прививки связана вовсе не с детьми, а с их родителями. Эта выгода достигается за счет уменьшения выплат по больничным листам, которые родители берут по уходу за заболевшим ребенком. Авторы одной из статей подсчитали, что такого рода экономический ущерб на семью с заболевшим ветряной оспой ребенком составляет 293$ плюс 20$ на медикаменты26. Правда, есть и экономические же возражения против такого подхода. Например, указывается следующее: «Программа детских прививок может привести к увеличению числа случаев заболевания ветряной оспой взрослых, включая беременных, которые рискуют большим, в сравнении с детьми, количеством осложнений. Хотя экономические затраты, связанные с отсутствием родителя на рабочем месте, резко снизятся, затраты на медицинское обслуживание могут возрасти»27. Выгодна ли такая политика самому ребенку и, в конечном счете, всему государству — решать читателям, в том числе и на основании приводимых в этой главе данных.

    Соседи России уже обратили внимание на имеющуюся, но до сих пор не вошедшую в местные иммунизационные календари прививку: «В последнее время в Латвии стремительно растет заболеваемость ветрянкой, поэтому инфектологи просят правительство выделить финансирование на вакцинацию населения от этой болезни... Сейчас сделать прививку от ветрянки можно добровольно. Однако, как считают специалисты, ни родители, ни семейные врачи не уделяют этой проблеме достаточного внимания, считая, что дети должны просто переболеть ветрянкой (преступно легкомысленный и совершенно не учитывающий интересы «инфектологов» со товарищи подход, не так ли? — А. К.). Как пишет газета «Час», ссылаясь на слова руководителя кафедры традиционной инфектологии Рижского университета им. Страдиня Людмилы Виксна, для любого заразного заболевания характерны цикличные периоды роста и спада. Сейчас в распространении ветрянки в Латвии наблюдается тенденция к росту, поэтому риск заразиться инфекцией есть у каждого жителя страны, и заболеть могут не только дети, но и взрослые. Как подчеркнула Виксна, обязательно прививаться от ветрянки нужно беременным женщинам, поскольку это заболевание представляет большую опасность для еще не родившегося ребенка. Профессор Даце Гардовска отмечает, что ни одно инфекционное заболевание не проходит для здоровья человека бесследно, поэтому и обществу, и государству необходимо осознать, что детей по возможности нужно ограждать от этой инфекции, в противном случае число болеющих ветрянкой продолжит возрастать. Медики также указывают, что во многих европейских государствах и США вакцинация от ветрянки включена в обязательный календарь иммунизации детей.
    ----------------------------------------------
    Сообщение отредактировано пользователем SorrowfulAngel 16.05.2010 - 12:19
    ----------------------------------------------
  • Пишет SorrowfulAngel
    , 14 мая 2010, 12:12
    Гепатит А
    Болезнь
    Еще каких-нибудь 15-20 лет назад мысль о вложении денег в разработку вакцин для массового применения против таких болезней, как ветрянка или гепатит А, могла бы показаться совершенно абсурдной, но на фоне нынешнего массового наступления прививок на людей по всем фронтам вчерашний абсурд и тема для выступлений юмористов превращается в сегодняшнюю отнюдь не веселую реальность. Гепатит А, известный также как эпидемический гепатит, инфекционный гепатит или болезнь Боткина, традиционно считается одной из самых легких инфекционных болезней. В отличие от гепатитов В и С, передающихся почти исключительно через кровь, гепатит А — типичная детская энтеральная инфекция, «болезнь грязных рук», а проще — болезнь недоброкачественной воды и неудовлетворительных санитарно-гигиенических условий. Вирус гепатита А выделяется заболевшим в окружающую среду с фекалиями; соответственно, заражение происходит фекально-оральным путем. Инкубационный период болезни составляет в среднем 30 дней (максимум — 50). Симптомы преджелтушного периода, длящегося около недели, напоминают симптомы гриппа (резкое повышение температуры, головная боль, тошнота, потеря аппетита), но появление желтушного окрашивания кожи и склер, потемнение мочи и обесцвечивание кала, как и при других гепатитах, указывают на поражение печени и начало желтушного периода, длящегося до двух недель. Так развиваются события при типичном гепатите А, что бывает, согласно данным разных авторов, примерно лишь в 10-30% случаев у населения в среднем, но у детей чаще всего заболевание протекает в стертой форме, без выраженных клинических проявлений и просто остается незамеченным1.
    Диагноз ставится как по клинической картине, так и по обнаружению в крови антител к вирусу гепатита А. Даже в книгах, рекламирующих прививки, авторы затрудняются найти какое-либо раци-
    1 Во многих руководствах сообщается, что у детей до двух лет заболевание как правило протекает бессимптомно, но примерно у 70% взрослых сопровождается желтухой. Российские авторы указывают, что «при одинаково низкой частоте инфицирования детей и взрослых доля клинически выраженного ГА (гепатита А. — А. К) у последних существенно выше (1:1 у взрослых против 1:50 — 1:100 у детей)» (Покровский В. И. и др. Эволюция инфекционных болезней в России в XX веке. М, 2003, с. 58).

    ональное обоснование для вакцинации против гепатита А, которое могло бы быть основано на тяжести самого заболевания. Вот примеры: «Заболевание часто протекает в безжелтушной или субклинической форме. Тяжелые, фульминантные2 и хронические формы болезни практически не встречаются»3 или «Исход гепатита А обычно благоприятный. Полное клиническое выздоровление в большинстве случаев (90%) наступает в течение 3-4 нед. от начала болезни. У 10% период выздоровления затягивается до 3-4 мес, но хронический гепатит не развивается»4. В недавней книге санкт-петербургских авторов, посвященной исключительно прославлению прививок, самые ужасные приведенные факты следующие: «Лечение больных длительное. Выздоровление обычно наступает через 1-3 мес, но нередко течение ВГА может затянуться из-за развития обострений и специфических осложнений. Со временем погибшие печеночные клетки замещаются соединительной тканью, что проявляется увеличением печени (во многих случаях пожизненным). Развиваются воспалительные изменения, дискинезия желчевыводящих путей. Нередко нарушается работа поджелудочной железы. Иногда длительно сохраняется желтуха»5. Выглядит посильнее, но, учитывая, что ни к каким серьезным последствиям, как бы авторам этого ни хотелось, ни «пожизненное увеличение печени» в частности, ни гепатит А в целом все-таки не ведут, даже эта «страшилка» выглядит не слишком убедительно для информированного родительского согласия на прививку. Раз перенесенное заболевание оставляет стойкий, как правило пожизненный иммунитет. Госпитализация при обычном течении болезни не требуется. Также нет необходимости в каком-либо особом лечении. Покой и большое количество жидкости для предотвращения интоксикации — вот все, что обычно требуется заболевшему.
    У взрослых эта болезнь протекает тяжелее, но и тогда серьезные последствия исключительно редки и почти всегда бывают только у лиц в возрасте, имеющих тяжелые хронические заболевания. При том, что гепатит А — преимущественно детская болезнь (67%), почти 70% смертности дают лица старше 49 лет6.
    2 Скоротечные, опасные для жизни; от лат. fulminare — поражать молнией. А. К.
    3 Учайкин В. Ф., Шамшева О. В. Вакцинопрофилактика. Настоящее и будущее. М., 2001,
    с. 198.
    4 Инфекционные болезни. Справочник для всех. СПб, 2000, с. 136.
    5 Тимченко В. Н. и др. Все о детских прививках. СПб, 2003, с. 72.
    6 Hadler S. G. Global impact of hepatitis A virus infection changing patterns // Hollinger F. В.,
    Lemon S. M., Margolis H. (eds.) Viral hepatitis and liver disease. Baltimore, 1991, pp. 14-20.

    Относительно гепатита А стоит отметить появившуюся недавно информацию, поступившую из Стэнфордского университета (Калифорния, США). Согласно проведенным там исследованиям, инфицирование вирусом гепатита А защищает человека от аллергий. Попадая в клетки, вирус гепатита А взаимодействует с некоторыми генами, отвечающими за развитие аллергических реакций. Так, он подавляет активность гена TIM-1, контролирующего активность иммунных клеток и связанного с аутоиммунными реакциями. Согласно заявлению исследователей, эти данные могут частично объяснить, почему аллергические реакции и аутоиммунные болезни намного реже встречаются в развивающихся странах, где очень высока заболеваемость гепатитом А7.
    Действительно, гепатит А — типичная болезнь стран третьего мира, не имеющих канализации или не способных поддерживать ее в исправном состоянии8 и, что не менее важно, характеризующихся высокой скученностью проживания населения. Это непременное условие. Российские авторы сообщают: «Разительный и в какой-то степени неожиданный спад заболеваемости ГА стал отмечаться в 90-х годах, когда она достигла самых низких за всю историю регистрации ГА величин: в 1998 г. — 34,0 на 100 тыс. населения... Этот спад несомненно связан с особенностями нового социально-экономического уклада: в социальной сфере разрушительные процессы преобладали над созидательными. Парадоксально, но такое положение вело к сокращению потенциальных очагов заражения ГА. Это было связано с тем, что уменьшилось число детских садов и пионерских лагерей, прекратили существование студенческие строительные отряды и молодежные спортивные базы, исчезли дешевые предприятия общественного питания; в целом снизилась активность контактов основного восприимчивого населения (детей и подростков) вне семьи. Не исключено, что эти явления совпали по времени с естественным спадом заболеваемости ГА»9. Согласно приводимым авторами сведениям, средний показатель заболеваемости гепатитом А на 100 тыс. населения в 1992-1996 гг. равнялся 106,9 случаям, а в 1997-2001 гг. — лишь 50. По сведениям с сайта Центра Госсанэпиднадзора РФ, забо-
    7 Mclntire J. J. et al. Immunology: hepatitis A virus link to atopic disease Nature Oct 2003-
    425:576.
    8 Подтверждением этого может служить хотя бы тот факт, что к пятилетнему возрасту
    90% детей в экономически малоразвитых странах уже инфицированы вирусом гепатита
    А. Там же.
    9 Покровский В. И. Эволюция... с. 57.

    леваемость гепатитом А составила 46,68 в 2002 г. и 28,41 в 2003 г. Для сравнения: заболеваемость гепатитом А в США в 1983 г. равнялась 9,2, а в 1989 г. — 14,6 на 100 тыс. населения10.
    Тут бы, казалось, российскому читателю самое время было порадоваться: болезнь неопасна, клинические формы у детей редки, иммунитет формируется на всю жизнь, заболеваемость в последние годы снижается. Ну, право, какие тут еще могут быть прививки? Да наоборот, гордиться надо тем, что когда американцы в пику всякой логике эту прививку вводят в прививочный календарь, и без того переполненный многочисленными дозами разных вакцин, россияне торжествуют близкую победу пусть даже над таким незначительным врагом, как вирус гепатита А, безо всяких прививок и даже при том, что проблема воды хорошего качества далека в России от своего решения11. Это согласно обычным здравому смыслу и логике. Но для небескорыстных адвокатов вакцинаций (как так? есть вакцина, и ее не использовать?) все видится совершенно по-другому: «Как бы ни сложилась социально-эпидемическая обстановка в стране и эпидемиологическая ситуация в отношении ГА в первые годы наступающего столетия, массовая вакцинация восприимчивого населения против ГА должна стать первоочередной задачей. Даже если допустить, что сохранится нынешняя тенденция к снижению заболеваемости ГА без продуманного профессионального вмешательства (?! — А. К.), что поведет к дальнейшему увеличению неиммунной прослойки населения, можно ожидать вспышек ГА как следствия природных, техногенных или социальных катастроф, отсутствие которых пока не может быть гарантировано»12.
    10 Shapiro С. N. et al. Epidemiology of hepatitis A in the United States // Hollinger F. B. Viral... pp. 71-76.
    11 «Проблема обеспечения населения доброкачественной питьевой водой остается острой. Несмотря на отмечающееся снижение сброса загрязненных стоков в водоемы, качество воды источников централизованного водоснабжения не улучшается. По санитарно-хи-мическим показателям не отвечают гигиеническим требованиям 29% проб воды, а по микробиологическим около 9% проб воды источников водоснабжения. Половина из всех поверхностных источников водоснабжения не отвечает санитарным нормам и правилам из-за отсутствия организованных зон санитарной охраны» (Шляхтенко Л. И. Внимание: желтуха! Медицина для всех, 2001, 1).
    12 Покровский В. И. Эволюция... с. 61. Сравните со следующим: «Поскольку гепатит А — чрезвычайно распространенная инфекция в нашей стране, можно ставить задачу о поголовной вакцинации в детском возрасте. Однако из-за высокой стоимости вакцины выполнить эту задачу не представляется возможным» (Учайкин В. Ф. Вакцинопрофи-лактика... с. 198). Обращает на себя внимание и слово «поголовный», словно речь идет о скоте или дело происходит не в 2001 г., а во времена ленинского декрета о насильственном тотальном оспопрививании. Учайкин же, немного позднее: «Нет оснований считать, что проблему заболеваемости гепатитом А, как какой-либо другой кишечной инфекции, можно решить за счет повышения качества жизни. Сегодня всем очевидно, что вакцина-

    Итак, когда болезнь на подъеме, то прививка нужна, чтобы от нее защитить. Когда болезни нет (может, именно благодаря отсутствию «продуманного профессионального вмешательства»?), то... прививка все равно не меньше нужна, потому что нет иммунитета к болезни, а отсутствие катастроф в будущем кто же может гарантировать. Короче, прививка нужна всегда — что с болезнями, что без них. Пожалуй, этот пример ловкой торгашеской логики — как бы дело ни повернулось, товар должен быть произведен и продан — вызвал бы только улыбку, если бы речь не шла о здоровье тысяч и миллионов людей, и за заброшенными удочками разговоров о прививке от гепатита А не маячила пугающая тень прививки для «неиммунной прослойки населения» от натуральной оспы, унесшей (сейчас я говорю о прививке, а не о болезни) тысячи человеческих жизней. Что же касается того, насколько первоочередной задачей должна стать «массовая вакцинация восприимчивого населения против гепатита А», то пусть это решат сами российские читатели моей книги. Подозреваю, что они вряд ли согласятся с теми, кто считает, что никаких других проблем, кроме гепатита А, в российском здравоохранении не осталось.
    Показательно, что те, кто не имеет своей доли в прививочном бизнесе, видят совершенно другой выход: «Анализ свидетельствует, что только принятие кардинальных мер социального порядка: строительство очистных сооружений, проведение ремонтных работ систем канализации и водоснабжения приводит к снижению заболеваемости (гепатитом А. — А. К.). Примером может служить Богучарский район Воронежской области, в котором заболеваемость снизилась до спорадической в 1997-1999 гг. (16,3-29,5 на 100 тыс.) с 207,4-316,6 в 1992-1996 гг. после проведения указанных мероприятий»13. Впрочем, при наличии прививки и это резкое падение заболеваемости благодаря таким разумным мероприятиям может быть целиком отнесено к эпидемическому циклу болезни.
    ция против гепатита А должна быть включена в Федеральный календарь профилактических прививок» (Учайкин В. Ф. Научные и организационные приоритеты инфекционной патологии у детей. Педиатрия, 2003, 7, с. 6-10). Понятно, что за счет повышения качества жизни можно решить проблему заболеваемости лишь теми хворобами, против которых нет прививок, или последние по каким-то причинам не удается навязать всему населению. Так, проблему холеры и тифов пришлось, скрепя сердце, решать хлорированием воды и устройством канализации, а дизентерии — санэпидпросветом.
    13 Чубирко М. И. и др. Характер эпидемического процесса при вирусном гепатите А по Воронежской области // Инфекции, обусловленные иерсиниями (иерсиниоз, псевдотуберкулез), и другие актуальные инфекции. Материалы международной конференции. Санкт-Петербург, 29-31 мая 2000 г.

    Вакцина
    Первая вакцина против гепатита А была лицензирована в США в 1995 г. Наибольшее распространение получили вакцины «Хаврикс» (производитель «Смит Кляйн Бичем»), «Вакта» и «Аваксим» («Авен-тис Пастер»). Они лицензированы и в России. Кроме того, в РФ используется и вакцина местного производства ГЕП-А-инВАК (МП «Вектор», Новосибирск), представляющая собой смесь инактивиро-ванных очищенных вирионов вируса гепатита А, адсорбированных на гидроокиси алюминия. Последний, равно как и формальдегид, присутствует во всех перечисленных вакцинах. Аннотация к «Хаврикс» сообщает, что вирус для вакцины выращивается на человеческих диплоидных клетках, то есть на клеточной линии, полученной от абортированного плода14. Это означает, что в вакцине неизбежно должна присутствовать остаточная ДНК.
    Безопасность
    Производитель вакцины сообщает: «Хаврикс» не оценивалась на канцерогенный потенциал, мутагенный потенциал или потенциал повреждения способности к воспроизведению». Точно так же не проводились исследования на беременных животных15.
    Производитель упоминает следующие возможные неприятности, которые могут последовать за прививкой: от 1 до 10% — уплотнение, покраснение и отек места укола, разбитость, повышение температуры (свыше 37,5°С); менее 1% — недомогание, гематома, зуд, сыпь, уртикария, фарингит, инфекции верхних дыхательных путей, боли в животе, понос, тошнота, боли в суставах, боли в мышцах, сонливость или бессонница, повышение давления, фотофобия, головокружение. «14% взрослых и менее 9% детей» жаловались на головную боль. После появления вакцины на рынке были получены сообщения о случаях анафилактического шока, синкопы, желтухи, гепатита, мультиформной эритемы, гипергидроза, ангиоэдемы, диспное, судорог, энцефалопатии, головокружения, нейропатии, миелита, парестезии, синдрома Гийена-Барре, рассеянного склероза; сообщалось также о врожденных уродствах, хотя производитель и отмечает, что причинно-следственная связь между этими заболеваниями и прививкой не установлена16. Список, тем не менее, впечатляет, если не сказать сильнее. Трудно
    14 Havrix ® (Hepatits A Vaccine, Inactivated). Prescribing information.
    115Там же.
    116Там же.

    представить себе родителя, который захотел бы подвергнуть своего ребенка риску заполучить рассеянный склероз или миелит, чтобы защитить его от болезни, обычно протекающей не тяжелее гриппа.
    Помимо перечисляемых стандартных реакций на прививку и таких довольно редких, но пугающих, как синдром Гийена-Барре или мультиформная эритема, заслуживает внимания и такое осложнение, как гепатит. Данных о том, протекает ли он легче, чем естественный гепатит, и не ведет ли к более тяжелым последствиям, мне обнаружить не удалось.
    Эффективность
    Эффективность защиты оценивается производителем «Хаврикс» в 84%17. Как и при гепатите В, вакцина может не обеспечивать защиты при уже имеющемся заражении.
    В связи с тем, что для многих родителей главная неприятность прививки связана с необходимостью лишний раз посещать врача и подвергать ребенка процедуре укола, сейчас все активнее разрабатываются новые «прививочные коктейли» — одновременное введение в одном шприце нескольких вакцин, включая и вакцину против гепатита А. Изучаются ее комбинации с вакциной против гепатита В, вакциной против гемофильной инфекции и DPT (АКДС). Как и следовало ожидать, результаты превосходят все ожидания — эффект ничуть не теряется, опасности для ребенка нет ни малейшей и далее в том же духе. Пока что производитель еще осторожничает, предостерегая в аннотации от смешения в одном шприце вакцины против гепатита А с другими вакцинами, но несомненно, что в самом ближайшем будущем на рынке появятся новые вакцинные «букеты», включающие и обсуждаемую здесь вакцину.
    Судя по имеющейся информации, при совершенной абсурдности прививки вследствие безобидности самой болезни, вакцина против гепатита А лишь с довольно большой натяжкой может быть отнесена к очень эффективным.
    «Вакцинацию против гепатита А рекомендуется начинать с 12-месячного возраста. Стандартный первичный курс состоит из одной дозы. Поддерживающую вторую дозу рекомендуется вводить спустя 6-12 месяцев после первой дозы. В инструкции к отечественной вакцине против гепатита А рекомендуется трехкратная вакцинация по схеме 0, 1, 6 мес. с последующей ревакцинацией через каждые 5
    17 Там же.




    лет»18. И далее: «.. .После введения второй бустерной дозы титр антител резко возрастает и практически у всех обеспечивает защиту на протяжении 5 лет и более»19. Это нерешительное «более 5 лет» в другой экзальтированной книге каким-то волшебным образом превращается... уже в 20 лет: «Полный курс вакцинации с использованием препаратов «Хаврикс» и «Вакта» обеспечивает защиту от заболевания ВГА в течение 20 лет... Привить ребенка лучше заранее (как говорят медики, в плановом порядке), когда ему исполнится два-три года. Тогда вы сможете спокойно отправлять сына или дочь в детский сад, зная, что в ближайшие 20 лет никакой контакт с больным вирусным гепатитом А не страшен»20. Собственно, с таким же успехом можно было утверждать и 40, и 60 лет, и даже гарантировать наследственный иммунитет внукам и правнукам. Принимая во внимание, что никакой разницы в составе вводимых первой и второй доз нет, ожидать, что первая доза создаст иммунитет только на год, а всего лишь вторая начнет с места в карьер творить чудеса на десятки лет, значит просто дурачить публику21. Впрочем, это экстремальный случай прививочных фантазий. Обычно везде повторяется достаточно осторожный срок примерно в пять лет. Кроме того — я не устаю это повторять — эффективность вакцин рассчитывается из учета периодического бустерного контакта с возбудителем, дающего необходимые «толчки» иммунитету. Сколько же реально длится защита в отсутствие такого контакта — никто не знает. Пример такого рода (исчезающей защиты при снижении циркуляции возбудителя) я приводил в главе о ветряной оспе.
    В течение года, предшествовавшего второму изданию этой книги, в России произошло несколько вспышек гепатита А, от которых в ито-
    18 Учапкин В. Ф. Вакцинопрофилактика... с. 199. Каждые пять лет прививаться от гепати-
    та А — что может быть глупее!
    119Там же, с. 200.
    20 Тимченко В. Н. Все о детских... с. 73-74.
    221В аннотации к вакцине ее производитель признает: «Длительность защиты, обеспечи-
    ваемой полной иммунизацией «Хаврикс», не установлена. Поэтому неизвестно, будет ли
    защита, обеспеченная иммунизированным детям, длиться до взрослого возраста». Соот-
    ветственно, никаких сроков — ни точных, ни приблизительных — в аннотации вообще не
    указывается (Havrix ®...). Откуда берется грандиозная цифра в 20 лет, впрочем, известно.
    Это отнюдь не срок защиты от болезни, а оценка предположительного присутствия ан-
    тител в некотором титре, сделанная на основе кинетической модели (Zimmerman R. К. et
    ah Routine vaccines across the life span, 2005. A supplement to the Journal of Family Practice
    2005, vol. 54, 1, pp. S9-S26). Как учит прививочная практика, подобное моделирование, на
    основании которого вакцинаторы смело обещают торжество над прививаемой болезнью
    на долгие годы, как правило не имеет никакого отношения к реальной жизни.

    ге пострадало несколько тысяч человек. Наверное, не один российский медик или просто минимально грамотный в медицинских вопросах человек с изумлением наблюдал за выпусками национальных новостей, неизменно начинающихся со сводок заболеваемости гепатитом А («еще 50 человек обратились к медикам. .L»), словно речь шла не о болезни, обычно протекающей не тяжелее гриппа, а о бубонной чуме, холере или натуральной оспе, и за театрализованными постановками под названием «репортажи из инфекционных больниц». Было совершенно непонятно, что делают заболевшие гепатитом А в больницах (где лучшее, что могут предложить для их лечения, — чистая питьевая вода и покой) и кому и зачем понадобилось их госпитализировать. Общим же для всех сообщений СМИ был призыв немедленно привить всех вокруг и защитить их тем самым от ужасов гепатита А. Вакцины неизменно находились, как и деньги у местных властей. Не только там, где были вспышки, но и в других местах вакцинаторы умело выбивали деньги на никому, кроме них самих и тех, чей заказ они выполняли, не нужную прививку. Вот, например, как удачно удалось им поживиться в Санкт-Петербурге: «...Члены правительства приняли решение о выделении из городского бюджета средств на проведение вакцинации... Вакцинировать будут людей, входящих в группу риска — 12 тысяч 524 взрослых петербуржцев, работающих на пищевых предприятиях, и 1200 детей из детских домов. На вакцинацию от гепатита «А» правительство направит почти 14 млн рублей (из расчета 1040 рублей на вакцинацию одного взрослого и 600 рублей — ребенка). Председатель комитета по здравоохранению Юрий Щербук заметил, что лечение одного больного гепатитом «А» обходится значительно дороже вакцинации — примерно в 8-9 тыс. рублей»22.
    Аргументация откровенно анекдотична, но вряд ли чиновники поняли это, раз с купеческой щедростью выделили из безразмерного городского бюджета почти полмиллиона долларов на прививку. Если человека, которому не требуется ничего, кроме покоя, обильного питья и копеечных витаминов на неделю-другую, госпитализировать, делать ему каждый день анализы, приставить к нему штат ме-
    22 Горбунова А. Главное — профилактика. Петербургский дневник № 32 (44) от 15 сентября 2005 г., с. 5. На соседней странице в том же номере газеты опубликована другая заметка, под названием «Губернатор надоила литр молока», в которой сообщалось об участии губернатора Санкт-Петербурга в церемонии открытия 4-го Молочного фестиваля. «По фестивальной традиции В. И. Матвиенко подоила корову; надой составил 1 литр». Не густо. Читатели согласятся со мной, что санкт-петербургские вакцинаторы вполне могли бы предложить своему губернатору уроки профессионального доения.




    дицинских работников, назначить кучу лекарств, которые в больницах вечно путают или передозируют, отравляя пациентов, заразить его внутрибольничной инфекцией, а потом уже лечить последствия всего этого, то такое лечение в итоге может обойтись и в 80 — и даже в 800 — тыс. рублей, что, однако, не оправдывает необходимости прививок. Бессмысленна госпитализация и с целью предотвращения распространения инфекции: «Учитывая доброкачественный характер болезни, можно считать вполне оправданным лечение таких больных в домашних условиях. Возражения эпидемиологов в связи с опасностью больных как источника инфекции не имеют достаточных оснований, поскольку выделение вируса с фекалиями практически у всех больных прекращается уже в первые дни желтушного периода»23. Но даже если бы требовалось и госпитализировать, и на самом деле тратить 8-9 тыс. рублей на лечение каждого заболевшего гепатитом А, то для согласования списка прививаемых следовало бы предварительно отправить посланника в Дельфы, чтобы местный оракул мог подтвердить, что таким-то и таким-то гражданам суждено в будущем заболеть гепатитом А, а потому прививка для них экономически оправдана. В противном случае найти хоть сколько-нибудь разумное объяснение растрате денег невозможно.
    Недовольны «недопрививом» и в российской столице. Вот сердится главный государственный санитарный врач по Москве Н. Филатов: «Имеют место недостаточный объем и несвоевременное проведение противоэпидемических мероприятий. Так, в 2004 г. по эпидемическим показаниям от ГА в Москве было привито лишь 3,5 тыс. человек, в том числе 2 тыс. детей, что недостаточно для обеспечения эпидемиологического благополучия в городе. Не проводится иммунизация против ГА детей и подростков, выезжающих на летний отдых в эндемичные территории...». И постановляет: «Руководителям предприятий... независимо от ведомственной принадлежности и формы собственности... обеспечить организацию проведения вакцинации против ГА за счет собственных средств предприятий... Главным врачам центров Госсанэпиднадзора в административных округах... обеспечить контроль за проведением профилактических прививок против ГА на контрольных объектах; Руководителю Департамента здравоохранения г. Москвы... обеспечить своевременное проведение профилактических (вакцинация) и противоэпидемических меропри-
    23 Учайкин В. Ф. Вирусные гепатиты у детей: этиологическая структура, особенности течения и лечение. Эпидемиология и инфекционные болезни, 1998, 2, с. 4-8.

    ятий в очагах ГА с целью предотвращения распространения инфекции»24. Чужих денег и чужого здоровья не жалко!
    Довольно забавный пример, связанный с гепатитом А, хорошо иллюстрирует, насколько далеки от понимания своих функций некоторые российские начальники как минимум в том, что касается вопроса защиты прав граждан. Нижегородская прокуратура установила, что вспышка гепатита А в городе в сентябре 2005 г. (более 3 тысяч заболевших) была вызвана проникновением возбудителя в питьевую воду; при этом данные анализов, свидетельствующих о заражении воды, были проигнорированы главным технологом МП «Нижегородский водоканал». Против него было возбуждено уголовное дело, а прокурор Нижегородской области дополнительно распорядился, чтобы сотрудники милиции собрали заявления у переболевших гепатитом А, дабы последних признали потерпевшими. Поступок прокурора, всего лишь добросовестно выполняющего возложенные на него законом обязанности, оказался столь необычным для России, в которой традиционно никогда не находится ответственных, что местный мэр... счел это провокацией прокурора, направленной против городских властей!25 К сожалению, это не анекдот.
    У любой прививки есть один аспект, о котором чаще всего вообще не упоминается. Каждая новая прививка означает дополнительную парентеральную антигенную нагрузку. Это возбудители болезни и их токсины, попадающие в организм противоестественным путем, в обход установленных эволюцией защитных барьеров. Это ртуть, формальдегид, алюминий, фенол и другие столь же небезобидные вещества. Это чужеродная ДНК. Где же предел? Появляются все новые вакцины, в том числе и от совершенно безобидных болезней, и их стремятся немедленно ввести в прививочный календарь, обеспечивая колоссальные доходы всем, вовлеченным в прививочный бизнес. Алчность ненасытна, но когда-то придется все же остановиться? Или можно так и продолжать десятками увеличивать количество прививочных доз для детей — ничего, мол, сойдет? Если американские родители будут сегодня следовать не только прививочному календарю, но и «научно обоснованным» дополнительным рекомендациям, то их ребенок в течение первых шести месяцев жизни получит 52 дозы раз-
    24 Постановление главного государственного санитарного врача по Москве Н. Филатова
    № 1 от 21 февраля 2005 г. «О состоянии заболеваемости вирусным гепатитом А и мерах по
    ее снижению» (Санитарно-эпидемиологический собеседник, 2005, 5(33), с. 24-25).
    25 Сообщение Regnum.ru от 20.01.2006.

    личных вакцин 15-ю инъекциями. Главный российский вакцинатор пишет: «С учетом новых вакцин Национальный календарь профилактических прививок в недалеком будущем может быть существенно расширен. Высказывалось мнение, что в первой половине текущего столетия в нем будет не менее 36-40 вакцин. Естественно, может возникнуть вопрос, как иммунная система будет реагировать при насыщенном календаре прививок на введение столь многочисленных вакцин. Нам кажется, очень удачный ответ дали американские педиатры: «Новорожденный сразу после рождения с вдыхаемым воздухом, с пищей и за счет контакта с окружающей средой получает почти одномоментно огромное количество антигенов, в том числе и безусловные патогены, и при этом почему-то ни у кого не возникает опасение за их иммунную систему»26. Удачным этот дикий по своей невежественности ответ, кому бы он на самом деле ни принадлежал, может показаться лишь тому, кто начисто лишен представления об иммунитете и о последствиях парентерального, в обход главных механизмов защиты человека, поступления в организм ребенка ядовитых «коктейлей», включающих и возбудителей болезней, которым природой предназначено попадать в организм совершенно другой дорогой. «Огромное количество антигенов, в том числе патогенов» у здорового новорожденного попадает на слизистые дыхательной системы и в лимфоид-ные образования, где и обезвреживаются инфекционные агенты, чего по определению не может произойти при вакцинации. Не только токсичность вакцин, но и разница в пути проникновения возбудителей становится причиной как осложнений, подчас очень тяжелых и даже смертельных, так и нестойкости постпрививочного иммунитета. Об этом мы еще не раз будем говорить дальше.
    Я специально включил в книгу эту главу, чтобы еще раз показать читателям: для вакцинаторов все население — неохваченный или не-доохваченный прививками контингент и, соответственно, средство делать деньги. При этом не имеет никакого значения, насколько серьезна болезнь. Прививочные кампании против гепатита А — лучшее подтверждение данного тезиса.
    Выводы
    • Гепатит А является достаточно легкой, обычно детской болезнью. В подавляющем большинстве случаев, особенно у детей младшего


    возраста, болезнь протекает незаметно или не распознается в силу ее легкости. Осложнений практически не бывает, хронического но-сительства вируса гепатита А не существует. Заболевание дает стойкий, обычно пожизненный иммунитет.
    Гепатит А — типичная болезнь неудовлетворительных санитарно-эпидемических условий, болезнь «грязных рук». Никаких специальных защитных мер, кроме наведения элементарного порядка в канализации и водоснабжении и выработки у детей навыков минимальной чистоплотности, не требуется.
    Описаны болезни, в том числе достаточно тяжелые, последовавшие за прививкой против гепатита А, что признает и сам производитель. Помимо осложнений, прививка означает дополнительную вирусную нагрузку и дополнительные токсические вещества, попадающие в организм.

    26 Учайкин В. Ф. Национальный календарь профилактических прививок: достоинства и недостатки. Детские инфекции, 2004, 2(7), с. 4-8.

    Гепатит В
    Болезнь
    Гепатит В — вирусная инфекция, поражающая печень и передающаяся с кровью или, очень редко, с другими жидкостями организма. Возможности инфицирования гепатитом В, также называющимся сывороточным, через грязные руки не существует. Этот гепатит традиционно считается «профессиональной болезнью» наркоманов, пользующихся общими шприцами для внутривенных инъекций, проституток, гомосексуалистов, а также тех пациентов, которые получают переливания цельной крови или плазмы (например, больные гемофилией или пациенты отделений гемодиализа). Даже медицинский персонал, не работающий постоянно с продуктами крови, не имеет ощутимо большего риска заражения, чем другие группы населения1. Вероятность передачи вируса гепатита В (не путать с заболеванием!) при разовом сексуальном контакте оценивается в 20-70%; случаи бытового заражения от члена семьи, носителя вируса, относятся скорее к разряду казуистичных, и вероятность их может быть практически полностью устранена использованием индивидуальных зубных щеток, расчесок, бритв и маникюрных ножниц. Для тех, кто не принадлежит к указанным выше группам риска и не меняет беспрерывно половых партнеров, реальная возможность заражения гепатитом В может быть связана почти исключительно с медицинским инструментарием, не прошедшим необходимой стерилизации, или с многоразовым использованием одноразовых медицинских инструментов2.
    1 Как было показано в статье Dienstag J. L., Ryan D. M. Occupational exposure to hepatitis В
    virus in hospital personnel: infection or immunization? Лт. J. Epidemiol. Jan 1982; 115(l):26-39,
    вероятность обнаружения HBsAg (австралийского антигена — см. далее) у медика уве
    личивается вследствие работы с продуктами крови, гепатита в анамнезе, стажа работы
    и возраста, но не вследствие количества контактов с пациентами, причем обнаружение
    маркера скорее указывает на иммунизацию вследствие постоянных контактов низкой ин
    тенсивности с возбудителем, нежели на перенесенное активное заболевание. Российские
    авторы указывают, что особенно высока инфицированность гепатитом В у оперирующих
    хирургов и особенно врачей-гематологов (у последних — до 84,6±1,9%) (Тайц Б. М., Рах
    манова А. Г. Вакцинопрофилактика. Краткий справочник. 3-е изд., СПб, 2001, с. 181).
    2 Здесь интересно будет отметить, что одно из самых первых свидетельств в пользу па
    рентерального пути передачи так называемого сывороточного гепатита связано не с чем
    иным как с прививками. В августе 1883 г. из-за нескольких спорадических случаев нату-
    ральной оспы было решено вакцинировать или ревакцинировать всех работников немец
    кой промышленной компании «Актиен-Гезельшафт Везер». Прививки делались в трех
    отдельных помещениях завода коллективом из шести докторов. Итог: помещение I — 141


    Перенесенное заболевание обеспечивает стойкий, обычно пожизненный иммунитет. Как минимум у 80% взрослых и еще большего количества детей болезнь заканчивается полным выздоровлением без каких-либо последствий. Всего лишь от одного до четырех процентов взрослых, заболевших гепатитом В, становятся хроническими носителями болезни3. Факторы, влияющие на хронизацию гепатита В, до конца не выяснены. Отмечается, что переходу болезни в хроническую форму могут способствовать принадлежность к мужскому полу, сопутствующие заболевания органов желудочно-кишечного тракта, дыхания или мочевыделения, аллергозы, атипичная (стертая, безжелтушная) форма болезни, длительное сохранение маркеров репликации вируса, стойкий выраженный синдром цитолиза, микстинфекция (сочетания гепатита В с другими видами гепатита), выраженная Т-лим-фоцитопения, наличие определенных HLA-антигенов и др.4 Вероятнее всего, все перечисленное здесь является проявлением какой-то специфической генетической поломки, до которой исследователи еще не добрались. Специалисты согласны между собой в том, что выраженность клинических проявлений болезни находится в обратной зависимости к степени риска хронизации: чем ярче проявления гепатита, тем меньше вероятность того, что он приобретет хроническую форму. У небольшого процента больных хроническим гепатитом В (обычно у людей с тяжелыми фоновыми заболеваниями или иммунной недостаточностью) исходом болезни могут быть цирроз печени или гепатоцеллюлярная
    из 540 привитых заболел гепатитом; II — 35 (466); III — 14 (283). Отсутствовали 50 человек, и прививка всем им была сделана позднее. Заболел один. Разумеется, это был далеко не единственный случай, когда прививаемые заражались гепатитом. В 1938 г. семь детей в приюте для умственно неполноценных в Британии получили прививку против кори (вакцина была приготовлена из сыворотки выздоровевших от кори). Все семеро тяжело забо
  • Пишет SorrowfulAngel
    , 14 мая 2010, 12:13
    Грипп
    В последнее время мы ежегодно являемся свидетелями мощной «психической атаки» под названием «Прививка — лучшая защита от гриппа!». Когда просматриваешь осенние медицинские новости, то не можешь отделаться от впечатления, что все остальные проблемы со здоровьем давным-давно решены и беспокоиться решительно не о чем, кроме прививки против гриппа. Отсчет до назначенного кем-то срока эпидемии идет, как до взрыва атомной бомбы или столкновения планеты с гигантским метеоритом. Все сообщения только о том, сколько уже «охвачено» прививками и что нужно сделать, чтобы «доохватить» остальных. В России восхваляют местные власти, не располагающие деньгами, чтобы выплачивать зарплату врачам и учителям и обеспечивать тепло в домах зимой, но щедро бросающие сотни тысяч рублей на прививку от гриппа. И, наоборот, стыдят тех, кто считает, что деньгам можно найти лучшее применение. В школах и детсадах за прививки страстно агитируют родителей. В институтах не дают проходу студентам, пока те не привились. Кажется, вот-вот увидишь известный плакат времен Гражданской войны с видоизмененным призывом: «Ты записался на прививку от гриппа?». В то время как нет ни одной интернетовской дискуссии, в которой получившие прививку не сообщали бы, что сразу после нее они свалились с самым что ни на есть типичным гриппом, железную защиту от которого им обещали, а потом всю зиму не вылезали из простуд, СМИ и научная литература сообщают о взявшихся словно из параллельной, живущей по собственным законам Вселенной фактах фантастического снижения смертности, заболеваемости, выплат по больничным листам и далее в том же духе, и все это — исключительно благодаря чудо-прививке...
    Болезнь
    Эта всем нам прекрасно известная болезнь вызывается РНК-со-держащим вирусом из семейства Orthomyxoviridae, имеющим три серологических типа, условно названных А, В и С. «Эпидемии болезни вызываются типами А и В. Вирус гриппа А подразделяется на субтипы в зависимости от особенностей двух поверхностных антигенов гемагглютинина (Н) и нейраминидазы . Заболевания у

    детей обусловлены разнообразными комбинациями трех подтипов гемагтлютинина... и двух подтипов нейраминидазы»1.
    Наибольшую опасность с эпидемической точки зрения вызывают изменения вируса типа А. Этот вирус поражает не только человека, но и морских млекопитающих и домашних животных (свиней и лошадей, например), а также птиц. Сменив нескольких хозяев, вирус может приобрести крайне опасную вирулентность. Предполагается, что эпидемии «испанского» (1918-1920), «азиатского» (1957), «гонконгского» (1968) и «русского» (1977) гриппа были вызваны именно таким мутировавшим вирусом гриппа А. Сегодня популярна гипотеза, что хозяевами всех известных разновидностей вирусов гриппа являются водоплавающие птицы. Вирусы у них не только быстро не изменяются, но и находятся фактически в состоянии эволюционного застоя. Вспышки эпидемий — и у птиц, и у человека, и у низших млекопитающих — происходят при передаче вирусов от птиц млекопитающим, у которых они иногда претерпевают мутации, дающие начало эпидемиям. Так, свиной грипп 1970-х гг. начался как инфекция свиней, заразившихся гриппом от птиц, а уже потом в эпидемический процесс был вовлечен человек. Возможно, нередко свиньи служат главным передаточным звеном от птиц к человеку, а потому имеет смысл исследовать вирусы свиней (а не птиц, как это принято сейчас), пытаясь предугадать, какого гриппа следует ждать2.
    Несколько слов следует сказать о «великой белой чуме» — эпидемии печально известного «испанского гриппа», или «испанки», унесшей жизни свыше 20 млн. человек. Хотя нам упорно внушают, что эпидемия была вызвана в первую очередь высокой вирулентностью мутировавшего вируса гриппа, и уже якобы доказано, что этот вирус был похож по своей структуре на наводящий сегодня панику (усердно раздуваемую падкими на сенсации СМИ, подобно тому как несколько лет назад они раздували панику вокруг атипичной пневмонии, о которой сегодня уже мало кто помнит) вирус птичьего гриппа, тот факт, что эпидемия «испанки» вспыхнула на исходе Первой мировой войны, и первыми пострадавшими были военнослужащие, которые затем принесли инфекцию в тыл, заставляет
    1 Учайкин В. Ф., Шамшева О. В. Вакцинопрофилактика. Настоящее и будущее. М., 2001,
    с. 175.
    2 Webster R. G. et al. Interspecies transmission of influenza viruses. Am. J. Respir. Crit. Care
    Med. Oct 1995; 152:25-30.

    предположить, что здесь все было далеко не так просто3 (как бы ни были значительны более поздние мутации вируса гриппа, ничего даже близко похожего на эпидемию 1918-1920 гг. более не повторялось). Кроме того, у ряда авторов можно встретить указания, что немалое количество смертей следует приписать не в меру энергичному аллопатическому лечению, состоявшему в прописывании огромных доз аспирина, которые утяжеляли и без того нелегкое состояние заболевших и провоцировали пневмонию. Вероятно, именно по этой причине наибольшая смертность наблюдалась именно там, где пациенты имели возможность обратиться за «квалифицированной медицинской помощью».
    Клонившаяся к упадку американская гомеопатия блеснула тогда последний раз, проявив высокую эффективность (которую ранее продемонстрировала в эпидемиях холеры, тифа и желтой лихорадки, что и послужило причиной массового перехода американских врачей из аллопатии в гомеопатию), прежде чем сошла со сцены почти на полвека. В 1921 г. «Журнал Американского института гомеопатии» опубликовал статью д-ра Виллиса А. Девея (1858-1938)4, в прошлом профессора анатомии и заведующего кафедрой Materia medica Гане-мановского медицинского колледжа в Сан-Франциско и заведующего такой же кафедрой в университете Энн Эрбор (Мичиган), в которой сообщались некоторые любопытные факты относительно статистики успешности гомеопатического лечения. Так, декан Ганемановско-го колледжа в Филадельфии д-р В. Пирсон собрал информацию о 26795 пациентах, лечившихся у гомеопатов. Смертность при гомеопатическом лечении оказалась равной 1,05%, в то время как аллопаты обычно теряли около 30%. Статистику 24 тыс. случаев собрал д-р Т. Мак-Кенн из Дейтона (Огайо) — смертность при аллопатическом и
    3 Лишь в качестве одной из гипотез происхождения этой загадочной эпидемии приведу
    статью Patrick J. Carroll Vaccine not virus responsible for Spanish flu, опубликованную в
    Irish Examiner 1 мая 2003 г. В статье было заявлено, что настоящей причиной эпидемии
    явилась некая вакцина, которую получали находившиеся во Франции американские сол
    даты, страдавшие от побочных эффектов прививки против тифа (со слов автора, только
    в 1917 г. в американские армейские госпитали было помещено 19 608 человек, пострадав
    ших от этой прививки).
    4 «Homeopathy in influenza — a chorus of fifty in harmony» by W. A. Dewey, M. D., University
    of Michigan. JAIH May 1921; p. 1083. Вкратце статья изложена в Winston J. Influenza-1918:
    Homeopathy to the Rescue. The New England Journal of Homeopathy 1998; vol. 7, No 1. Ко-
    пию статьи В. Девея мне прислал Джулиан Винстон из Тавы (Новая Зеландия), историк
    и популяризатор гомеопатии, автор замечательной книги «Лица гомеопатии. Иллюстри-
    рованная история первых двухсот лет» (Тава, 1999), скончавшийся 12 июня 2005 г. Пусть
    будет благословенна его память!

    гомеопатическом лечении оказалась примерно такой же, как и по статистике д-ра Пирсона. Знаменитый д-р Герберт Робертс (1868-1950) из Дерби (Коннектикут), автор книги, ставшей сегодня непременным пособием во всех гомеопатических колледжах5, был в годы Первой мировой войны врачом на военном корабле. Он рассказывал: «Все мои пациенты — а их было 81 — выздоровели и благополучно сошли на берег. Во время плавания к нам подошел другой корабль: на нем кончились гробы, и нас просили поделиться гробами из нашего запаса. Когда мы вернулись в порт, меня спросили, все ли я использовал гробы. «Да, — ответил я, — и при этом не потерял ни одного человека!». Тридцать врачей-гомеопатов из Коннектикута ответили на запрос д-ра Робертса: в совокупности они лечили 6 602 пациентов и потеряли лишь 55 из них. Члены Гомеопатического врачебного общества округа Колумбия уведомили, что они лечили 15 тыс. пациентов. Умерли только 15.
    Обычными были такие сообщения американских врачей-гомеопатов, упомянутые в статье:
    «У меня был пакет с тысячей таблеток аспирина, из которых 994 были лишними. Вряд ли я использовал и половину дюжины из этого количества. Аспирин просто не требовался... Я практически неизменно давал Gelsemium и Bryonia и не потерял бы ни одного пациента, если бы те приглашали меня до того, как направлялись в аптеку за аспирином, после чего мне нередко приходилось лечить уже пневмонию...» (д-р Дж. П. Хафф, Олив Бранч, Кентукки).
    «Я лечила 350 пациентов и потеряла лишь одного, с запущенной пневмонией, который появился у меня после того, как принял сотню гранов6 аспирина в течение последних суток» (д-р Кора Смит Кинг, Вашингтон, Дакота).
    «Применение аспирина и препаратов из каменноугольного дегтя должно быть осуждено, как приведшее к огромному числу ничем не оправданных жертв. Вездесущий аспирин — самое вредоносное лекарство. Оно обманывает своим коротким действием, облегчая боль, но это все мишура. Аспирин ослабляет сердце, угнетает жизненные
    5 Roberts И. A. The Principles and Art of Cure by Homoeopathy, 1936.
    6 1 гран равен 0,0647981 грамма. Таким образом, пациент принял около 6,48 граммов
    аспирина. Чтобы читатели не подумали, что речь здесь идет об исключительном случае,
    процитирую еще один пассаж из той же статьи: «Один из старших аптекарей Монреаля
    сказал д-ру Т. Мак-Кенну, что от гриппа умерло 900 человек. На вопрос, какие лекар-
    ства применялись, он ответил, что аспирин использовался чаще всех остальных лекарств
    вместе взятых. Предписывалось принимать одну таблетку в 5 гранов каждые 3 часа, но
    многие принимали по 10 гранов каждые три часа». Комментарии излишни.

    силы, увеличивает смертность в легких случаях и замедляет выздоровление. Он всегда маскирует симптомы и делает нахождение целительного лекарства несравнимо более сложным» (д-р Гай Бекли Стирна, Нью-Йорк).
    «Ha заводе, где трудились 8 тыс. работников, мы потеряли лишь одного. Пациентов не закармливали лекарствами до смерти, мы не использовали ни аспирина, ни вакцин. Практически единственным лекарством был Gelsemium» (д-р Франк Вилэнд, Чикаго).
    «Я не потерял ни одного больного гриппом, а смертность от пневмонии у моих пациентов равнялась 2,1%. Салицилаты, включая аспирин и хинин, были почти что единственным оружием врачей старой школы, и не было ничего необычного в сообщениях, что при пневмониях они теряли до 60% своих пациентов» (д-р Дадли Вильямс, Провиденс, Род-Айленд).
    «Один врач из Питтсбурга спросил медсестру, знает ли она способ лечения лучший, нежели применяемый им, поскольку многие его пациенты умирали. «Да, доктор. Прекратите лечение аспирином, отправляйтесь в гомеопатическую аптеку и купите там гомеопатические лекарства». — «Что, лечить гомеопатией?!». — «Да. Врачи-гомеопаты, у которых я работала, не потеряли ни одного больного» (д-р В. Эдмундсон, Питтсбург).
    Д-р Раймонд Зейдель (1908-1980), известный американский гомеопат прошлого века, рассказывал, что окончательно и бесповоротно он решил стать гомеопатом, когда десятилетним мальчиком работал посыльным у врача-гомеопата в Нью-Джерси во время этой эпидемии. Тогда он видел, как «умирали принимавшие аспирин; та же участь ждала половину из тех, кто много пили... те же, кто лечились гомеопатией, — выздоравливали».
    Но вернемся к болезни. Источником заражения при гриппе обычно является больной человек, механизм передачи — воздушно-капельный. Инкубационный период может длиться от одного до семи дней (обычно до 48 часов). «Грипп начинается остро, нередко с ознобом. Температура тела в первые сутки достигает максимального уровня, чаще в пределах 38—40°С. На первый план выступают признаки интоксикации — головная боль с характерной локализацией в лобной области, боль в глазных яблоках, в пояснице, в разных группах мышц. Поражение дыхательных путей характеризуется появлением сухого кашля, першением в горле, саднением за грудиной, заложенностью носа, иногда носовыми кровотечениями... Высокая температура те-

    ла сохраняется до двух суток, после чего снижается. Общая продолжительность лихорадочного периода не превышает 4-5 дней»7.
    Опасности для беременных грипп (во всяком случае, при отсутствии не в меру энергичного аллопатического лечения), вероятно, не представляет. Так, в 1993-94 гг. были изучены 1659 беременных в Ноттингеме, из которых, как выяснилось, 11% перенесли грипп. Авторы исследования заявили, что грипп во втором и третьем триместре беременности — явление вполне распространенное, и ни к трансплацентарной передаче вируса плоду, ни к образованию аутоантител он не ведет, равно как и к каким-либо осложнениям беременности8.
    Факторами риска для госпитализации в связи с гриппом являются болезни сердца и бронхиальная астма, причем грипп требует меньшего (в США и Германии — в три раза) количества госпитализаций, чем так называемый респираторно-синцитиальный вирус, все попытки создать вакцину против которого провалились9.
    Согласно опубликованной статистике, ежегодно грипп и его осложнения становятся причиной смерти 10—40 тыс. человек в США, из которых 80% — пожилые люди10. Цифры выглядят изрядно завышенными. Как мы знаем из истории, наличие соответствующей вакцины всегда служит для врачей и их покровителей из различных служб по борьбе с инфекционными болезнями отличным стимулом завышать имеющиеся данные. Смерть пожилых людей, страдающих тяжелыми сопутствующими болезнями, всегда можно приписать тому, что выгодно упоминать в интересах рынка: гриппу, геомагнитным бурям, неправильному питанию, бедному чем-либо или, наоборот, содержащему что-либо в избытке. Уместно напомнить, что согласно «Журналу Американской медицинской ассоциации» не что иное, как деятельность американских врачей, является третьей по распространенности причиной смерти после онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний, приводя к смерти 250 000 человек в год11. На этом фоне грипп выглядит не столь уж и страшным.
    Для рядового потребителя медицинских услуг искусственное выделение гриппа из числа иных простудных заболеваний представля-
    7 Инфекционные болезни. Справочник для всех. СПб, 2000, с. 163.
    8 Irving W. L. et al. Influenza virus infection in the second and third trimesters of pregnancy: a
    clinical and seroepidemiological study. BJOG Oct 2000; 107:1282-9.
    9 Weigl J. A. et al. Influenza-associated hospitalizations in children in Germany. Epidemiol.
    Infect. Dec 2002; 129:525-33.
    10 Nichol K. L. et al. Effectiveness of influenza vaccine in the elderly. Gerontology 1996;
    42:274-9.
    1111StarfieUB. Is US Health Really the Best in the World? JAMA July 26, 2000; 284(4):483-5.

    ет мало интереса, так как с точки зрения течения болезни большой разницы в том, какими именно вирусами (гриппа, парагриппа, аденовирусами, риновирусами и пр.) он заражается и заболевает, нет. Весьма похожие друг на друга симптомы простуды вызываются более чем 200 вирусами, причем 30-40% от этого числа приходится на риновирусы, от которых прививок не существует. Авторы одного российского «справочника для всех» по инфекционным болезням, не мудрствуя лукаво, так и объединяют все эти различные по возбудителю и практически неразличимые в своем обычном течении недуги в ОРЗ (острые респираторные заболевания), описывая их как «группу болезней, характеризующуюся непродолжительной лихорадкой, умеренной интоксикацией, преимущественным поражением верхних дыхательных путей»12. Наличие большого количества практически неразличимых болезней позволяет зарабатывающим на прививках делать нехитрый трюк, гарантируя привитым, что они не заболеют гриппом. Когда же привитые заболевают «чем-то простудным», то им объясняют, что они были спасены лишь от гриппа, причем исключительно от некоего специфического гриппа, прогнозировавшегося на данный сезон, не говоря уже обо всех ОРЗ. Вирус гриппа можно обнаружить иммунофлюоресцентным методом, но на практике, разумеется, этим никто не занимается.
    Необходимость говорить в данной книге о гриппе как об отдельной болезни связана лишь с тем, что в последние годы на рынок ежегодно выбрасываются все новые вакцины, которые не мытьем так катаньем всячески пытаются навязать потребителю. Соблазн хорошего заработка (ведь от гриппа надо непременно защищать всех, от грудных младенцев до глубоких стариков, как здоровых, так и больных!) так велик, что противогриппозные прививочные кампании приобретают невиданный доселе размах и интенсивность. Так, в 2003 г. компания «Виет», партнер компании «МедИмьюн», производителя назальной вакцины-спрея «ФлюМист», собиралась вложить 100 млн долларов (!) в трехгодичную рекламную кампанию, призванную убедить врачей, что упомянутая продукция жизненно необходима для пациентов13. «МедИмьюн» с «Виет» рассчитывали зарабатывать на вакцине 1 млрд. долларов ежегодно14 — столько же, сколько «Мерк» на вак-
    12 Инфекционные... с. 161.
    113Spray vaccine for flu wins FDA clearance. Washington Post June 18, 2003, pg. AOL
    14 Adler N. Medlmmune awaits the $1 billion mark and a new flu drug. The Business Gazette
    Feb 7, 2003.

    цине от гепатита В, включенной в прививочный календарь многих стран. И хотя рекламная кампания «ФлюМиста» 2003 г. провалилась15, количества желающих обогатиться на «вакцине для всех» меньше не стало: на подходе новые вакцины новых производителей.
    Средств лечения гриппа так много, что лишь для самого поверхностного изложения их потребовалась бы увесистая монография; нет, вероятно, такой медицинской школы, которая не предлагала бы своих проверенных средств. Полагаю, что все школы могут между собой согласиться в том, что больной должен оставаться в постели, пить большое количество жидкости — минеральной воды и натуральных соков, особенно цитрусовых (но не напитков или так называемых нектаров, представляющих собой смесь сахарного сиропа с водой), отказаться от еды как минимум на весь период температуры и принимать витамины — в первую очередь С. О роли витамина С и возможности его применения для лечения инфекционных болезней мы будем в дальнейшем говорить не раз. Пока что ограничусь цитатой: «Касаясь влияния аскорбиновой кислоты на иммунные реакции, важно отметить способность ее стимулировать клеточный иммунитет... Было показано, что гиповитаминоз и авитаминоз С приводят к понижению устойчивости животных к инфекционным заболеваниям, и это подтверждалось значительным угнетением продукции антител, торможением фагоцитоза и одновременно дискоординацией функции надпочечников... снижением интенсивности нуклеинового и белкового обмена... Анализ литературы последних лет убеждает, что дефицит витамина С, как правило, вызывает заметное нарушение функционирования Т-системы лимфоцитов... отмечена четкая связь синтеза антител и концентрации витамина С в лимфоидных образованиях... Выраженная недостаточность витамина С определяется при многих воздушно-капельных инфекциях: гриппе, кори, коклюше, дифтерии... Общепризнанным является обязательное включение в комплексную терапию больных гриппом, корью, коклюшем и дифтерией витамина С...»16.
    Искусственно снижать температуру, если вы не хотите серьезно затянувшейся или осложнившейся болезни, не следует (во всяком
    15 Несмотря на вложенные в девятинедельную рекламную кампанию под лозунгом «Кто
    заменит тебя, когда ты заболеешь гриппом?» 25 млн долларов, интереса публики, на ко-
    торый рассчитывали «Виет» и «МедИмьюн», новая вакцина не вызвала. Не помогло даже
    снижение цены с 70 до 25 долларов за дозу (Pollack A. Advertising: Nasal Spray Mishaps.
    NY Times November 19, 2003).
    116Комар В. И. и др. Водорастворимые витамины в инфекционной патологии Минск 1991
    с. 15, 40.

    случае, если она не достигла 39°С, хотя даже тогда крайней необходимости нет)17. Поскольку почти в каждой главе я стараюсь уделять место гомеопатическому лечению и профилактике, не станет исключением и эта. Многообразие возможных вариантов течения болезни затрудняет однозначные и понятные всем читателям рекомендации18; ограничусь лишь самыми общими.
    В первую очередь следует обсудить вопрос о гомеопатической профилактике. Специфическая гомеопатическая профилактика гриппа, очевидно, началась с эпидемии «испанки» (до этого грипп не рассматривался ни гомеопатами, ни аллопатами как серьезная болезнь, требующая специфической защиты). Известный швейцарский гомеопат д-р Пьер Шмидт (1894-1987) изготовил нозод Influenzinum-Hispanica, три дозы которого с перерывом в восемь часов он рекомендовал использовать для профилактики болезни19. После этого было изготовлено немалое количество гриппозных нозодов, полученных из мокроты больных. Нынешний Influenzinum — это «специфический биотерапевтический препарат, динамизированная антигриппозная вакцина, изготовленная специально для использования в гомеопатии Институтом Пастера (Франция) из двух типов вирусов... В связи с частой сменой и модификацией вирусов, характером эпидемиологической обстановки, различные лаборатории готовят многочисленные разновидности Инфлюэнзинов с погодичной нумерацией или обозначением подтипов вирусов»20. Не обсуждая сейчас спорный вопрос о сравнительной эффективности гомеопатических нозо-
    17 При очень плохо переносящейся температуре, превысившей эту отметку, ныне алло-
    патами рекомендуется давать парацетамол (но не аспирин, из-за его связи с энцефалопа-
    тией, известной как синдром Рея).
    118В посвященной гриппу главе своего классического руководства профессор Тихооке-
    анского Ганемановекого медицинского колледжа в Калифорнии Самуэль Лилиенталь-
    (1815-1891) перечисляет 42 препарата, которые могут потребоваться для лечения (Lili-
    enthal S. Homeopathic Therapeutics, 1890, republ. Indian Books & Periodicals Publishers,
    pp. 616-620). Д-р Д. Шеперд также говорит: «Врач-гомеопат должен великолепно знать
    свою Материю медику со всеми ее лекарствами, чтобы он смог найти лекарство, точно
    соответствующее симптомам больного. Во внимание необходимо принять очень много
    факторов. Есть от 30 до 40 препаратов для лечения гриппа, и найти тот, который обор-
    вет приступ лихорадки и позволит пациенту выздороветь без каких-либо осложнений в
    течение нескольких дней, крайне трудно» (Shepherd D. Homeopathy in epidemic diseases.
    England, 1967, republ. 1996, pp. 51-52).
    19 Agrawal Y. R. Prophylactics in Homoeopathy. 3rd ed., Delhi, 2000, p. 27.
    20 Иванив А. П. Materia medica, история и практика использования биотерапевтических
    средств (нозодов, саркодов и органопрепаратов) в гомеопатической и интегративной ме-
    дицине. Одесса, 2002, с. 196. См. там же подробную информацию о гомеопатических
    гриппозных нозодах. Поскольку, вероятно, некоторые читатели захотят ознакомиться с
    этой книгой, а в широкую сеть продажи во многих городах СНГ и Балтии она не посту-

    дов и обычных вакцин, отмечу, что нозоды обладают рядом явных преимуществ по самой своей природе. Во-первых, гомеопатический нозод делается на основе уже реально существующего материала, получаемого от заболевшего в ту эпидемию, для лечения при которой и готовится нозод, а не задолго до вероятной эпидемии на основе лишь прогнозируемых штаммов. Во-вторых, для его производства не требуется сложный и дорогостоящий технологический процесс: практически неограниченное количество лекарства может быть сделано в одной фармацевтической лаборатории в течение нескольких часов. Соответственно, и цена препарата будет намного доступней цены вакцины. В-третьих, отсутствие вирусного материала делает препарат безопасным.
    Поскольку Influenzinum применяется здесь по принципу тождественности (то есть лечение проводится тем же веществом, что вызвало болезнь, а не тем, которое вызывает подобную клиническую картину), он не является гомеопатическим лекарством, хотя и потенцируется (динамизируется) согласно гомеопатическим правилам. То же самое может быть сказано и о другом очень популярном сегодня препарате Oscillococcinum — автолизате из сердца и печени барберийской утки (известного резервуара вирусов гриппа), продаваемом по всему миру французской компанией «Буарон» в разведении 200СК. Гомеопаты, имеющие опыт работы с этим препаратом, благоприятно отзываются о нем и как о профилактическом, и как о лечебном средстве при самых разных формах гриппа. В последние годы масштабы использования этого препарата во всем мире стали так значительны, что на него обратили внимание даже аллопаты21.
    пала, я отсылаю их непосредственно к д-ру А. П. Иваниву, с которым можно связаться посредством e-mail ivaniv@online.com.ua.
    21 Для иллюстрации читателям, насколько можно доверять современному материалу, который считается научным, я приведу одно смехотворное «исследование», подготовленное для престижной медицинской базы данных «Кокрейн» (Cochrain) некоей парочкой из нью-йоркского Ракового центра Слоун-Кеттеринг (вероятно, успехи в лечении онкологических болезней там столь велики, что изнывающие от безделья сотрудники обратили свой пытливый взгляд на грипп и его «альтернативное» лечение). Авторы решили оценить эффект Oscillococcinum. Они отобрали семь опубликованных на эту тему исследований, пять из которых отбросили как неадекватные (или, добавлю от себя, не соответствующие заранее подготовленным выводам), а изучив два оставшихся (богатый материал!), пришли к следующим выводам. Авторы милостиво допустили, что помочь в лечении гриппа лекарство вообще-то немного может, но рекомендовать его рано, потому что нужны исследования с участием несравнимо большего числа пациентов (на которые, добавлю от себя, гомеопаты все равно никогда не будут выбрасывать деньги, поэтому и беспокоиться не о чем). Что же касается профилактики, то «имеющиеся свидетельства не говорят в пользу профилактического эффекта гомеопатии при гриппе и гриппоподобных

    На рынке фармацевтических препаратов стран СНГ, особенно России, имеется большое количество так называемых комплексных гомеопатических препаратов, представляющих собой смеси низко-потенцированных гомеопатических лекарств из числа тех, что чаще всего используются при гриппе, на различных носителях (обычно ими являются молочный сахар или этиловый спирт). Например, комплекс «ЭДАС-903» (производитель — концерн «ЭДАС», Россия) включает в себя Gelsemium sempervirens C6, Phosphorus C6, Aconitum napellus С6, Bryonia alba C3, Drosera rotundifolia C3, Rhus toxicoden-dron СЗ; «Гомеоантигриппин» («Гомеофарма», Россия) — Aconitum napellus 3CH, Bryonia alba 3CH, Atropa belladonna 3CH, Baptisia tinc-toria 3CH, Gelsemium sempervirens 3CH, Allium сера ЗСН, Eupatorium perfoliatum 3CH, Ferrum phosphoricum 3CH, Echinacea angustifolia 3CH, Mercurius solubilis 6CH. Похожие составы у «Антигриппина» (ООО «Доктор-Н», Россия), «Грипп-Хель» («Биологише Хайльмит-тель Хель ГмбХ», Германия) и другие22.
    В строгом смысле слова, эти препараты также не являются гомеопатическими, так как не соответствуют основополагающим гомеопатическим принципам одновременного назначения лишь одного лекарственного средства и необходимости предварительного пру-винга (испытания лекарственного средства на здоровых взрослых добровольцах). Для приготовления «комплексных лекарств» каждый производитель берет первые пришедшие ему на ум вещества в произвольных разведениях и объединяет их в одно лекарственное средство. Вряд ли стоит ожидать от них большого эффекта, как для профилактики, так и для лечения гриппа, ибо гомеопатические лекарства проявляют всю свою силу лишь тогда, когда применяются по принципу
    синдромах» {Vickers A. J., Smith С. Homoeopathic Oscillococcinum for preventing and treating influenza and influenza-like syndromes. The Cochrane Library Issue 4, 2003. Chichester, UK). На это я позволю себе сказать следующее. Во-первых, безапелляционный вывод относительно эффективности целого терапевтического направления очень мало согласуется с поставленной самими авторами крайне скромной задачей — исследовать результаты отчетов об испытании одного лекарства. Во-вторых, Oscillococcinum, как я указал, является изопатическим лекарством (то есть созданным по принципу тождественности), а не гомеопатическим (созданным по принципу подобия). Апофеозом невежества авторов, никогда не открывавших ни одного учебника гомеопатии, стала записанная ими в абстракте статьи характеристика Oscillococcinum как лекарства, произведенного по принципу «подобное лечит подобное». Многие, если не все материалы «независимых» (в первую очередь от знакомства с минимально необходимыми для таких исследований сведениями) авторов, берущихся оценивать гомеопатию, грешат такими нелепостями.
    22 Благодарю д-ра Александра Мартенса (Москва), оказавшего любезную помощь в получении этой информации.

    истинного подобия. Поэтому желающим использовать гомеопатию в своей домашней практике следует разобраться с показаниями к назначению наиболее широко применяемых лекарственных средств.
    Кроме неизменных Aconitum и Belladonna из иных распространенных при гриппе лекарств можно выделить Gelsemium, Bryonia, Allium сера и Eupatorium perfoliatum. В случае Gelsemium болезнь развивается очень медленно; ребенок чувствует себя обессиленным и постоянно дремлет; веки тяжелые, словно налиты свинцом; трудно пошевелить рукой или ногой из-за слабости (а не из-за боли, как в случае Bryonia). Жажда отсутствует. Д-р Дороти Шеперд (ок.1885-1952) указывает, что это лекарство, равно как и Eupatorium perfoliatum, часто требуется тогда, когда болезнь возникает летом или теплой, мягкой зимой23. Впрочем, кроме этого и еще зябкости, больше эти два лекарства ничто не роднит: для Eupatorium характерны сильнейшие боли в костях и крайнее беспокойство, а также сильная жажда с желанием холодной воды, от которой может начаться рвота. Bryonia, в отличие от этих двух, ищет прохлады, испытывает ухудшение от малейшего движения, а боли уменьшаются при давлении на больное место. Жажда отсутствует. Allium сера показана при обильных жидких выделениях из носа и глаз.
    Аллопатическое лечение гриппа представлено главным образом лекарствами из группы амантадинов, среди которых читателям наиболее известен ремантадин. О какой-либо их эффективности можно говорить только при гриппе, вызванном вирусом типа А. Препарат обладает выраженной токсичностью, особенно ощущаемой у пожилых пациентов, и, кроме того, к нему быстро развивается лекарственная устойчивость. Реже используются блокаторы нейраминидазы — в таблетках (оселтамвир) или для ингаляции (занамивир). Они действуют как против вирусов типа А, так и против типа В, обладают меньшей, в сравнении с амантадинами, токсичностью, и лекарственной устойчивости к ним обычно не возникает24.
    Конечно же, говоря о лекарствах, необходимо помнить о бесчисленном количестве проверенных временем, неподвластных моде и не зависящих от интересов фармацевтических компаний «бабушкиных средств», чья эффективность отнюдь не уступает лекарственной, не говоря уже об отсутствии побочных эффектов, которые могут оказаться куда опаснее болезни. При недавнем исследовании эффекта пищевой
    23 ShepherdD. Homeopathy... p. 54.
    24 Kandel R., Hartshorn K. L. Prophylaxis and treatment of influenza virus infection. BioDrugs
    2001; 15:303-23.

    добавки с аллицином (веществом, содержащимся в чесноке, которое отвечает за его антивирусную активность) были получены отличные результаты. Заболевших всеми видами простуд среди принимавших добавку оказалось в три раза меньше, чем среди получавших плацебо, а выздоравливали принимавшие добавку в пять раз быстрее. Авторы также отметили, что показана выраженная антивирусная активность аллицина не только против традиционных «простудных» вирусов (включая вирус гриппа В), но и против цитомегаловируса, вируса герпеса типов I и II и др. В заключение было сказано: «Исследованная добавка, содержащая аллицин, может быть настоящим лечением для обычных простуд. Результаты указывают на то, что инфицирование и реинфицирование могут быть эффективно предотвращены ее ежедневным использованием, причем потенциал экономии для национальной индустрии за счет снижения заболеваемости может быть огромным. Препарат продемонстрировал выраженную противовирусную активность. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы установить природу и принцип его действия, направленного на разрушение вирусов»25. После такого заявления, казалось бы, нет ничего логичнее, чем начать немедленное исследование такого простого, дешевого и всем доступного средства, как чеснок, чтобы реализовать наконец тот самый огромный потенциал экономии для национальной индустрии, но... Вместо этого силы и средства бросаются на содержание разносортных контор от науки, «институтов гриппа» и иных «институтов здоровья», проедающих без всякой пользы для общества бюджетные миллионы. Они-то и разрабатывают все новые небезопасные и неэффективные вакцины, которые немедленно лицензируются и становятся «рекомендуемыми к использованию». Смешна даже мысль о том, что широкой публике будут официально предложены общедоступные, действенные и практически лишенные побочных эффектов средства, чье широкое использование наглядно продемонстрирует истинную цену трудов нынешних разработчиков профилактики и лечения гриппа.
    Вакцина
    «Гриппозные вакцины индуцируют гуморальный иммунитет и очень слабо — клеточный. Иммунитет кратковременный, поэтому требуется ежегодная вакцинация. Основной причиной недостаточной эффективности противогриппозных вакцин является высокая
    25 Josling P. Preventing the common cold with a garlic supplement: a double-blind, placebo-controlled survey. Advances in Therapy July/August 2001; 18 (4): 189-193.

    изменчивость циркулирующего вируса гриппа, появление нового (или возврат старого) подтипа вируса. В связи с этим очень редко достигается соответствие вакцинного штамма эпидемическому»26.
    Собственно, с этого начав, разговор о вакцине можно было бы этим и закончить, потому что все необходимое уже сказано. Если соответствие вакцинного штамма эпидемическому и в самом деле достигается «очень редко», то какой смысл во введении в организм токсических веществ и гарантии «прививочной» болезни (легкой, средней тяжести или тяжелой — тут уж кому как повезет)? Но даже если бы вожделенное соответствие достигалось не редко, а часто, то и в этом случае трудно поверить в то, что стоит подвергать себя разным связанным с прививками опасностям, чтобы избежать болезни, которая 99% заболевших держит в постели неделю.
    «Для профилактики гриппа используются как инактивирован-ные, так и живые вакцины. Инактивированные вакцины в зависимости от характера иммунизирующего антигена делятся на: 1. цель-новирионные; 2. субъединичные, содержащие только поверхностные антигены гемагглютинин и нейраминидазу; 3. фрагментированные из разрушенного вируса — сплит-вакцины»27.
    Поскольку беспрерывно лицензируются и выбрасываются на рынок все новые вакцины против гриппа, точное их число на рынке той или другой страны назвать трудно. В России в 2001 г. было зарегистрировано десять вакцин, из них пять российских и пять зарубежных28. Правда, из этого числа в том году применялось только пять инактивированных сплит- и субъединичных вакцин («Ваксигрипп», «Флюарикс», «Бегривак», «Гриппол» и «Инфлювак»). Почему всего половина? «Цельновирионные инактивированные и живые вакцины практически не используются из-за высокой реактогенности»29.
    Калейдоскоп вакцин от гриппа не дает возможности в деталях анализировать их состав. Все нынешние инактивированные вакцины содержат остаточные количества тимеросала (например, для вакцины «Флюзон» около 0,5 ug/0,25 mL стандартной дозы или 0,01% для «Вак-сигриппа»), в котором содержится 49,6% ртути. Эти вакцины, кстати, бестрепетно рекомендуются беременным, в отсутствие каких-либо свидетельств в пользу безопасности такой процедуры и при наличии
    26 Медуницын Н. В. Вакцинология. М., 1999, с. 175-176.
    27 Там же, с. 177.
    28 Учайкин В. Ф. Вакцинопрофилактика... с. 177-178.
    29 Там же, с. 178.

    сведений об эмбриотоксичности ртути! В составе вакцин от гриппа может обнаруживаться и формальдегид, которым инактивируются вирусы. Из антибиотиков, традиционно добавляемых для подавления роста бактериальной флоры — гентамицин или канамицин. Все вакцины содержат взятые в разных пропорциях цельные штаммы или отдельные антигены — комбинация зависит от того, какой прогноз дала ВОЗ на этот год. Угадывать же в вакциногриппозной лотерее удается, как следует из приведенной выше цитаты, «очень редко».
    Вирусы выращиваются на куриных эмбрионах, а потом
  • Пишет SorrowfulAngel
    , 14 мая 2010, 12:15
    Дифтерия
    Дифтерия1, так же как полиомиелит и столбняк, принадлежит к числу заболеваний, наиболее страшащих родителей. Даже тех, кто готов мужественно «поступиться» краснухой, свинкой или корью и отказаться от соответствующих прививок, одна мысль о том, что ребенок останется «незащищенным» от дифтерии, приводит в ужас. Неужели неправда, спрашивают родители, что «эпидемия дифтерии в России еще раз показала, что вакцинопрофилактике нет альтернативы и что только путем поголовной иммунизации можно добиться реального успеха в борьбе с этой тяжелой инфекцией»?2 Мне хотелось бы надеяться, что прежде, чем родители начнут метаться в поисках «хороших» вакцин и «правильных» прививательных центров, где ребенка смогут надежно защитить от дифтерии прививками, они все же прочитают эту главу и подумают над своим выбором. В отличие от других глав, где мне приходилось опираться главным образом на материалы, относящиеся к другим странам, недавняя эпидемия дифтерии в республиках бывшего Советского Союза предоставляет удобную возможность обсудить эту тему на близком большинству из читателей примере.
    Болезнь
    Вероятно, дифтерия известна человечеству уже достаточно долго, хотя описываемые древними авторами болезни соответствуют скорее некоему усредненному понятию крупа, под которое могут также подпадать коклюш и тяжелая ангина, нежели описанию дифтерии. Считается, что европейцами дифтерия была впервые точно описана в Испании в XVI в. под названием «el garrotillo», то есть «удушающая болезнь». На Востоке ее описания относятся к более раннему периоду3.
    Как при столбняке и при коклюше, болезнь вызывается не самим микроорганизмом, а его токсином (микроорганизм в данном случае — это дифтерийные коринебактерии, Corinebacterium diphtheriae, или па-
    1 От греческого «дифтера» — кожа, оболочка. Название дано французским врачом и ис
    следователем Пьером Бретанно (1778-1862).
    2 Учайкин В. Ф., Шамшева О. В. Вакцинопрофилактика. Настоящее и будущее. М., 2001,
    с. 112. И вновь столь полюбившееся авторам слово «поголовный»...
    3 См. Nakamura A. A historical survey of diphtheria in Europe, China and Japan. Part 1: ancient
    and medieval age. Nippon hhigaku Zasshi Sept 1995; 41:369-94.

    лочки Лефлера, живущие вокруг нас и в нас самих; описано 153 штамма, относящихся к различным биотипам С. diphtheriae). Источником инфекции могут быть как сами больные, так и носители токсигенных, то есть способных производить токсин, штаммов коринебактерии4. «Само по себе дифтерийное бактерионосительство в здоровом организме ведет к выработке антител... Этот инфекционный процесс протекает циклически и заканчивается, по-видимому, после образования в организме бактерионосителя антибактериального иммунитета»5.
    «Путь передачи инфекции — преимущественно воздушно-капельный, однако возможна передача инфекции через посуду, предметы ухода, игрушки, бывшие в употреблении больного. Для заражения воздушно-капельным путем необходим достаточно тесный контакт с больным, так как палочка дифтерии распространяется не более чем на 2 м от больного. Восприимчивость к дифтерии невысокая и составляет 25-30%»6. Инкубационный период равняется примерно 3-10 дням. Чаще всего дифтерия поражает рот, глотку7, гортань и нос. Очень редко встречается дифтерия кожи, глаз, половых органов или ран. Хотя в эксперименте удавалось заражать дифтерией теплокровных животных, единственным резервуаром болезни остается человек. Характерной особенностью дифтерии является образование так называемых дифтерийных пленок, состоящих из белка фибрина. При том, что начиная с периода после Второй мировой войны преобладают в основном мягкие, протекающие доброкачественно формы дифтерии, токсические формы все же встречаются, и именно такие формы дифтерии рта и глотки дают смертность и инвалидизацию. Обычно болезнь начинается с болей в горле при глотании и подъема температуры (примечательно, что температура при дифтерии, в отличие от других инфекционных заболеваний, почти всегда остается сравнительно низкой, не превышая 38°С). «При тяжелых токсических формах болезни, приводящих к смертельному исходу, состояние больного в первые же часы резко ухудшается: ребенок бледен, апатичен, может даже потерять сознание. На шее появляется отек, опускающийся вниз на грудь,
    4 «...Не менее 90% заболеваний дифтерией связаны с инфицированием от «здоровых»
    носителей возбудителя дифтерии» (Инфекционные болезни. Справочник для всех. СПб,
    2000, с. 177).
    5 Сиземова Г. А. и др. Дифтерия. Кемерово, 1971, с. 50.
    6 Самарина Н. В., Сорокина О. А. Детские инфекционные болезни. 2-е изд., СПб, М., 2000,
    с. 41.
    7 Довольно распространенным, но от того не менее ошибочным является словосочетание
    «дифтерия зева». Зев — это всего лишь пространство или отверстие между полостью рта
    и глоткой, а в пустоте, понятно, никакой болезни быть не может.

    а иногда также поднимающийся на лицо. Через отечные ткани шеи можно прощупать значительно увеличенные, болезненные, твердые... лимфатические узлы... При осмотре зева видны огромные, иногда смыкающиеся по средней линии, шарообразные миндалины, сплошь покрытые толстым, складчатым, сероватым налетом, выходящим за пределы миндалин и распространяющимся на нёбо, щеки и т.д.»8.
    Смерть при дифтерии может наступить от механической асфиксии вследствие закрытия дыхательных путей дифтерийными пленками (главная причина смерти у детей), токсического шока или, позднее, от таких осложнений болезни, как острая сердечная недостаточность на фоне дифтерийного миокардита (главная причина смерти у взрослых) или паралич дыхательной мускулатуры. Вообще, осложнения со стороны нервной системы очень характерны для дифтерии; при дифтерии глотки парез нёба и глотки возникает у 5-20% заболевших, а при выраженных токсических формах он встречается практически у всех пациентов, что вынуждает врачей ввести назо-гастральный зонд (правда, через две — четыре недели все нарушенные функции восстанавливаются). Чаще периферические нейропатии или полиневриты бывают после кожной дифтерии или дифтерии ран. После перенесенной болезни может остаться неврологический дефект в виде различных парезов и параличей конечностей. Данные относительно дальнейшего прогноза очень разнятся. Так, в одном старом исследовании сообщалось, что ни у одного из 109 пациентов с дифтерийной полинейропатией не осталось и следов паралича через сто дней9. Другие же авторы указывают, что через год после перенесенной дифтерии у 80% пациентов с периферическим дифтерийным полиневритом еще оставались симптомы со стороны конечностей, а 6% вообще не могли ходить10. С появлением аппарата искусственной вентиляции легких (ИВЛ) проблема паралича дыхательной мускулатуры во многом утратила свою остроту. Для восстановления нормальных дыхательных функций обычно требуется две-три недели.
    Диагноз устанавливается, главным образом, клинически. «Бак-териоскопическая диагностика дифтерии не является достоверной, поэтому она не получила широкого распространения. Бактериологические и серологические методы диагностики представляют больше
    8 Тимченко В. Н. и др. Все о детских прививках. СПб, 2003, с. 43.
    9 Gaskill H. S., Korb M. Occurrence of multiple neuritis in cases of cutaneous diphtheria. Arc. Neur. Psychiatry 1946; 55:449-572.
    10 Logina I, Donaghy M. Diphtheritic polyneuropathy: a clinical study and comparison with
    Guillain-Barre syndrome. J. Neurol. Neursurg. Psychiatry 1999; 67:443-448.

    ретроспективный интерес, они лишь позволяют подтвердить ранее поставленный диагноз»11.
    Хотя в одних руководствах утверждается, что перенесенное заболевание оставляет стойкий иммунитет12, это оспаривается другими13 и, очевидно, в самом деле не соответствует действительности, так как уже достаточно давно было показано, что при каждой очередной вспышке или эпидемии дифтерии 5-10% пострадавших заболевают во второй раз14. Учитывая сравнительную редкость самой болезни, такой достаточно высокий процент заболевающих повторно должен насторожить. Кроме того, из тех же старых источников мы знаем, что до 30% заболевших дифтерией в первой половине XX в. были полностью и по всем правилам привиты15, что еще более увеличивает подозрения. Не логично ли предположить, что контакт с дифтерийным токсином сенсибилизирует организм, то есть повышает его чувствительность к токсину и тем самым увеличивает вероятность заболевания дифтерией в будущем, особенно на фоне социально-экономических неурядиц? В пользу этого предположения может говорить и тот факт, что вместе с введением обязательных прививок против дифтерии в некоторых странах увеличивалась и заболеваемость ею. Так, введение обязательных прививок от дифтерии в Германии в 1939 г. сопровождалось сначала незначительным снижением заболеваемости (с 143,5 тыс. случаев дифтерии в 1939 г. до 138,4 тыс. в 1940 г.), после чего она резко возросла: в 1941 г. было сообщено уже о 173 тыс. случаев, а в 1942 и 1943 гг. — 237 и 238,5 тыс. соответственно. Во Франции в последние три предвоенных года регистрировалось от 13
    11 Самарина Н. В. Детские... с. 45.
    12 См., например, Инфекционные... с. 178.
    13 «Иммунитет после дифтерии нестойкий. Возможны повторные случаи заражения. Ан
    титоксический иммунитет, возникающий после вакцинации дифтерийным анатоксином,
    не предотвращает заражения». См. прим. 6.
    114Brainerd H., Bruyn H. В. Diphtheria: the present day problem. California Medicine 1951;
    75:290-5 и Naiditch M. J., Bower M. G. A study of 1,433 cases observed during a ten-year
    period at the Los Angeles County Hospital. Am. J. Med. 1954; 17:229-45. Уже к 1902 г. было
    однозначно установлено: «Одна атака дифтерии не дает длительной защиты перед следу
    ющей атакой. Известно, что даже в период выздоровления пациент может заболеть этой
    же болезнью снова, и так может повторяться не один раз». Quain Dictionary of Medicine
    (1902 ed.), цит. по: Shelton H. M. Vaccine and Serum Evils, 1960.
    115GibbardJ. et al. Diphtheria in the immunized. Can. J. Public Health 1945; 36:188-191, Grant
    J. Clinical evaluation of diphtheria prophylaxis. Lancet 1945; 1:46-8, Naiditch M. J. A study...
    В Чикаго во время вспышки дифтерии в 1969 г. решили проверить всех заболевших. Вы
    яснилось, что 25% были полностью, согласно всем требованиям, привиты, а у 12% при
    витых «неполно» антитела имелись в титре, превышающем «защитный» (Mendelsohn R.
    The truth about immunization. The People's Doctor April 1978, p. 1).

    до 16 тыс. случаев дифтерии в год. Во время оккупационного режима в 1941 г. французам были навязаны обязательные прививки; в течение следующих трех лет заболеваемость дифтерией неуклонно возрастала и достигла 46 тыс. случаев в 1943 г., хотя все эти годы боевые действия во Франции не велись. Высадка союзных войск принесла Франции освобождение не только от нацистов, но и от их прививок, а с ними и от дифтерии — с 1944 г. заболеваемость начала снижаться16. Также значительное (на 55%) увеличение заболеваемости дифтерией после введения прививок от нее было зарегистрировано в Венгрии. В Норвегии, не проводившей прививок против дифтерии, в 1943 г. было зафиксировано всего 50 случаев17.
    До появления антидифтерийной (антитоксической) сыворотки (см. ниже) успехи аллопатии в лечении болезни были в высшей степени скромны. Применялись различные прижигания, полоскания, орошения (например, раствором перхлорида железа или нитрата серебра). Не забывали, разумеется, и о каломели (хлориде ртути), рвотных, слабительных... Поскольку главной причиной детской смертности от дифтерии была асфиксия (удушье) вследствие закупорки дифтерийными пленками дыхательных путей, то активно применялись трахеостомия, а позднее (с 1885 г.) и интубация. За исключением последней, ни один из методов лечения не показал себя хоть сколько-нибудь эффективным18. Следующим по важности шагом было введение в широкое использование антибиотиков. Хотя первоначально пенициллин, открытый сэром Александром Флеммингом (1881-1955), оказался неэффективным как для лечения дифтерии, так и для предотвращения ее осложнений19, особенно такого, как аспирационная пневмония вследствие бульбарного паралича20, дальнейшее улучшение качества пенициллина и появление других антибиотиков сыграли свою роль. Коринебактерии чувствительны практически ко всем антибиотикам, рутинно назначаемым при заболеваниях верхних дыхательных путей. Обычно для лечения используются такие препараты, как эритромицин, хлорамфеникол, клиндамицин, ампи-
    16 Согласно данным таблицы, приведенной в статье Galazka A., Tomaszuna-Blaszczyk J.
    Why do adults contract diphtheria? Eurosurveillance 1997; 2:8-9.
    17 Diodati С J. M. Immunization: history, ethics, law and health. Quebec, 1999, p. 137, n. 50.
    118Lumio J. Studies of the epidemiology and clinical characteristics of diphtheria during the Rus
    sian epidemic of the 1990s. Academic dissertation, University of Tampere, 2003, pp. 49-50.
    19 Naiditch M. J. A study...
    20 Так, пневмония стала причиной смерти 69 из 139 летальных исходов, связанных с
    дифтерией, за 10 лет в 1940-х гг. в окружном госпитале Лос-Анджелеса (Naiditch M. J.
    A study...).

    циллин, ципрофлоксацин и некоторые другие21. Надо лишь заметить, что лечение антибиотиками преследует не столько цель борьбы с уже имеющейся болезнью (на токсин они не действуют), сколько ускорение очищения организма от вырабатывающих токсин коринебактерии и предотвращение распространения инфекции среди населения. Смертность, даже с учетом применения новейших методов лечения дифтерии, остается сравнительно высокой — около 5%.
    Правда, здесь необходимо отметить, что 5% — это типичная «средняя температура по больнице». Вот один пример. В 1994 г. в Боткинской больнице в Санкт-Петербурге находилось на лечении 1860 взрослых пациентов. В легкой (катаральной) форме перенесли дифтерию 1256 пациентов (67,5%). В тяжелой форме дифтерия протекала у 151 пациента (8,1%), 42 пациента (2,3%) скончались. Среди скончавшихся было 26 алкоголиков (62%). Авторы заключают, что риск смерти для заболевшего дифтерией неалкоголика равнялся всего 1%22. В другом исследовании были проанализированы истории болезней 130 взрослых, умерших от дифтерии в СПб в 1990-1996 гг. Автор статьи сообщает: «89 больных (68,5% общего числа) обоего пола страдали хроническим алкоголизмом, более 1/3 их были социально дезориентированы, не работавшие лица БОМЖ... в структуре преморбидных заболеваний значительным был удельный вес сердечно-сосудистой патологии (атеросклероз, гипертоническая болезнь), составившей 32,3% общего числа (42 набл.), распространенной преимущественно у женщин старше 60 лет»23. Высокий уровень передачи возбудителя был отмечен в таких специфических группах населения, характеризующихся скученностью проживания, низким уровнем гигиены и тесными контактами, как, например, бездомные и пациенты психиатрических клиник24.
    Главными факторами риска, относительно которых нет разногласий в различных исследованиях, являются возраст младше 5 и старше 40 лет, низкий уровень жизни, алкоголизм. Из иных факторов были от-
    21 Lumio J. Studies... p. 53.
    22 RakhmanovaA. G. et al. Diphtheria outbreak in St. Petersburg: clinical characteristics of 1860
    adult patients. Scand. J. Infect. Dis. 1996; 28:37-40. Или: «Лица, злоупотребляющие алко
    голем, составляют 14% из числа больных с легкими формами дифтерии и 72% больных с
    тяжелыми формами дифтерии» (Чен Р. Эпидемия дифтерии в Европе. Отчет о совещании
    ВОЗ // Совещание по эпидемии дифтерии в Европе. Санкт-Петербург, 5-7 июля 1993 г.
    СПб, 1993, с. 156).
    23 Кадырова С. Н. Особенности дифтерийной инфекции взрослых в современных усло
    виях. СПб, 1997, с. 8.
    24 Vitek С, Wharton M. Diphtheria in the former Soviet Union — re-emergence of a pandemic
    disease. WHO meeting July 1993; EUR/ICP/EPI 038 Rev 1.

    мечены поздняя госпитализация, позднее начало лечения сывороткой (считается, что применение ее эффективно лишь в первые три дня болезни), такие осложнения болезни, как миокардит и пневмония, а также отсутствие прививок25. Значение последнего фактора можно легко оспорить на основании простой логики и здравого смысла, даже не солидаризируясь с позицией той или иной стороны в прививочном споре. Известно, что в тех странах, где прививки требуются по закону, лишь очень небольшой процент детей их не получает из-за отводов по желанию родителей. Как правило, отсутствие прививок связано с истинными медотводами из-за плохого состояния здоровья ребенка. Такие дети намного более подвержены всем инфекционным болезням — как тем, которые «управляются» прививками, так и тем, против которых прививок не изобретено или они не применяются массово. Отсюда ясно, что отсутствие прививок — это следствие, а не причина; в качестве фактора риска следовало бы указывать фоновые болезни, сопровождающиеся снижением функций иммунитета, а не прививочный статус. В течение всего XX в. дифтерией в развитых странах и без всяких прививок никогда не заболевало более 15-20% детей популяции, охваченной этой болезнью. Вероятно, примерно каждый пятый-шестой ребенок и есть то «слабое звено», которое поражается инфекционными недугами26. Косвенно признают это и авторы вполне ортодоксального руководства, заявляя: «Социальную группу риска по тяжести течения дифтерии представляли неработающие люди трудоспособного возраста, пенсионеры и дети, проживающие в семьях, ведущих асоциальный образ жизни. Они, как правило, не имели прививок»27. Да если бы они не имели только прививок, с этим вполне можно было бы мириться, как бы ни относиться к этим самым прививкам! Как правило, такие дети не имели и одежды, и нормальной человеческой еды, а подчас даже
    25 Lumio J. Studies... p. 48.
    26 Очень интересная статья была опубликована в 1931 г. Ее автор нашел, что люди, имею-
    щие II (А) группу крови, не способны к созданию антитоксического иммунитета к дифте-
    рийному токсину после перенесенной болезни. Цит. по Scheibner V. Vaccination. 100 years
    of Orthodox Research Shows that Vaccines Represent a Medical Assault on the Immune System.
    Australia, 1993, p. 149. Для полиомиелита аналогичное исследование показало, что макси-
    мальную способность (80%) к нейтрализации вируса полиомиелита продемонстрировали
    люди с III (В) группой крови, в то время как та же способность имеющих I (О) и II (А) ока-
    залась равной лишь 50%, то есть меньшей на 30% (Jungeblut С. W., Engle E. Т. Resistance
    to poliomyelitis. The relative importance of physiologic and immunologic factors. JAMA 1932;
    99(25):2091-2097). Такие исследования лишний раз показывают, что генетические разли-
    чия людей делают массовые прививочные кампании в лучшем случае бессмысленными.
    27 Покровский В. И. и др. Эволюция инфекционных болезней в России в XX веке. М., 2003,
    с. 232.

    крыши над головой. Но это, похоже, не слишком занимает академических составителей толстой книги, изданной в отличном переплете и на дорогой бумаге. Их волнует, что у таких детей не было прививок! Если вместо «неработающие люди трудоспособного возраста» (вот ведь эвфемизм какой!) написать «алкоголики, наркоманы, бродяги и беженцы», а вместо «пенсионеры» — «лица, доходов которых с трудом хватает на то, чтобы не протянуть ноги», то все встает на свои места. Это стандартный контингент для всех инфекционных болезней, как с прививками, так и без, и дифтерия тут не исключение.
    Говоря о других факторах риска, я хотел бы обратить внимание читателей на исследование, показавшее связь между заболеваемостью дифтерией и хроническим тонзиллитом на примере Астраханской области. Известно, что хронический тонзиллит — достаточно типичное проявление сниженной иммунной функции. Аллопатические успехи в его лечении более чем скромны, и нередко дело заканчивается удалением миндалин (тонзилэктомией). В главе о полиомиелите будет указано на отсутствие миндалин как на значительный фактор риска для заболевания полиомиелитом. Пока же приведу несколько цитат из заинтересовавшего меня исследования: «Большое количество больных дифтерией выявлено в тех районах [Астраханской] области, где одновременно высока пораженность населения хроническим тонзиллитом. Данное наблюдение подтверждается статистическими исследованиями. Результаты статистического анализа свидетельствуют о достоверном воздействии на эпидемический процесс дифтерийной инфекции распространенности хронического тонзиллита, то есть в районах, где распространенность хронического тонзиллита велика, резко осложняется эпидемиологическая обстановка по дифтерии. Это дало нам повод рассматривать хронический тонзиллит как фоновое заболевание для дифтерии на популяционном уровне... По нашим данным, наличие хронического тонзиллита у вакцинированных повышает риск заболевания дифтерией. Доля привитых больных дифтерией, не сочетающейся с хроническим тонзиллитом, составила 22,7%, при сочетании дифтерии ротоглотки с компенсированным хроническим тонзиллитом — 31,9%, а с декомпенсированным — 38,7%...»28. К концу XIX в. стало понятно, что дифтерия является заразным заболеванием и главной мерой профилактики должен быть карантин. Хотя принимавшиеся меры далеко не всегда были разумны в свете нынешних знаний об этой болезни, свою роль они, безусловно,
    28 Галимзянов X. М. и др. Дифтерия (региональные аспекты). Астрахань, 2001, с. 5, 107.

    сыграли. Не менее важным было и повышение жизненного уровня населения, в результате чего смертность от всех инфекционных болезней (и в меньшей степени заболеваемость ими) начала неуклонно снижаться. В США заболеваемость дифтерией постоянно снижалась с 1900 г. — за 19-20 лет до появления первых вакцин29. В Испании с 1901 г. по 1964 г., до введения прививки DPT, смертность от дифтерии снизилась на 98,7%, а заболеваемость ею — на 97,2%30.
    Гомеопатия, ранее уже показавшая свою высокую эффективность при лечении эпидемических заболеваний (что было одной из причин массового перехода врачей в гомеопатию в США и дало начало расцвету гомеопатии, длившемуся там свыше полувека), оказалась весьма полезной и при дифтерии. Долгое время гомеопаты вполне успешно лечили дифтерию такими лекарствами, как Apis, Cantharis, Kalium bichromicum, Lachesis, Mercurius corrosivus. Так, известный историк гомеопатии д-р Томас Л. Бредфорд (1847-1918) в своей книге «Логика цифр» сообщает, что при сравнении результатов лечения аллопатов и гомеопатов в округе Брум штата Нью-Йорк (напомню читателям, что во второй половине XIX и начале XX вв. гомеопаты имели в США собственные больницы) выяснилось, что смертность от дифтерии среди пациентов аллопатов составляла 83,6%, а среди пациентов гомеопатов — 16,4%31. Поскольку в среднем смертность даже при тяжелых формах дифтерии в отсутствие какого бы то ни было лечения составляет 40-50%, то отсюда напрашивается еще и тот вывод, что обращение за лечением к аллопатам значительно уменьшало шансы пациентов на выживание32.
    29 Collins S. D. Diphtheria incidence and trends in relation to artificial immunization, with
    some comparative data for scarlet fever. Publ. Health Rep. 1946; 6:203-40 Для сравнения:
    «Обширная статистика прошлых лет ярко свидетельствует о том, что заболеваемость,
    летальность и смертность от дифтерии всегда были выше среди детей неимущих слоев
    населения. Это явление наблюдается и в настоящее время не только в отсталых полуко-
    лониальных, но и в развитых капиталистических странах. Так, в Южно-Африканском
    Союзе заболеваемость дифтерией была в 30 раз выше, чем в Англии. Заболеваемость
    дифтерией в Алжире в 1958 г. была в 12 раз выше, чем во Франции. В США заболева-
    емость дифтерией среди негритянского населения во всех возрастных группах в 6 раз
    выше, чем у белых» (Сиземова Г. А. Дифтерия, с. 21).
    30 Joel F. et al. Survey on vaccinations in Europe: adverse effects, epidemiology, laws, and
    EFVV proposals. Medical Veritas 2005, 2:1-37.
    31 Bradford T. L. The Logic of Figures. 1900, p. 179. Бредфорд ссылается на д-ра Брауна из
    Бингхэмптона, опубликовавшего эту статистику в Trans. NY Нот. Med. (State) vol. iii,
    p. 149. Благодарю Френсиса Тройхерца (Лондон), любезно приславшего мне ксерокопию
    нужных страниц этой редкой книги.
    32 Примерно та же картина (40-50% при отсутствии лечения и до 70-80% смертности при
    аллопатическом лечении) была отмечена и во время эпидемий холеры.

    В 1864 г. на сцене появился новый многообещающий гомеопатический препарат. Первый опыт успешного применения этого лекарства, оказавшегося поразительно действенным в лечении дифтерии, был связан с Россией. В 1864 г. дифтерией тяжело заболел семилетний сын немецкого гомеопата д-ра Карла фон Виллерса (1817-1890), работавшего в то время в Санкт-Петербурге. Назначавшиеся отцом, который думал, что речь идет о простой ангине, лекарства не подействовали, болезнь быстро прогрессировала, и когда д-р фон Виллерс пригласил на консультацию своего коллегу, д-ра Альфонса Бека (также немецкого гомеопата, практиковавшего в Санкт-Петербурге), состояние ребенка казалось уже безнадежным. Увидев далеко зашедшую некротическую дифтерию, д-р Бек вспомнил, что еще в университете он читал в каком-то судебно-медицинском журнале о похожей картине, наблюдавшейся у пяти членов одной семьи, которые отравились цианистой ртутью. Согласно принципу подобия было применено срочно сделанное в аптеке Ф. К. Флемминга лекарство Mercurius cyanatus в шестом сотенном разведении, и состояние больного начало улучшаться. «Двадцать два часа прошло после первого приема лекарства и почти вся масса серо-зеленоватого цвета дифтеритического выпота, покрывавшая слизистую оболочку зева и издававшая сильный затхлый запах, исчезла... С этого часа мальчик быстро начал поправляться и через два дня никто не догадался бы, что он только что избавился от такой тяжелой и опасной болезни»33. С того времени этот препарат вошел в повседневную практику профилактики и лечения дифтерии с помощью гомеопатии. Впоследствии д-р Владимир фон Дитман (1842-1904), излечивший огромное количество случаев дифтерии в течение своей двенадцатилетней гомеопатической практики и ужасавшийся полной беспомощности аллопатического лечения этой болезни34, не выдержал
    33 Гомеопатическое лечение и профилактика дифтерита доктора медицины К. фон Вил
    лерса. СПб, 1892 // Предупреждение и лечение болезней гомеопатическими средствами.
    Из архива Санкт-Петербургской гомеопатической поликлиники. СПб, 1994, с. 46. Спа-
    сенный мальчик, Александр фон Виллерс (1857-1904), впоследствии стал достаточно из
    вестным гомеопатом и редактором крупного немецкого гомеопатического ежегодника.
    34 В одной из своих статей д-р фон Дитман писал о впечатлениях своего детства, связан
    ных с дифтерией и в некоторой степени предопределивших его будущий выбор в пользу
    гомеопатии: «В нашей семье было двое маленьких детей, меньшая сестра моя пяти лет и
    младший брат двух лет. Заболела сестра в воскресенье 16 октября. Появился небольшой
    жар, головная боль, ребенок побледнел, неохотно принимал пищу, но еще не жаловался на
    горло. Все думали, что это незначительная простуда. К вечеру жар усилился, ночь была
    очень беспокойна, на другой день была заметна опухоль околоушных и шейных желез и
    ребенок начал жаловаться на боль при глотании. Послали за доктором. При первом же ви-
    зите, осмотрев горло несчастного ребенка, доктор категорически объявил, что это «диф-

    и во время очередной эпидемии дифтерии в 1882 г. обратился к царю с просьбой позволить гомеопатическое лечение в госпитале. Эта просьба была поддержана адъютантом Его Императорского Величества контр-адмиралом О.Б.Рихтером (1830-1907), симпатизировавшим гомеопатам. Далее события в изложении д-ра Льва Бразоля развивались следующим образом: «Государь, всегда питавший расположение к гомеопатическому методу лечения и неоднократно оказывавший ему свое милостивое покровительство, повелел открыть при Николаевском Военном госпитале отдельную палату для гомеопатического лечения дифтерита. В эту больницу вскоре был доставлен девятилетний ребенок из беднейшего класса населения, еще не оправившийся от тяжелой кори и уже заболевший злокачественным дифтеритом. На третий день болезни, когда она уже успела вызвать омертвение зева и миндалин с общим заражением крови, совершенно безнадежного мальчика в холодный и ветреный зимний день через весь город везли в открытых санях и привезли в гомеопатическое отделение, где консультант госпиталя доктор Афанасьев в присутствии доктора Дитмана констатировал «гангренозный дифтерит», и на следующий же день ребенок умер. Это был первый и единственный пациент гомеопатической больницы, потому что других больных полицейские врачи сюда больше не направляли, и так как на испытании находился лишь один больной, который и умер, то было выведено заключение, что гомеопатическое лечение дает 100% смертности, и на этом кончилось сравнительное испытание гомеопатического и аллопатического лече-
    терит», и что никакой надежды на выздоровление нет, а остается только ждать в близком будущем неминуемой смерти маленькой пациентки. Бросились за другим аллопатом. Тот приехал, осмотрел ребенка, пожал плечами и сказал, что ничего сделать не может. Тем не менее, он назначил внутрь микстуру с соляной кислотою, а снаружи кантаридную мазь, которая в несколько часов превратила всю поверхность шеи несчастной девочки в одну громадную язву. Прижигания адским камнем, которые врач пытался производить при каждом визите, к счастью не удались, так как, несмотря на все старания, ребенок не мог достаточно открыть рта. Весь дом был объят ужасом. Ужас этот удвоился, когда на другой день утром заметили, что и маленькому двухлетнему мальчику нездоровится. Тотчас поскакали за доктором. Тот опять приехал и сразу порешил, что и у этого дифтерит, и что спасения никакого нет. В среду 19, утром в 8 часов, маленький скончался после 24-часовой болезни, а к вечеру умерла и девочка в страшных страданиях. Долго я не мог оправиться от подавляющего впечатления этого ужасного события. Неужели, думал я, медицинская наука так бессильна? Вымирает половина будущего поколения, и медицина не знает ничего, ничем не может помочь! И, наконец, если уже нет никакого спасения, зачем же так варварски мучить и истязать больного ребенка? Зачем эти мушки и проч., которые еще увеличивают страдания, не принося ни малейшей пользы?» Дитман В. А. Почему я сделался гомеопатом. Письмо в редакцию журнала «Русская речь». СПб, 1881.

    ния дифтерита»35. В том же году в «Правительственном вестнике» было опубликовано подписанное высшими российскими медчиновниками решение Медицинского совета, посвященное в основном личности д-ра Дитмана, и лишь в очень незначительной степени — сущности его предложения. Как и всегда в споре аллопатии и гомеопатии, предложение испробовать гомеопатию было с негодованием отвергнуто на основании исключительно умозрительных концепций и отвлеченных рассуждений, имевших в своей основе железное «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда»36. Этот страх клинического сравнения двух методов, которым тяжело заболела аллопатия после панъевропейских эпидемий холеры 1830-1840-х гг. — когда выяснились неоспоримые преимущества гомеопатии и, что самое главное, не только полная неэффективность, но и вредоносность аллопатического лечения (кровопускания, каломель, рвотные), — аллопатам не удавалось изжить очень долго.
    Сравнение гомеопатии и аллопатии — это предмет для отдельного разговора; сейчас я хотел бы напомнить читателям лишь факты, относящиеся к истории лечения дифтерии. Corynebacterium diphtheriae была обнаружена Эдвином Клебсом (1843-1913) из университета в Цюрихе в 1883 г., а в 1884 г. немецкий бактериолог Фридрих Лефлер (1852-1915) из университета в Грейсвальде сумел вырастить коринебактерии на искусственной среде и показать, что именно они вызывают дифтерию. Дифтерийный токсин был выделен французским микробиологом Эмилем Ру (1853-1933) в 1888 г., а в 1891 г. немецкий микробиолог и иммунолог Эмиль Адольф фон Беринг (1854-1917) вместе с японским исследователем Шибасабуро Китасато (1852—1931) разработал противодифтерийную сыворотку, которую он получал при иммунизации животных дифтерийным токсином, и в 1891 г. ее впервые успешно применил (за разработку противодифтерийной сыворотки Беринг в 1901 г. был удостоен Нобелевской премии). В России первым использовать сыворотку начал проф. Г. Н. Габричевский (1860-1907) в 1893-1894 гг. При фактическом отсутствии хотя бы отдаленно эффективного аллопатического лечения дифтерии, гомеопатическое лечение, об успешности которого заявлял далеко не один д-р Дитман, было отвергнуто без всякой проверки, лишь
    35 Бразоль Л. Е. Д-р В. А. фон Дитман. Врач-гомеопат, 1904, 8-9, с. 358-362. Об этой
    истории см. также Трифоновский Д. С. По поводу нападок на учреждение больницы для
    лечения дифтеритных больных гомеопатией. М, 1883.
    36 Журнальное постановление Медицинского совета 7-го декабря 1882 года, № 457. Пра-
    вительственный вестник, 1882, № 283.

    по праву сильного и имеющего власть решать, чем следует лечить народ! Чтобы закончить тему использования цианистой ртути для лечения дифтерии, приведу еще одну цитату из старого российского гомеопатического журнала: «Аллопаты торжествуют, получая 20-30 проц. смертности при сыворотке. Но те же аллопаты, применявшие гомеопатический цианистый меркурий, получали проц. смертности несравненно меньший. Так, аллопат д-р Котс получил 3-4 проц. смертности, д-р Зельден лично 2,5 проц.; он же собрал из литературы свыше 700 случаев других врачей с общей смертностью в 7,5 проц. («Альгемайне медицинише центральцайтунг», 1886, № 37)»37.
    Справедливости ради следует сказать, что судьбу гомеопатов разделяли и другие «ненаучные» врачи. Так, врач-натуропат Линкольн Грэхем сообщил в своей книге, что он лечил 400 человек, заболевших гриппом во время печально известной эпидемии гриппа («испанки»), и не потерял (как и многие гомеопаты — см. главу «Грипп») ни одного пациента. Во время эпидемии дифтерии в Берлине в 1900 г. через его руки прошло 28 пациентов, и все они выздоровели. Метод Грэхема был очень прост: 1) полный отказ от еды до выздоровления; 2) стакан воды, желательно ключевой, каждый час; 3) ежедневная «высокая» очистительная клизма; 4) холодные влажные обертывания грудной клетки при симптомах пневмонии. Другой врач-натуропат, д-р Райт, который написал предисловие к книге Грэхема, сообщил, что он был крайне скептичен в отношении столь упрощенного метода лечения тяжелейших болезней до тех пор, пока не решился применить его сам в своей практике, а д-р Гюнтер, в клинике которого д-р Грэхем проводил лечение заболевших дифтерией, убедившись в эффективности этого способа, поспешил в берлинский госпиталь «Шарите» и предложил применить его там. Предложение было тем актуальнее, что расхваленная противодифтерийная сыворотка в ту эпидемию чаще всего оказывалась совершенно неэффективной. Однако в госпитале д-ра Гюнтера ждал... твердый и решительный отказ. Подтекст: пусть-де малыши лучше «научно» умирают, чем «ненаучно» выздоравливают. Строгое следование принципам, пусть и во вред больным, и в этот раз оказалось дороже здравого смысла38. Метод Грэхема был далеко не единственным, предложенным натуропатами для лечения дифтерии. В 1930-х гг. в научной периодике публиковались многообещающие экспериментальные данные отно-
    37 Федоровский Н. О безусловном вреде прививок. Врач-гомеопат, 1907, 7-9, с. 234-252.
    38 Цит. по: James W. Immunization: The Reality Behind the Myth. 1988, pp. 116-117.

    сительно эффекта воздействия витамина С на дифтерийный токсин39, которые не прошли мимо внимания некоторых врачей. В 1957 г. д-р Фред Кленнер опубликовал статью, в которой делился своими успехами в лечении различных инфекционных заболеваний, в том числе и дифтерии, с помощью витамина С. Особенно тяжелым пациентам он вводил витамин С внутривенно по два-четыре грамма каждые два-четыре часа. Эффект, по словам д-ра Кленнера, был поразительный. С тем большей горечью он писал: «И, тем не менее, есть врачи, которые скорее будут стоять и наблюдать, как их пациент умирает, чем используют аскорбиновую кислоту, — и все лишь потому, что в их ограниченном воображении она может существовать только как обычный витамин»40. В своей публикации в 1971 г. он описал случай, когда он и его ассистенты вводили маленькой девочке, заболевшей дифтерией носа, 10 г аскорбиновой кислоты шприцом на 50 мл каждые восемь часов в течение суток, а затем дважды с перерывом в двенадцать часов. После этого ребенок получал 1 г лекарства в таблетках каждые два часа. Девочка полностью выздоровела41.
    Советские исследователи также отмечали несомненный эффект витамина С как в эксперименте, так и в клинике: «...Большие дозы витамина С повышают устойчивость животных к дифтерии, аскорбиновая кислота способна нейтрализовать дифтерийный токсин (И. Ф. Домбровская, М. С. Норкин). В последнее время эти данные подтверждены работами, показавшими, что витаминизация аскорбиновой кислотой может восстановить иммунитет против дифтерии у морских свинок (А. М. Кирхенштейн и Н. С. Столигво, В. К. Берзин и
    39 Harde Е., Phillippe M. М. Observations on the Antigenic Activities of Combined Diphtheria
    Toxin and Vitamin С Comptes Rendus Hebdomedaires des Seances de L'Academie des Sci
    en
  • Пишет SorrowfulAngel
    , 14 мая 2010, 12:16
    Коклюш
    Болезнь
    Коклюш относится к той категории заболеваний, которые ранее традиционно считались детскими и все повышающуюся заболеваемость которыми мы наблюдаем у подростков и взрослых сегодня1. Как долго этой болезнью страдает человечество, точно не известно; первое ее детальное описание было дано французским врачом Гийеном де Байоном во время парижской эпидемии коклюша в 1538 г. Возбудителем является нестойкая во внешней среде (вне человеческого тела гибнет в течение нескольких минут) бактерия Bordetella pertussis, а симптомы самой болезни вызывает вырабатываемый ею токсин, отрицательное воздействие которого на человеческий организм многообразно: например, он увеличивает проницаемость гематоэнцефалического барьера
    1 «Коклюш, к сожалению, встречается и в тех странах, где в течение многих лет подавляющему большинству жителей делают противококлюшные прививки. Так, в США с 1980 по 1989 г. было зарегистрировано 27 тыс. случаев заболевания, причем 12% заболевших составляли люди в возрасте 15 лет и старше» (Лобзин Ю. В., Плотников К. П. «Детские» инфекции. СПб, 2001, с. 19). Или: «Особенно опасны как источники заражения больные со стертой формой болезни, у которых коклюш часто остается недиагностированным. Дети раннего возраста нередко заражаются от взрослых» (выделено мной. — А. К.) (Самарина Н. В., Сорокина О. А. Детские инфекционные болезни. 2-е изд., СПб, Москва, 2000, с. 93). Еще пример: «В последние годы XX в. источником возбудителя инфекции для детей становятся взрослые, которым диагноз, как правило, не ставят даже при наличии манифестных форм» (Покровский В. И. и др. Эволюция инфекционных болезней в России в XX веке. М., 2003, с. 255). Чтобы рассеять последнюю тень сомнения у читателей относительно источника заражения детей, процитирую отчет комитета экспертов по изучению побочных реакций на прививки против коклюша и краснухи при американском Институте медицины: «Факты подтверждают, что привитые взрослые являются превалирующим источником заражения новорожденных и детей в развитых странах» (выделено мной. — А. К.) (Howson С. P. et al. Adverse effects of Pertussis and Rubella Vaccines. IOM, 1991, p. 9). Здесь же авторы сообщают следующее: «До начала массовой иммунизации считалось, что коклюшем заражалось в течение своей жизни 95% людей... 20% случаев наблюдалось в возрасте младше одного года, а 60% — в возрасте от 1 года до 4 лет... Согласно данным Центра контроля заболеваний... в период с 1986 по 1988 г. 46% случаев наблюдалось у детей младше одного года, среди них у 35% младше 6 месяцев. 22% всех случаев было зарегистрировано у детей от 1 года до 4 лет, в группе 5-9 лет — 16%, 10-14 лет — 5%, 15 лет и старше— 11%» (с. 13). При этом авторы оговариваются, что эти оценки основаны лишь на 5—10% случаев коклюша, о которых становится известно, а в свете сложности распознавания коклюша истинные заболеваемость и смертность, связанные с коклюшем, должны быть многократно выше. Если перевести проценты в цифры, то можно предположить, что в США ежегодно происходит около 55-65 тыс. случаев заболевания коклюшем. Обращает на себя внимание, что заболеваемость (пусть и снизившаяся в целом) явно смещается в самый опасный для болезни возраст, младенческий, о чем еще будет сказано далее в этой главе. Электронная версия отчета экспертов доступна на сайте издательства National Academic Press.

    мозга (вследствие чего этот барьер могут преодолеть другие бактерии и вирусы), ведет к увеличению секреции инсулина (результатом может стать недостаточное поступление глюкозы в мозг), повышает чувствительность (сенсибилизирует) к гистамину. Источником заражения служит только больной человек, путь передачи инфекции — воздушно-капельный. Хроническое бактерионосительство встречается исключительно редко. Инкубационный период длится от двух дней до двух, максимум трех недель, его сменяет катаральный (насморк, чихание, общее недомогание, отсутствие аппетита, легкий кашель) той же длительности, неотличимый от обычной простуды. Постепенно кашель, особенно в ночное время, усиливается, что указывает на начало периода всем известного и характерного для этой болезни спастического кашля, который еще называют лающим (после глубокого свистящего, вследствие прохождения воздуха через суженные дыхательные пути, вдоха, называемого репризом, следует серия коротких кашлевых толчков, напоминающих лай собаки). Приступ, во время которого у больного краснеет или синеет лицо и возможно носовое кровотечение или кровоизлияния в глаза, заканчивается выделением прозрачной мокроты, иногда — рвотой. Обычно приступы происходят вечером или ночью, в теплом и душном помещении (именно по этой причине больным коклюшем рекомендуется спать с открытыми окнами), реже днем. В течение суток обычно происходит 10-15 таких приступов. Этот период обычно длится около месяца или немного дольше (хотя может длиться и всего одну неделю), после чего наступает период выздоровления, начинающийся с уменьшения количества приступов кашля, затем улучшаются сон и аппетит. Процесс выздоровления обычно растягивается на несколько месяцев, что точно отражается в китайском и японском названиях коклюша — «стодневный кашель».
    Нередким осложнением, особенно у младенцев, является воспаление среднего уха (отит). Наиболее частым и опасным среди тяжелых осложнений коклюша является воспаление легких вследствие присоединения вторичной инфекции. У самых маленьких возможна асфиксия (удушье). Среди тяжелых осложнений со стороны нервной системы следует отметить коклюшный энцефалит и кровоизлияния в мозг. Частота таких осложнений колеблется, и в США, например, по разным оценкам составляет около 0,7-0,8% от числа заболевших2. В целом же летальность при коклюше низка и жертвами коклюша чаще всего являются дети в возрасте до 6 мес. (по оценке американского Центра кон-
    2 Howson С. P. et al. Adverse... pp. 11-12.

    троля заболеваний — 0,5% всех случаев заболевания в этом возрасте), еще реже в возрасте от 6 до 12 мес. Случаи смерти от коклюша детей старше 12 мес. относятся, скорее, к казуистическим. Раз перенесенное заболевание обеспечивает стойкий пожизненный иммунитет3.
    Никакого специфического лечения при неосложненной форме этой болезни не требуется. Отдых в чистом, проветриваемом помещении, витамин А и витамины группы В, обильное питье (чистая вода, небольшое количество фруктовых соков) и пост на несколько дней в самом остром периоде — это все, что нужно. Совершенно необходимо продолжать грудное вскармливание, если речь идет о заболевшем младенце — это самое важное в лечении болезни и в профилактике ее осложнений. Антибиотики (обычно речь идет об эритромицине) бесполезны для лечения коклюша при уже развившейся клинической картине, но считается, что могут предотвратить передачу инфекции и осложнения в виде вторичных инфекций. Однако имеются исследования, согласно которым принимавшие антибиотики не только не получали облегчения на любой стадии коклюша, но и период спастического кашля у них длился дольше, чем у тех, кто антибиотики не принимал4. Вполне вероятно, что главную роль в продолжительности кашля играют не возбудители, а какие-то другие факторы — например, общее состояние иммунитета заболевшего. Оставляя в стороне спорный вопрос о пользе антибиотиков при коклюше, я ограничусь замечанием, что для
    3 Там же, с. 12. Составители отчета ссылаются на три публикации, подтверждающие этот
    факт. Собственно, о пожизненном иммунитете после перенесенного коклюша говорится
    во всех известных мне разумных руководствах по инфекционным болезням, поэтому я
    был немало озадачен, случайно обнаружив следующее утверждение авторского коллек-
    тива книги «Инфекционные болезни. Справочник для всех» («ДЕАН», СПб, 2000, с. 193):
    «Перенесенное заболевание и вакцинация не обеспечивают пожизненной невосприим-
    чивости к нему. Поэтому возможны повторные заболевания у взрослых». Почти без изме-
    нений эта фраза воспроизводится в «Детских» инфекциях» (СПб и М., 2001, с. 21); в обоих
    случаях среди авторов фигурирует главный инфекционист Минобороны РФ Ю. В. Лоб-
    зин. Разумеется, по поводу вакцинации дискуссии здесь нет (не столь уж редко она не
    обеспечивает вообще никакой невосприимчивости, не то что пожизненной), но перене-
    сенное заболевание? Может, «на брегах Невы» и коклюш какой-то особенно зловредный,
    не подчиняющийся законам, верным для всего остального мира? Для иллюстрации: «Об-
    ширная литература, относящаяся к допрививочному периоду, свидетельствует, что пов-
    торные заболевания коклюшем регистрировались не более чем в 0,25% случаев, то есть
    перенесенное заболевание создавало стойкий пожизненный иммунитет и повторные за
    болевания представляли большую редкость» (Покровский В. И. Эволюция... с. 246-247).
    Неплохо бы инфекционистам разобраться между собой.
    4 См., например, Tozzi Л. Е. et al. Clinical Presentation of Pertussis in Unvaccinated and Vacci-
    nated Children in the First Six Years of Life. Pediatrics Nov 2003, vol. 112, No 5; Epidemiological
    Features of Pertussis in the United States, 1980-1989. Clinical Infectious Diseases 1992 (14);708-
    719 и Mertsola J. et al. Intrafamilial spread of pertussis. J. Pediatrics 1983; 103:359-363.

    их назначения в любом случае нужны строжайшие показания, и родители не должны стесняться выяснить у врача, что именно заставляет его назначать лекарства, польза которых при данной болезни очень сомнительна, а побочные эффекты достаточно серьезны.
    Для профилактики коклюша может быть рекомендован гомеопатический нозод коклюша Pertussinum 30 для еженедельного приема во время вспышки коклюша и трехразового приема в течение недели после контакта с заболевшим. Этот метод показал свою эффективность в одном исследовании5. Гомеопатия вполне эффективна и в лечении уже развившегося коклюша, однако здесь требуется консультация профессионального гомеопата. Д-р Дороти Шеперд описывает великолепные результаты, полученные ею при использовании этого же нозода в 30-м разведении, как для профилактики, так и для лечения коклюша. Она предлагает другую методику: давать одну дозу нозода три-четыре раза в течение только одного дня6. Во многих руководствах и публикациях по гомеопатическому лечению детских инфекционных заболеваний отмечается эффективность препарата Drosera. Основными симптомами, указывающими на Drosera, являются глубокий кашель, першение в гортани, провоцирующее кашель, а также кашель такой сильный, что заканчивается рвотой, и такой частый, что больной с трудом успевает перевести дыхание. Ухудшается кашель, когда больной лежит. Так, прославленный английский гомеопат д-р Маргарет Тайлер (1857-1943) писала: «...Мне неоднократно удавалось излечивать коклюш с помощью единственного приема Drosera в 30-й или 200-й потенции, особенно в годы войны 1914-1918 гг., когда в нашу амбулаторию обращалось много детей, страдавших этим заболеванием. Необходимость в повторном приеме лекарства возникала лишь в отдельных случаях, если кашель не прекращался в течение двух недель»7. При этом она добавляет: «Помните, что гомеопатия не имеет дело со «специфическими лекарствами» и не лечит болезни, исходя из их названий. И если вы думаете, что Drosera будет эффективна во всех случаях коклюша, вы рано или поздно поймете, что это не так. Например, во время одной из эпидемий практически все заболевшие
    5 English J. M. Pertussin 30 — protective for whooping cough? A pilot study. British Homeopathic Journal 1987; 76:61-65. Следует обратить внимание читателей, что речь идет именно о нозоде — препарате, получаемом из слюны больных коклюшем. Никакого отношения к различным аллопатическим пертуссинам, даже в динамизированной форме, которые продаются и в гомеопатических аптеках, нозод Pertussinum не имеет!
    6. Shepherd D. Homeopathy in epidemic diseases. England, 1967, republ. 1996, pp. 63-68.
    7 Тайлер М. Портреты гомеопатических лекарств. T.I, M., 2002, с. 412.

    коклюшем дети выздоравливали после приема Kalium carbonicum»8. Проф. Дж. Т. Кент дает интересную информацию о другом лекарстве: «Carbo vegetabilis — одно из наиболее эффективных лекарств, применяемых в начальном периоде коклюша. Характерный для этого препарата кашель протекает с рвотой, покраснением лица, больной им давится, т.е. присутствует все, что характерно и для коклюша. Это один из лучших препаратов для запутанных случаев, когда по симптомам кашля трудно подобрать лекарство или когда заболевание развивается лишь до определенной стадии, застывая в своем развитии на длительное время. Когда лекарство не действует само по себе, то оно проясняет все симптомы, облегчая таким образом выбор правильного препарата. В большинстве случаев коклюша под действием гомеопатического лечения пациент получает облегчение в срок от недели до десяти дней; конечно, при условии правильного выбора лекарства»9.
    Попутно можно отметить здесь и старую публикацию в «Журнале Американской медицинской ассоциации», сообщавшую, что 90 заболевших коклюшем детей получали в течение недели лечение 500 мг витамина С ежедневно, после чего доза снизилась до 100 мг раз в два дня до выздоровления. Все дети, которые получали витамин С внутривенно, полностью выздоровели к 15-му дню, а те, кто получал его орально, — к 20-му. В трех четвертях случаев, когда лечение витамином С начиналось на катаральной стадии болезни, наступление стадии спастического кашля удавалось полностью предотвратить10. Показательно, что ни эта, ни другие публикации об эффективности применения витамина С при лечении инфекционных заболеваний (о которых говорится в других главах данной книги), ни малейшего интереса у тех, кто должен был за них ухватиться просто по долгу службы, не вызвали. Ведь лечение витаминами нельзя запатентовать, да и цена такого лечения — копейки. То ли дело высокодоходные вакцины и сыворотки!
    Предварительный диагноз коклюша ставится на основании клинической картины. Окончательный диагноз коклюша требует лабораторного подтверждения, однако с этим есть серьезные проблемы. Бактерия высевается из мокроты (при этом отнюдь не в 100% случаев) лишь в катаральном периоде (когда родителям обычно и в голову не приходит обращаться к врачу, а тому — заказывать этот анализ) и в начале периода кашля. Позже возбудитель уже не высевается. Не высевается
    8 Там же, с. 413.
    9 Кент Дж. Т. Лекции по гомеопатической Materia Medica. Т. I, M., 1999, с. 476.
    10 JAMA November 4,1950; 144:879.

    он и после того, как начато лечение антибиотиками, и часто у тех забо-левших, что были ранее привиты. Очень важно здесь это подчеркнуть, потому что непосредственное обнаружение возбудителя остается и по сей день самым распространенным методом лабораторной диагностики коклюша, а потому на основании отрицательного результата посева диагноз коклюша может быть не поставлен ранее привитому ребенку, даже если клиническая картина не вызывает никаких сомнений. Это одна из причин, почему статистические данные могут интерпретироваться как говорящие в пользу эффективности прививки. Существуют методы серологической диагностики (определения антител), но на практике они применяются очень редко. Кроме того, «среди серологических методов пока нет достаточно специфичных и чувствительных тестов на определение иммунитета против коклюша. Реакция агглю-тинации остается наиболее часто используемой реакцией. Вместе с тем вакцинация и перенесение заболевания коклюшем не всегда приводит к образованию агглютининов, а некоторые лица, в сыворотке крови которых не определяются антитела, остаются защищенными»11.
    У подростков и взрослых болезнь протекает легче, обычно в фор-
    ме упорного бронхита. По данным одного американского исследова-
    ния, у 12% взрослых с упорным кашлем после тщательных анализов
    был обнаружен коклюш12. Как уже было указано выше, это тот путь,
    которым привитые в детстве и потерявшие позднее иммунитет зара-
    жают сегодня детей.
    Судя по историческим данным, коклюш в свое время действительно представлял серьезную угрозу для детей, особенно для младенцев, как в Старом, так и в Новом свете. Известно о длившейся чуть ли не 15 лет эпидемии коклюша в середине XVIII в. в скандинавских странах, ежегодно уносившей по 3 тыс. жизней. В период с 1858 по 1865 г. в Англии от него скончалось 120 тыс. человек13. Кроме умерших, немало детей оставались инвалидами вследствие коклюшного энцефалита и мозговых кровоизлияний, происходивших на пике приступов тяжелого беспрерывного кашля и связанных с ними остановок дыхания.
    Пика своей свирепости коклюш достиг во второй половине XIX в. в перенаселенных районах обитания рабочего класса, где бедность, недоедание и скверные санитарные условия традиционно были пре-

    красной почвой для всех встречавшихся тогда инфекционных болезней, среди которых коклюш не был исключением. Российские авторы подтверждают это: «Показатели заболеваемости и летальности были неодинаковы в различных слоях населения. Чрезвычайно большое значение имели социальные факторы: материальная обеспеченность, условия быта, жилищные условия. Значение социального фактора в эпидемиологии коклюша красноречиво иллюстрируется следующими статистическими данными дореволюционного периода. В Петербурге в 1881-1890 гг. в частях города, заселенных рабочим людом, показатели смертности от коклюша были в 5—6 раз выше, чем в аристократических кварталах. Смертность от коклюша детей, проживающих в подвалах, была в 19 раз, а проживающих на чердаках в 8 раз выше, чем среди жителей вторых этажей. Сходные с этим факты приведены и Berthilion по Вене, Парижу и Берлину... Б. Е. Каушанская (1948), сравнивая смертность от четырех капельных инфекций по Санкт-Петербургу за 1900-1941 гг., приводит следующие данные о снижении смертности за этот период: при дифтерии — более чем в семь раз, при скарлатине — в 4 раза, при кори — в 2-3 раза, а при коклюше — в 1,8 раза. Смертность от коклюша обусловливалась не только уровнем заболеваемости различных контингентов, но и высокой летальностью, которая была неодинаковой в различных слоях населения с различной материальной обеспеченностью. В тяжелых бытовых условиях, в бедных кварталах дети заболевали в более раннем возрасте, в котором коклюш представлял особую опасность»14. Или вот цитата из лекции советского педиатра проф. С. Д. Носова: «Бесспорную и существенную роль в ослаблении проявлений коклюша и снижении летальности при нем сыграли рост жизненного уровня населения, улучшение физического развития детей и происшедшее в связи с этим снижение частоты некоторых сопутствующих патологических состояний и хронических заболеваний, ослабляющих организм ребенка. Значение этого фактора при коклюше, поражающем наиболее ранний и ранимый возраст, особенно велико»15. Там же проф. Носов отмечает, что, например, среди коклюшных больных в 1940-45 гг. рахит был отмечен у 77%, при этом у 25% тяжелый, в третьей степени.
    «Классические» врачи очень долго не только не имели никакого представления о природе этой болезни (возбудитель был выделен



    11 Медуницын Н. В. Вакцинология. М., 1999, с. 137.
    12 SMJ 1996; 312:1620.
    13 Coulter H. L., Fisher В. L. A Shot in the Dark. Why the P in the DPT vaccination may be
    hazardous to your child's health. NY, 1991, p. 4.

    414 Покровский В. И. Эволюция... с. 238-239.
    15 Носов С. Д. Эволюция детских инфекционных болезней в периоде активной борьбы за
    их ликвидацию. Актовая речь 10 ноября 1961 г. М., 1961, с 14.

    Жюлем Борде и Октавом Жангу из Института Пастера в Брюсселе лишь в 1906 г.), но, в отличие от гомеопатов, своими методами лечения лишь ухудшали прогноз. Широко использовались кровопускания и пиявки, рвотные («для удаления общей слизи»), препараты ртути, опиум. Вряд ли можно сомневаться, что ужасающая статистика смертности от коклюша того времени была по меньшей мере отчасти обязана такому лечению, бывшему хуже самой болезни. Сегодня коклюш все еще остается серьезной проблемой в развивающихся странах. Это уточнение очень важно, потому что когда потрясенному родителю демонстрируют такие ужасные (и, вероятно, правдивые) цифры, что в мире от 600 тыс. до миллиона детей ежегодно умирают от коклюша или его осложнений, то при этом почему-то всегда забывают уточнить, что речь идет о тех странах, где дети умирают миллионами решительно от всех болезней, как «контролируемых» прививками, так и «неконтролируемых», в первую очередь от недоедания и кишечных инфекций, о которых как о причине смерти в цивилизованных странах давно уже и думать забыли.
    И после открытия природы болезни врачи долго еще не имели средств ее «научного» лечения — до самого появления в годы Второй мировой войны антибиотиков, резко сокративших смертность от такого осложнения коклюша, как пневмония. Смертность от коклюша снизилась со второй половины XIX в. до середины XX в., когда только и появилась соответствующая прививка, на 90% в США, Англии и Швеции16, на 92% во Франции и 99,15% (!) в Испании17. Такое резкое снижение, впрочем, не было привилегией одного лишь коклюша. Резко снизилась смертность от скарлатины, кори, гриппа, туберкулеза и тифа, вне всякой связи с наличием или отсутствием прививок. Связано это было, в первую очередь, со значительным улучшением санитарно-гигиенического состояния мест проживания людей и со значительно улучшившимся питанием. Более здоровые дети и взрослые могли лучше сопротивляться болезни. Кроме того, не исключено, что свою роль сыграл и накапливающийся в поколениях иммунитет к постоянно
    16 Уже упоминавшийся комитет экспертов приводит такие данные по Великобритании:
    смертность от коклюша перед началом Второй мировой войны составляла лишь 1/10 от
    той, что была сорока годами раньше; к середине XX в. один из тысячи детей умирал от
    коклюша. Смертность быстро снижалась и после войны, хотя эпидемии коклюша продол-
    жались. Такая же тенденция была характерна и для США (Howson С. Adverse... р. 14).
    17 Joet F. et al. Survey on vaccinations in Europe: adverse effects, epidemiology, laws, and
    EFVV proposals. Medical Veritas 2005, 2:1-37.

    присутствовавшей болезни18. Снижение смертности от коклюша было еще примечательно и тем, что, в отличие от других инфекционных болезней, при которых заболеваемость и смертность снижались почти пропорционально, во многих европейских странах снижение смертности от коклюша значительно опережало снижение заболеваемости. В СССР, по данным российских авторов, к началу прививок снизились и заболеваемость, и летальность. «К началу активной иммунизации в 1959 г... общая летальность составляла в Ленинграде 0,07%, в Москве — 0,098%, а по СССР в целом была равна 0,7%. Больничная летальность уменьшилась до десятых долей процента, а среди детей старше 3 лет она была практически ликвидирована...»19.
    После снижения заболеваемости коклюшем, приписываемого прививке, сейчас вновь регистрируется повышение заболеваемости им. Наименьшее количество заболеваний коклюшем в США отмечалось в 1976 году — 1010 (по некоторым данным — в 1964 г., но речь идет о в целом сходных цифрах). В 2000 г. было зарегистрировано 7800 случаев, из которых 17 закончились смертью. В 2002 г. число заболевших коклюшем уже превысило 970020. Российский авторский коллектив также подтверждает, что после бури восторгов, связанных с коклюшной вакциной и уменьшением (якобы благодаря ей) заболеваемости коклюшем, постепенно все возвращается на круги своя: «...С конца 80-х и начала 90-х годов в США, Канаде, Германии, Японии, Испании, Польше, Финляндии и др. с уровнем иммунной прослойки до 85-95%, а также в России (на всей территории страны) был отмечен значительный рост заболеваемости коклюшем... Самые высокие показатели регистрировались среди детского населения. Так, у детей до 2 лет они составляли в среднем 134,8-147,3 на 100 тыс. детей этой возрастной группы. Наибольшие показатели имели место в Москве — 360,6 и Санкт-Петербурге — 830,3 на 100 тыс. детей, что было характерно для допрививочного периода»21. Увы. И 85-95% «иммунной прослойки», оплаченные тысячами случаев постпрививочных осложнений и смертей, оказались совершенно бесполезными. Заболеваемость в итоге оказалась вполне сравнимой с заболеваемостью допрививочного периода. Так во имя чего делалась и делается
    18 Так, в 1920-1930-х гг. к десятилетнему возрасту 73% американских детей переносили
    коклюш (CoulterH. L. A Shot... p. 6).
    19 Покровский В. И. Эволюция... с. 244.
    20 Сообщение корреспондента United Press International Стивена Митчелла от 10 октября
    2003 г. Цит. по рассылке новостей NVIC от 27 октября 2003 г.
    21 Покровский В. И. Эволюция... с. 253.

    прививка, если болезнь продолжает жить по своим собственным законам, не обращая на нее никакого внимания?
    Вакцина
    Безопасность и эффективность
    В этой главе я хотел бы отступить от установленного порядка изложения подразделов, поскольку рассмотрение эффективности и безопасности коклюшной вакцины в отрыве друг от друга могло бы разорвать рассказ об этой вакцине и затруднить читателю понимание связанных с ней проблем.
    Вряд ли существует иная современная вакцина, которая могла бы сравниться с коклюшной по количеству тяжелейших осложнений и смертей у ею «спасаемых», по весьма сомнительной эффективности, а также по сложностям с пониманием механизма ее действия в целом. Помимо нерешенных вопросов, связанных с производством вакцины как таковой (наличие в ее составе токсичных веществ, низкая степень очистки, контаминанты), до сих пор существует немалое количество белых пятен в понимании природы самой болезни. Дело в том, что до сих пор неизвестен механизм возникновения и поддержания иммунитета при коклюше, что в изрядной степени обесценивает все усилия по созданию вакцины. Очевидно, что степень защиты от коклюша не связана вообще или связана лишь в очень незначительной степени с выработкой антител; иммунитет против коклюша основан на клеточном, а не на гуморальном механизме22. Такое положение вещей вкупе с особенностями болезни (большое количество стертых форм, трудности лабораторной диагностики) оставляет непозволительно большой простор для спекуляций о реальной защитной силе прививки.
    Первая вакцина против коклюша была создана в 1912 г. уже упоминавшимися выше Борде и Жангу, выделившими возбудителя болезни. Вакцина, основанная на убитых высокой температурой бактериях, была в высшей степени грубой, вызывавшей немыслимое количество побочных эффектов (методов выделения антигенов тогда еще не существовало, поэтому в вакцину попадало все, нужное и ненужное) и малоэффективной (хотя бы потому, что не использовались адъюванты). Идея создания вакцины против коклюша особенно
    22 «Нет прямых доказательств, что сывороточные антитела к коклюшным антигенам способны обеспечивать защиту... Главным элементом противококлюшной защиты является клеточный иммунитет» (Медуницын Н. В. Вакцинология с. 137). Эта же фраза без малейших изменений (и без указания источника) воспроизведена в книге Учайкин В. Ф., Шамшева О. В. Вакцинопрофилактика. Настоящее и будущее. М., 2001, с. 125.

    понравилась американцам, и уже к 1914 г. шесть компаний в США производили такую вакцину. Доказать какую-либо эффективность этих вакцин так и не удалось, широкого практического применения они не нашли, а потому в 1931 г. их производство было прекращено. В 1925 и 1929 гг. датчанин Торвальд Мадсен из Датского государственного института сывороток в Копенгагене применил свою вакцину при двух вспышках коклюша на Фарерских островах в Северном море. В первой из них, когда вакцина начала применяться уже во время активного распространения болезни, она очевидно не предотвращала заболевания коклюшем, но, согласно Мадсену, делала болезнь мягче (о, это неизменное прививочное «мягче», когда предупредить болезнь прививкой не удается!). Во втором случае результат был лучше — Мадсен сообщил, что заболеваемость коклюшем привитых была на 20% ниже, чем у непривитых. Мадсен же описал два случая смерти новорожденных в течение 48 часов после прививки против коклюша в Дании. Кроме того, он сообщил, что многие его коллеги «видят серьезное недомогание, следующее за прививкой»23.
    В 1930-х гг. были предприняты новые попытки создания надежной и эффективной вакцины, но все они закончились неудачей. Лишь в 1940-х гг. удалось получить вакцину, эффект от применения которой мог быть сочтен ощутимым. Произошло это благодаря работе пионера американских разработок цельноклеточной коклюшной вакцины Перл Л. Кендрик (1890-1980), обнаружившей, что после добавления алюминия усиливается защитный эффект вакцины и для ее производства требуется меньшее количество бактерий. Именно Кендрик предложила объединить вакцины от коклюша, дифтерии и столбняка. По ее словам, «с увеличением количества принятых иммунизационных мероприятий для детей логично было бы изучить подходящую комбинацию антигенов для активной иммунизации, чтобы уменьшить количество необходимых уколов, снижая тем самым дискомфорт для ребенка и его родителей и упрощая административные процедуры»24.
    23 Madsen Т. Vaccination against whooping-cough. J. Am. Med. Ass. 1933; 101:239-241.
    24 Coulter H. L. A Shot... p. 6. Такой творческий подход, припудренный трогательной заботой
    об удобствах детей и экономии времени родителей и очень занятых врачей, понравился, и
    «коктейлизация» прививок получила дальнейшее распространение. В 1959 г. в США поя-
    вилась новая вакцина «Квадриджен», в которую к дифтерийному, коклюшному и столб-
    нячному компонентам был добавлен и полиомиелитный (вакцина Солка). Из-за огромного
    количества тяжелых побочных реакций и последовавших вслед за тем успешных судебных
    исков она была без лишнего шума отозвана с рынка. Причины, по которым «Квадриджен»
    приводила к смерти и увечьям, до сих пор в точности неизвестны. Предполагается, что в
    вакцине находилось слишком много ртутьсодержащего консерванта, а также что при ее

    Усиление защитных свойств вакцины позволило выпустить ее во второй половине 1940-х гг. на рынок США. В 1947 г. комитет по инфекционным болезням при Американской академии педиатрии рекомендовал планово прививать детей от коклюша и делать это в комбинации с вакцинами против дифтерии и столбняка. В 1948 г. уже около десятка фармкомпаний производило вакцину DPT (АКДС). Сообщения о побочных эффектах вакцины, впрочем, также не замедлили явиться. В 1948 г. Рэндольф Байерс и Фредерик Молл, сотрудники медицинского факультета Гарвардского университета, первыми сообщили о детях, получивших тяжелое поражение мозга в результате использования разных коклюшных вакцин25. За 10 лет они наблюдали 15 случаев госпитализации в Детский госпиталь Бостона, все у детей в возрасте от 5 до 18 месяцев. Никто из них не имел никаких судорог до получения прививки. Реакции случались после любой по счету прививки (первой, второй или третьей) и возникали в промежутке от 20 мин. до 72 часов после нее. Ведущим симптомом были судороги, длившиеся от нескольких минут до нескольких дней. Наблюдались изменения в активности (от сонливости до глубокой комы). Из этих 15 детей двое умерли от пневмонии, у пяти развился паралич (гемиплегия), у двоих — фактическая децеребрация
    транспортировке систематически нарушался режим «холодовой цепи». Хотя многие врачи указывали на странный цвет приходящей к ним вакцины, производитель — не пропадать же, в самом деле, добру! — упорно отказывался заменить испорченные при транспортировке лоты (подробнее см. ibid., p. 178). Так или иначе, но угрюмое «I'll be back!» было все же пророчески вымолвлено «Квадридженом». В следующей серии бесконечного прививочного сериала, уже много лет спустя, возвращение постаревшей, но пугающе размножившейся и снабженной новым боекомплектом вакцины-терминатора состоялось под названиями «Тетракок», «Квадрисель» и «Пентасель». Само собой разумеется, что «учитывая безопасность, удобство и эффективность этого подхода, ВОЗ предусматривает возможность одновременного введения всех вакцин, которые необходимы ребенку данного возраста» (Адамович М. М. и др. Иммунопрофилактика инфекционных болезней. Минск, 2002, с. 34). Возможность одновременно вколоть все, что положено по плану на душу ребенка, пришлась крепко по душе и российским вакцинаторам: «Новым в современной иммунизации являются рекомендации одновременного введения разных вакцин... Необходимым условием такого введения является проведение инъекций разными шприцами и в различные участки тела. В ряде стран, например, в США, рекомендуется вводить до 11 вакцин одномоментно... С организационной стороны одномоментная вакцинация имеет большие преимущества, поскольку сокращает количество посещений поликлиники, что уменьшает число «пропущенных детей» и «упущенных возможностей» и тем самым увеличивает охват населения иммунопрофилактикой» (Лакоткина Е. А. и др. Вакцинопрофилактика инфекционных заболеваний у детей и взрослых. СПб, 2000, с. 23). Интерес к вакцинным многосмешениям и «инъекциям разными шприцами в разные участки тела» проснулся сравнительно недавно, и произошло это в связи с лавинообразным увеличением количества доступных и обязательных прививок и их доз. Об этом говорится в других главах настоящей книги.
    25 ByersR. К., MollF. С. //Pediatrics 1948; 1:437.

    (полная утрата высших мозговых функций), пять стали умственно неполноценными и всего лишь один полностью выздоровел. Публикация данных Байерса и Молла лишний раз напомнила о существовании серьезнейшей проблемы безопасности вакцин, известной еще со времен «благодетеля» Дженнера. Но эта статья была лишь началом26. После нее начали регулярно появляться все новые сообщения о смертях и тяжелых увечьях, ставших следствием использования коклюшной вакцины. Кёнг в 1953 г. собрал из литературы сообщения о 82 ставших известными случаях мозговых реакций после прививки против коклюша. Итог: 11 смертей, 24 стойких поражения нервной системы в виде эпилептиформных припадков, спастических параличей, умственной отсталости, изменений характера. В 15 случаях было полное выздоровление; информация о том, чем закончились 32 оставшихся случая, отсутствовала27. В Англии и Уэльсе за 1958-65 гг. было зафиксировано 7 смертей в результате энцефалита, менингоэнцефалита или энцефалопатии после прививок, включавших в себя коклюшный компонент28. Кроме того, в Англии же выяснилось, что коклюшная вакцина если и эффективна, то лишь тогда, когда нет на-
    26 Можно также отметить наблюдение, сделанное годом раньше. Ребенок получил привив
    ку во время того, что могло быть охарактеризовано как нераспознанная атака коклюша.
    Через две недели развилась мягкая форма энцефалита. Был привит во второй раз, после
    чего через неделю было ухудшение. Был привит в третий раз, ухудшение наступило через
    3 дня. Через год произошло спонтанное ухудшение состояния. Тогда теста ради (каждый
    врач в душе ведь и экспериментатор, не так ли?) ребенку сделали внутрикожную прививку
    вакцины, которая через 12 часов вызвала тяжелый вялый паралич. Дело завершила брон-
    хопневмония, развившаяся несколькими неделями позднее (Brody M., Sorley R. J. II NY St.
    J. Med. 1947; 47:1016). В свете таких реакций ребенка на введение коклюшной вакцины и
    продолжающихся при этом упорных прививках, можно ли назвать всю эту историю иначе,
    чем злонамеренным убийством? А вот другой пример такого рода. Серия № 1182 вакци-
    ны DPT, произведенная в июле 1975 г. в Мичигане, успешно прошла тесты изготовителя
    на эффективность и безопасность, но тесты Управления контроля продуктов и лекарств
    (FDA) обнаружили, что вирулентность вакцины в 3 раза превышает допустимую. Однако
    уничтожить 400 000 доз бракованной вакцины, как следовало поступить по закону, бы
    ло жалко. Тогда мичиганские вакцинаторы решили поставить эксперимент на детях — а
    ну как Управление ошиблось и все не так уж страшно? Прививки вакциной этой серии
    получили 700 детей из округа Ингхэм. Как минимум для троих эксперимент закончился
    параличами и поражением мозга. Суд отклонил иски родителей, приняв сторону штата,
    заявившего, что он обладает «иммунитетом суверена» на услуги, которые кроме него ни-
    кто не обеспечивает, и к их числу относятся прививки (Coulter H. L. A Shot... p. 176-177).
    27 Kong E. //Helv. Paed. Acta 1953; 8:90.
    28 Поликомпонентные вакцины, производимые британскими компаниями «Листер»,
    «Глаксо» и «Бэроус вэлкам», появились в 1957 г., а программа массовых прививок против
    коклюша началась в Великобритании в 1958 г. Заслуживает упоминания, что в 1956 г., за
    год до появления собственных английских вакцин и за два года до начала массовой при-
    вивочной кампании, смертность от коклюша сос
  • Пишет SorrowfulAngel
    , 14 мая 2010, 12:17
    Корь
    Болезнь
    Заболевание вызывается неустойчивым во внешней среде вирусом, выделяемым больным человеком. Неустойчивость вируса определяет и практически единственный путь его передачи — воздушно-капельный1. Инкубационный период продолжается около 10 дней, после чего следует продромальный, он же катаральный, 3-4 дня, с симптомами, характерными для всех острых респираторных вирусных болезней (резкий подъем температуры, разбитость, головная боль, светобоязнь, насморк, кашель). Обращает на себя внимание гиперемия (покраснение) слизистой рта и конъюнктивы. Идущий вслед за ним период высыпаний вносит ясность относительно характера болезни: сначала на слизистой щек, губ и десен появляются так называемые пятна Коплика (серовато-белесоватые точки, напоминающие манную крупу), которые исчезают в течение нескольких дней. Обычно возникновение пятен Коплика совпадает с пиком заразности кори, поэтому следует насколько возможно изолировать ребенка и не дать распространиться инфекции. Вслед за этим типичная коревая пятнисто-папулезная сыпь появляется на лице и за ушами, а потом постепенно спускается — на шею и плечи, на туловище, на руки и на ноги. Каждый этап «спуска» сыпи длится около суток. Через 3-4 дня после появления сыпи она начинает исчезать в том же порядке, в каком и появилась. Знакомые с гомеопатией сразу увидят, что такое перемещение сыпи соответствует т. н. закону Константина Геринга. Этот закон устанавливает, что направлениями излечения и, соответственно, критериями для контроля правильности выбора гомеопатического лекарства является движение симптомов сверху вниз, изнутри наружу, от более важных органов к менее важным и в хронологическом порядке, обратном их появлению. И на самом деле: атипичное течение кори, характерное для кори привитых, при котором сыпь вначале появляется на конечностях и лишь затем переходит на тело, сопровождается наибольшим числом осложнений.
    Появление высыпаний характеризуется повторным, после продромального периода, повышением температуры (до 40 и даже иногда

    1 Следует, тем не менее, упомянуть и парентеральный путь заражения корью при инъекциях, ранее считавшийся экзотическим и казуистичным. В современный период тотальных прививок он приобретает все большее значение, хотя все еще остается редким.

    до 41°С) и усилением симптомов со стороны дыхательной системы. Через 2-3 дня температура снижается и наступает быстрое выздоровление. Пигментация кожи после исчезновения сыпи остается еще 2-3 недели. На пике болезни, помимо сыпи, достаточно характерен и внешний вид больного: одутловатое лицо, покрасневшие глаза, отечные гноящиеся веки, сухие губы.
    Заразными являются больные за 2-3 дня до появления сыпи и в течение 4-5 дней после ее появления.
    Для установления клинического диагноза достаточно наличие пятен Коплика2 и истории предшествовавшего контакта с заболевшим корью. «Диагноз подтверждается серологически при обнаружении четырехкратного нарастания титра противокоревых антител в парных сыворотках крови больного. Первый раз кровь берут не позднее второго-третьего дня после появления сыпи, второй раз — через 14 дней»3. Применяется также серологический анализ слюны.
    Специфического аллопатического лечения кори, как и практически всех детских инфекционных болезней вирусной природы, к счастью, не существует. Лучшее, что может сделать грамотный врач-аллопат, — оставить все как есть, предоставляя кори спокойно завершить ее естественный цикл. В противном случае приходится видеть немало осложнений. Пишет профессор в респектабельном «Британском медицинском журнале»: «Не только удивление, но и озабоченность вызывает отсутствие опубликованных научных данных по вопросам, имеющим решающее значение для обоснованного лечения кори. Недавний обзор клинических проблем, связанных с корью, обнаружил скудость сведений о факторах риска, этиологии, естественном течении болезни и лечении (за исключением применения витамина А) ее обычных осложнений»4.
    Гомеопатическое лечение кори вполне эффективно. Главная трудность использования гомеопатии лишь в том, что требуется хорошо распознавать симптомы и правильно выбирать одно лекарство среди множества кандидатов. Так, проф. Самуэль Лилиенталь в посвященной кори главе своей классической книги дает краткие характеристи-
    2 Пятна Коплика являются характерными только для кори (Medicine International 1984,
    p. 20 и Viral Diseases in Man. 83rd ed., p. 412), поэтому при их обнаружении нет смысла под-
    вергать ребенка каким-либо дополнительным исследованиям ради полноты отчетности
    учреждений здравоохранения.
    3 Самарина Н. В., Сорокина О. А. Детские инфекционные болезни. 2-е изд., СПб, М., 2000,
    с. 104.
    4 Hussey G. D. Managing Measles. BMJ 1997, 514:1, p. 316. О витамине А см. далее.

    ки 32 препаратов, которые могут понадобиться при лечении5. Ограничусь лишь кратким изложением сведений, полученных из работ гомеопатов, имеющих опыт лечения этой болезни.
    Для профилактики кори и лечения ее последствий (астения, бронхиты, диарея) может быть рекомендован нозод Morbilliпит. Д-р Агравал предлагает растворить 8-10 крупинок Morbilliпит 30 в шести унциях воды и принимать чайную ложку раствора 2-3 раза в день с перерывом в 2 часа в профилактических целях. Он же указывает, что во время эпидемий кори хорошие результаты отмечаются при ежедневном профилактическом приеме Pulsatilla 6 или 12, иногда чередуя ее с Sulphur6. Это вполне перекликается с известными словами проф. Дж. Т. Кента, говорившего, что рутинеры успешно справляются с корью, пользуясь лишь Pulsatilla и Sulphur и, иногда, Aconitum и Euphrasia7. На ранней стадии болезни, как обычно, требуется сделать правильный выбор между Aconitum и Belladonna. «Румяный, круглолицый, хорошо развитый ребенок внезапно заболевает: у него кашель, высокая температура, может быть рвота, пылающее лицо, сильное беспокойство; он пьет холодную воду, но не может утолить жажду. Возможно, за день до этого он был на холодном ветру. Если вы дадите такому ребенку
    5 Lilienthal S. Homeopathic Therapeutics. 1890, republ. Indian Books & Periodicals Publishers,
    pp. 690-693.
    6 Agrawal Y. R. Prophylactics in Homoeopathy. 3rd ed., Delhi, 2000, p. 29. В другой своей книге
    Агравал отмечает, что некоторыми врачами (например, д-ром М. Тайлер) рекомендуется
    МогЫШпит 200 {Agrawal Y. R. Measles & Smallpox. Delhi, 1980, p. 13).
    7 «Выбранная на основании закона подобия и примененная у постели больного, Пуль-
    сатилла вполне поддерживает репутацию этого закона, и она является нашим главным
    средством против кори... Но кроме пульсатиллы, надо иметь в виду при кори еще одно
    средство — евфразию (Euphrasia officinalis), имеющую специфическое сродство — более
    сильное, нежели Pulsatilla — к слизистой оболочке носа и к глазам... которые как раз
    бывают при кори особенно сильно поражены. Этих двух лекарств обыкновенно бывает
    вполне достаточно, чтобы провести коревое заболевание благополучно до конца и из
    бежать всяких осложнений и дурных последствий. По крайней мере, я, имея в течение
    текущей зимы человек 30 коревых больных и применяя только эти средства, не имел ни
    одного осложнения и не применял больше никаких лекарств», — заявил в своем докладе
    известный гомеопат, председатель Одесского Ганемановского общества последователей
    гомеопатии д-р И. М. Луценко (1863-1919). См. «Корь и ее лечение. Доклад, читанный в
    Общем собрании членов Одесского Ганемановского общества 4-го марта 1899 г., доктора
    медицины И. М. Луценко». Одесса, 1899, с. 19-20. Репринтное издание Научно-медицин-
    ского гомеопатического общества Одесской области (2003). С ним были вполне согласны
    и санкт-петербургские гомеопаты: «Применение пульсатиллы предотвращает опасность
    поражения среднего уха (нагноение), а также и поносы. Поэтому чем ранее и чем энергич-
    нее будет применяться указанное средство, тем увереннее может быть предотвращена
    опасность перечисленных осложнений» (Корь и лечение ее гомеопатическими средства
    ми. Изд. Санкт-Петербургского благотворительного общества врачей-гомеопатов. СПб //
    Предупреждение и лечение болезней гомеопатическими средствами. Из архива Санкт-
    Петербургской гомеопатической поликлиники. СПб, 1994, с. 40).

    Aconitum, то сыпь появится уже на следующий день, а через 2-3 дня он будет в полном порядке. Если же вы дадите Aconitum ребенку, у которого сильная жажда, но нет красного лица, беспокойства и страха, то вы не получите реакции и вам придется сменить лекарство через день или два», — пишет д-р Дороти Шеперд8. По ее опыту, Sulphur показан в тех случаях, когда нет иной ясной симптоматики, кроме сыпи, слабости и языка, обложенного грязным налетом; может быть зуд кожи. Как обычно, Pulsatilla требуется в случаях отсутствия жажды, при плаксивости и капризности ребенка, требующего к себе постоянного внимания (что отличает ее от Bryonia, когда ребенок в постоянной полудреме и не хочет, чтобы его беспокоили; движение ухудшает состояние), a Rhus toxicodendron — при различных болях и сильном беспокойстве в отсутствие страха. Картина Kalium bichromicum очень напоминает Pulsatilla, но имеются обильные клейкие тягучие выделения из глаз, носа и рта и опухшие шейные лимфатические узлы. Также может быть временная глухота вследствие воспаления евстахиевых труб. Выраженная жажда (ребенок постоянно требует холодную воду), высокая температура, быстрый пульс, пылающие щеки и вовлечение в процесс бронхов и легких требуют скорейшего назначения Phosphorus. Отлично зарекомендовала себя в лечении кори Euphrasia. Лекарственная картина этого препарата требует преимущественного поражения глаз при болезни. Опухшие воспаленные веки, жжение и зуд в глазах, отечная и одутловатая кожа вокруг глазных яблок, светобоязнь и беспрерывно льющиеся горячие слезы, а также сильная головная боль и сухой кашель, ухудшающийся в дневное время и уменьшающийся в ночное, когда ребенок лежит, безошибочно указывают на этот препарат.
    Есть еще несколько лекарств, которые могут быть показаны в самых типичных случаях кори. При Gelsemium болезнь развивается очень медленно; ребенок чувствует себя обессиленным и постоянно дремлет; веки словно налиты свинцом, тяжелые; так же трудно пошевелить рукой или ногой из-за слабости (а не из-за боли, как в случае Bryonia). Жажда отсутствует. Сильная слабость, прострация, постоянные тошнота и рвота в отсутствие жажды безошибочно указывают на Ipecacuanha. Назначение гомеопатических лекарств ускоряет появление сыпи и выздоровление. Особенно хорошо это видно на примере Apis, когда состояние ухудшается на фоне отсутствия сыпи. Помочь в выборе этого средства помогает выраженное желание
    8 Shepherd D. Homeopathy in epidemic diseases. England, 1967, republ. 1996, p. 44. Далее изложение материала идет по главе «Корь» этой книги, с. 42—49.

    прохлады, категорический отказ от горячего питья, одутловатость и покраснение лица, крик во сне. «Дайте Apis такому пациенту, и все пугающие менингеальные симптомы и мозговой крик исчезнут, быстро появится сыпь. Температура спадет, и через 3-4 дня вы вряд ли вспомните, что ребенок был болен»9.
    Некоторые описанные выше состояния, впрочем, принадлежат скорее прошлому и приведены здесь лишь для полноты картины. Они нетипичны для современных форм кори, встречающихся у здоровых в целом детей. Не следует давать ребенку ни согревающих, ни чрезмерно охлаждающих напитков. Прохладная минеральная вода, витамины и отдых в проветриваемой комнате будут лучшими из имеющихся в наличии у каждого родителя средств, позволяющих ребенку избежать ненужных и иногда опасных осложнений. Лондонский гомеопат, д-р Джейн Донеган в «Быстрых ответах» (Rapid responses) «Британского медицинского журнала» (обсуждение в Интернете публикаций бумажной версии издания) недавно писала о кори: «Стандартная медицинская процедура предусматривает сбивание температуры калполом (парацетамолом) или ибупрофеном. Это не слишком полезное мероприятие, когда подъем температуры является здоровой реакцией организма на инфекцию, вызванную вирусом или бактерией, и подобные меры противодействуют самому организму, стремящемуся вывести из себя токсины и привести себя в порядок. Кроме того, калпол расщепляется печенью. Печень является существенной частью иммунной системы и во время болезни работает куда лучше, выполняя свои непосредственные иммунные функции, а не отвлекаясь от них на детоксикацию калпола. Родителям никто больше не дает здравых советов по уходу за ребенком во время инфекции — положить в постель, открыть окно, исключить молочные продукты, пить больше жидкости, не кормить, если не голоден, и если уж кормить, то только легкоусвояемой пищей в небольших количествах, давая отдыхать как можно больше»10.
    Несколько слов надо сказать об осложнениях. Опасна не сама по-лутора-двухнедельная болезнь, обычно не доставляющая никаких серьезных хлопот, а ее осложнения, связанные с присоединением бактериальной инфекции. Как правило, осложнения развиваются у взрослых или у детей, страдающих от истощения или хронических болезней. Среди осложнений на первом месте идут гнойные отиты и пневмонии. Именно они являются главной причиной смерти от кори
    9 Там же, с. 44-45.
    110 http://bmj.bmjjournals.com/cgi/eletters/330/7483/112-d. Перевод А. Казачек (Мельбурн).

    в развитых странах. Тем не менее, попытка давать антибиотики при кори с профилактической целью может оказаться не менее пагубной, так как они угнетают функцию иммунной системы, работающую при кори на пределе. В странах третьего мира до самого последнего времени главной причиной детской смертности, связанной с корью, являлась диарея. После того, как африканские медики получили необходимые медикаменты и научились справляться с этим осложнением, смертность от кори резко снизилась11.
    Известно о таком тяжелом осложнении, как коревой энцефалит, частота которого варьирует в широких границах. Обычно в реклам-но-прививочных материалах фигурирует цифра 1:1000 или 1:2000, оспариваемая здравомыслящими докторами либо как безмерно завышенная, либо как характерная лишь для кори у детей, живущих в особо тяжелых условиях или страдающих хроническими болезнями12. Кроме того, тот факт, что сообщается не обо всех случаях заболевания корью (особенно трудны для диагностики случаи кори, протекающей в мягких, стертых формах, которые чаще всего путают с краснухой), может искусственно завышать процент пострадавших от болезни. Впрочем, верно и обратное. Российские авторы сообщали: «При массовой вакцинации приобретает актуальность вопрос о дифференциальной диагностике кори и других экзантемных заболеваний среди привитых, так как известно, что в ряде случаев кореподобные заболевания вызываются вирусом краснухи, аденовирусами, вирусами из группы Коксаки В и ECHO. Так, по данным обследования очагов и спорадических случаев, с применением вирусологических и серологических методов, диагноз кори был исключен соответственно в 31 и 24,1% случаев. При этом основная масса детей, у которых
    11 Marufu Т. et al. Measles complications: the importance of their management in reducing
    mortality attributed to measles. Cent. Afr. J. Med. June 1997; 43:162-5.
    12 Проф. Р. Мендельсон писал: «Имея за плечами десятилетия опыта лечения кори и не-
    однократно беседовав со многими педиатрами, я проверил еще раз статистику и пришел
    к выводу, что соотношение 1:1000 может быть правильным для детей с недостаточным
    питанием, живущих в бедности, но для детей из семей со средним и выше среднего дохо-
    дом, если исключить простую сонливость от самой кори, частота истинного энцефалита
    скорее 1:10 000 или даже 1:100 000» {Mendelsohn R. The truth about immunization. The
    People's Doctor April 1978). Согласно официальным данным, энцефалит в результате кори
    встречается у 1 из 5000 заболевших, при этом смертность достигает 15%, а у 20-40%
    выздоровевших остается неврологический дефект (UK Department of Health Immunisation
    against Infectious Disease 1996. The Green Book. 22.1.4). Учитывая, что сообщается
    далеко не о всех случаях кори, реальная частота энцефалитов, вероятно, еще ниже.
    К сожалению, в статистических сводках не указывается предшествующее состояние
    здоровья заболевших корью и получали ли они аллопатическое лечение против кори.
    Я думаю, что будь такие данные опубликованы, многое стало бы ясно.

    диагноз был отвергнут, перенесли краснуху. Следовательно, можно думать о завышении числа регистрируемых очагов и количества заболевших»13. Однако если краснуху, легчайшую болезнь детского возраста, систематически путают с корью, то одно это уже вполне свидетельствует о том, насколько преувеличены охотно рисуемые вакцинаторами ужасы болезни в ее типичном виде.
    Традиционно корь никогда не считалась особенно тяжелым детским заболеванием, и большинство читающих эти строки ею, несомненно, в свое время успешно переболели — как и иными детскими инфекционными болезнями, которые ныне объявляются чудовищно опасными — калечащими и убивающими всех подряд. Однако с корью действительно имеется определенное противоречие, которое очевидно, например, при сопоставлении двух цитат из советского врачебного журнала далеких 20-х годов прошлого века: «Не только в широкой публике, но и среди многих врачей принято считать [корь] неизбежной и легкой болезнью; поэтому, в случае появления ее в семье, родители не только не отделяют не болевших корью детей от больных, но даже преднамеренно соединяют их в одной комнате, дабы заразить всех детей и, таким образом, сразу отделаться от этой обязательной, безобидной болезни...», и далее там же: «По сведениям, поступившим в Главное управление врачебного инспектора, видно, что в 1913 г. от кори умерло 105 956 душ, то есть почти столько же, сколько от скарлатины (71 611) и от дифтерии (46 196), взятых вместе...»14.
    Что же получается: корь намного страшнее и скарлатины, и дифтерии, но никто об этом, кроме составителей статистических отчетов, не догадывается? Ответ, впрочем, существует. И мы его получаем из той же статьи советских авторов. Читаем далее: «Процент смертности колеблется в зависимости от характера эпидемии, возраста и социального положения больных. По исследованиям Rosenfeld'a, смертность от кори среди беднейшей части населения Вены была в
    113 Сергеев В. П., Дзагуров С. Г. Актуальные проблемы иммунопрофилактики инфекци
    онных болезней и стандартизации медицинских иммунобиологических препаратов.
    ЖМЭИ, 1984, 7, с. 31. Или: «Анализ данных клинико-эпидемиологического и сероло-
    гического обследования больных детей с разными первоначальными диагнозами (корь
    или краснуха) показал, что в 5,2% случаев под диагнозом «краснуха» протекала корь, а
    в 23,6% случаев под клиническим диагнозом «корь» оказалась краснуха. При обследо
    вании 84 очагов кори в Москве эта инфекция была подтверждена серологически в 63%
    очагов, 25% составляли очаги, где краснуху приняли за корь; в 6% очагов были выявлены
    две инфекции одновременно» (Покровский В. И. и др. Эволюция инфекционных болезней
    в России в XX веке. М., 2003, с. 284).
    14 Скроцкий А. И. О предохранительной прививке против кори сывороткой коревых ре-
    конвалесцентов. Врачебное дело, 1923; 18-20, с. 507.

    двадцать раз выше, чем среди богатой... Особенно опасна корь для рахитиков, коклюшных и туберкулезных больных. Ввиду этого, необходимо всячески оберегать указанную большую группу детей от заболевания корью»15. В брошюре, посвященной гомеопатическому лечению, ее авторы, врачи-гомеопаты, в конце XIX в. уверенно писали: «Предсказание (то есть прогноз. — А. К.) при этой болезни всегда благоприятное при типическом ее течении, нужно принимать лишь все меры к предотвращению осложнений... Опасна корь лишь слабым, страдающим золотухой или в особенности туберкулезом... старым, беременным (являются выкидыши)»16.
    Здесь-то, полагаю, и зарыта собака. Образ кори как достаточно безобидной болезни, от которой здорового ребенка не только не следует беречь, но, как и в случае с краснухой, которою надо дать спокойно переболеть в отведенном для этого природой возрасте, создавался и укреплялся не в беднейших районах с рахитичными и страдающими от туберкулеза детьми, легко становящимися жертвой всех без исключения болезней, включая и корь, а там, где корь действительно никогда не представляла серьезной опасности. Пугающие же статистические данные получались и получаются путем сваливания вместе заболеваемости и смертности детей из рабочих трущоб периода XIX в. и из дворянских домов, из развивающихся и из развитых стран. Однако такие статистические трюки недопустимы в принятии решения о массовых прививках, не учитывающего пропасть между состоянием здоровья и реальным риском серьезно пострадать от последствий той или иной инфекционной болезни для детей, живущих фактически в разных мирах! Хотя смертность от кори в самые ее тяжелые эпидемии в XIX в. могла достигать 20% среди детей беднейших классов, в США она снизилась до 2%17, а в Великобритании до 1% к 1930-м гг.18, а в середине века практически исчезла вообще19. В Испании в 1901 г. было зарегистрировано свыше 18 тыс. смертей от кори, а в 1982 г., когда в этой стране появилась прививка, их было всего 19. Во Франции в 1906 г. от кори скончались 3756 человек, а в 1983 г., когда с корью начали бороть-
    15 Там же, с. 508.
    16 Корь и лечение... с. 36.
    17 Emerson H. Measles and Whooping Cough. Incidence, Fatality and Death Rates in Thirty
    Two Cities of the United States, in Relation to Administrative Procedures Intended for Control,
    1924-1933 // Sub-Committee on Evaluation of Health Department Practices, Committee on
    Administrative Practice, American Public Health Association, 1934.
    18 Forbes D. Measles mortality. Lancet 1933; 2:253-255.
    19 Joet F. et al. Survey on vaccinations in Europe: adverse effects, epidemiology, laws, and
    EFVV proposals. Medical Veritas 2005, 2:1-37.

    ся вакцинами, жертвами кори стали лишь 20 человек. Таким образом, снижение смертности от кори в Испании и Франции превысило 99% — без всяких прививок и при более чем удвоившемся населении!20 Та же динамика в целом была верна и для СССР: «В результате улучшения культурного и материального уровня жизни населения, а также мер, принятых для оздоровления детей, в 1930-1935 гг. наблюдалось постоянное снижение детской смертности, в том числе и от кори. Резкому снижению смертности и летальности при этой инфекции способствовал также рост числа медицинских учреждений и медицинских кадров на всей территории страны... если в 1933 г. госпитальная летальность составляла 34,9%, то уже в 1938-1941 гг. она снизилась до 7,7-8,3%, а в 1943 г. даже до 1,6% (хотя это были годы военной разрухи)... К концу 50-х годов уровень смертности от кори в СССР не превышал 1,8-2,5 на 100 тыс. населения. В последние годы перед введением вакцинопрофи-лактики ее показатель составлял всего 0,23 на 100 тыс. человек»21.
    Согласно данным Центра контроля заболеваний, в США в 1920 г. было зарегистрировано 465048 случаев кори, из которых 7600 закончились смертью (то есть смертность составляла 1,634%). А в 1960 г. (за несколько лет до появления первой массовой вакцины от кори), при возросшем более чем в полтора раза населении, было зарегистрировано 441703 случая кори, среди которых смертельных было 380 (смертность — 0,086%). Таким образом, за 40 лет смертность снизилась в 19 раз лишь за счет улучшения санитарно-гигиенических условий жизни населения (обеспечившего, соответственно, лучшее здоровье) и более адекватного лечения.
    Здесь надо непременно сказать несколько слов о витамине А, открытом в 1913 г., и о его роли в лечении инфекционных заболеваний, поскольку это имеет непосредственное отношение к проблеме кори. Хотя связь дефицита витамина А (ретинола) с офтальмоксерозом и,
    20 Ibid.
    221 Покровский В. И. Эволюция... с. 260-261. Заслуживает самого пристального внимания
    снижение заболеваемости некоторыми инфекционными болезнями и числа смертей от
    них в СССР в годы Второй мировой войны, хотя, казалось бы, все должно быть наоборот.
    В главе о полиомиелите будет отмечено, что во время войны полиомиелит на террито
    рии Советского Союза не регистрировался вообще. Не исключаю, что это любопытное
    наблюдение имеет определенную связь с другим, а именно: во время забастовок врачей
    смертность населения снижается. Вот мнение проф. Р. Мендельсона: «Я считаю, что
    при доступности экстренной медицинской помощи возможность повседневно обращать
    ся к медицинским услугам, вероятно, оказывает отрицательное влияние на здоровье.
    Мы видели это на примерах Калифорнии, Саскачевана (канадская провинция. — А. К.),
    Израиля и т.д. — как только врачи объявляют забастовку, падает уровень смертности!»
    (Mendelsohn R. How to raise a healthy child... in spite of your doctor. NY, 1984, p. 23).

    как следствие, слепотой у детей была известна уже достаточно давно, лишь недавние исследования начали демонстрировать истинное значение этого витамина (которым так богат ненавистный всем детям рыбий жир) для здоровья человека22. Витамин А тесно связан с функцией иммунной системы, и дефицит его в организме ведет не только к высокой подверженности разнообразным инфекционным болезням. Сегодня уже имеются научные данные, показывающие связь нехватки витамина А с такими заболеваниями, как болезнь Лайма, ювенильный ревматоидный артрит, системная красная волчанка, сахарный диабет I типа. Истощение запасов витамина А было обнаружено при некоторых видах рака, а также при СПИДе. Однако важнее всего здесь то, что такое истощение обнаруживалось не только во время этих заболеваний (что могло быть просто сочтено их следствием), но и перед ними. Добавка витамина А к детскому рациону была объявлена Мировым банком самой рентабельной инвестицией в здравоохранение из когда-либо существовавших23. Добавка витамина А в рацион детей помогла резко снизить смертность от кори24 и вообще смертность детей в развивающихся странах25. Редактор престижного международного педиатрического журнала без обиняков заявил, что, вероятно, именно за витаминами, а не за прививками и антибиотиками, применение которых сталкивается с немалым количеством разнообразных трудностей, будущее более безопасной и эффективной педиатрии26. Как бы хотелось верить этим словам!
    Добавка витамина А в дозе 100 000 ME помогает бороться с корью не только истощенным детям в развивающихся странах, но и нормально питающимся детям в странах развитых, как было показано
    22 Интересующихся историей вопроса я отсылаю к статье Semba R. D. Vitamin A as «Anti-
    Infective» Therapy, 1920-1940. Journal ofNutrition 1999; 129:783-791.
    23 World Bank (1993) World Development Report 1993: Investing in Health. New York, Oxford
    University Press.
    24 Hussey G. D., Klein M. A randomized, controlled trial of vitamin A in children with severe
    measles. N. Engl. J. Med. 1990; 323:160-4.
    25 Klein M., Hussey G. D. Vitamin A reduces mortality and morbidity in measles. S. Afr. Med. J.
    July 21, 1990; 78(2):56-8, Rahmathullah L. et al. Reduced mortality among children in southern
    India receiving a small weekly dose of vitamin A. N. Engl. J. Med. Oct 4, 1990; 323(14):929-35,
    West K. P. Jr. et al. Efficacy of vitamin A in reducing preschool child mortality in Nepal. Lancet
    July 13, 1991; 338 (8759):67-71, Herrera M. G. et al. Vitamin A supplementation and child sur-
    vival. Lancet Aug 1, 1992; 340(8814):267-71, Fawzi W. W. Vitamin A supplementation and child
    mortality. JAMA 1993; 269:898-903, Sommer A. Vitamin A, infectious disease, and childhood
    mortality: a 2 solution? J. Infect. Dis. May 1993; 167(5): 1003-7.
    26 Griffiths J. K. The vitamin A paradox. J. Ped. November 2000; 137:5.

    коллективом японских исследователей27. Использовались и большие дозы. В Танзании детям, заболевшим корью, давали 200000 ME с великолепным результатом28, а в ЮАР была даже предложена доза в 400000 ME. По сообщению исследователей из Кейптаунского университета, это более чем в три раза снизило смертность от кори и более чем в два раза — необходимость госпитализировать детей в отделение интенсивной терапии29.
    Интересные данные были получены в исследовании, проведенном в Индонезии, где решили проверить, насколько же обоснована рекомендация давать витамин А из тех же общих соображений вместе с прививкой против кори — мол, если отлично помогает при кори, так должно помочь и легче пережить прививку. Однако результаты оказались прямо противоположными тем, на которые все рассчитывали. Добавление витамина А не способствовало, а, наоборот, препятствовало выработке прививочных антител у детей, у которых уже имелись полученные от матери антитела, особенно у девочек30. Не углубляясь сейчас в эту тему, просто замечу: данные такого рода лишний раз подтверждают, что вакцины действуют некими противными естеству путями, и это еще больше увеличивает имеющиеся в отношении них сомнения. Вероятно, то же самое почувствовал и автор статьи, или же ему подсказали, что он был неправ, потому что два года спустя он опубликовал данные нового исследования, в котором полностью опровергал сам себя31.
    Интересно и другое наблюдение. Нам обычно сообщают, что прививка это «маленькая», почти что незаметная болезнь, проходящая без видимых и ощутимых последствий для организма, в то время как настоящая болезнь может привести к катастрофическим последствиям. Поэтому-де следует предпочесть «маленькую». Не буду сейчас касаться бесчисленных наблюдений тяжелых болезней и смертей после при-
    27 Kawasaki Y. et al. The efficacy of oral vitamin A supplementation for measles and respiratory
    syncytial virus (RSV) infection. Kansenshogaku Zasshi Feb 1999; 73(2):104-9.
    28 Barclay A. J. G. et al. Vitamin A supplements and mortality related to measles: a randomized
    clinical trial. BMJ 1987; 294(294-296).
    29 Hussey G. D., Klein M. Routine high-dose vitamin A therapy for children hospitalized with
    measles. J. Trop. Pediatr. Dec 1993; 39(6):342-5.
    30 Semba R.D.etal. Reduced seroconversion to measles in infants given vitamin A with measles
    vaccination. Lancet May 1995; 345:1330-2.
    331Semba R. D. et al. Effect of vitamin A supplementation on measles vaccination in nine-month-
    old infants. Public Health July 1997; 111:245-7. См. статью Вепп С. S. et al. Randomised trial
    of effect of vitamin A supplementation on antibody response to measles vaccine in Guinea-Bis-
    sau, west Africa (Lancet July 1997; 350:101-5), в которой также не было найдено подтверж-
    дения отрицательному влиянию витамина А на образование антител.

    вивок, но упомяну лишь одно чисто лабораторное исследование относительно витамина А, о котором мы сейчас говорим. В двух группах детей — привитых коревой моновакциной и вакциной MMR — был исследован уровень витамина А. В обеих группах он резко снижался на 9-14-й день после прививки; в группе, получившей прививку MMR, он начал подниматься на 30-42-й день32. Дальнейшая судьба его как в группе, получившей моновакцину, так и в группе, получившей MMR (вернулся ли он вообще к предшествующему уровню, и если да, то в течение какого времени), неизвестна — исследование не ставило своей целью определение этого. Другими словами, прививка приводит к истощению запасов витамина А, жизненно необходимого для организма. Под стать этому наблюдению и другое, сделанное японским авторским коллективом: в течение года как минимум (когда завершился эксперимент) у детей, привитых от кори, не мог восстановиться исходный уровень интерферона — вещества, отвечающего за нашу неуязвимость в отношении не только инфекционных, но и онкологических болезней33. Стоит ли после этого удивляться нередкому родительскому: «С момента как сделали прививку, вообще не был здоров»?
    Как и в случаях с ветряной оспой, гепатитом А и эпидемическим паротитом (см. соответствующие главы), заболевание корью, вероятно, имеет и свои положительные стороны. В исследовании, опубликованном в 1996 г., было показано, что африканские дети, болевшие корью, в два раза менее подвержены астме, сенной лихорадке и экземе, чем их сверстники, которых корь миновала34. Автор небольшого обзора, в котором упоминались эта и другие публикации относительно того, что инфекционные болезни способны предотвращать болезни аллергические, приходит к выводу, что успехи иммунологии в понимании природы таких процессов ставят перед обществом новые непростые медицинские и этические проблемы. Допустимо ли менять, скажем, корь на заведомое увеличение количества аллергических заболеваний, и кто должен принять решение о том или ином виде «обмена» — общество или индивид?35 В другом исследовании были приведены данные о том, что взрослые, перенесшие корь, имеют меньшую заболеваемость
    32 Yalcin S. S. The effect of live measles vaccines on serum vitamin A levels in healthy children.
    Acta PaediatrJpn Aug 1998; 40:345-9.
    33 Nakayama T. et al. Long-term regulation of interferon production by lymphocytes from chil
    dren inoculated with live measles virus vaccine. J. Infect. Dis. Dec 1988; 158(6):1386-90.
    34 Shaheen S. O. et al. Measles and atopy in Guinea-Bissau. Lancet June 29, 1996(347): 1792-96.
    35 Lovik M. Do infections reduce the development of allergy? Do measles reduce the risk of al
    lergic disease? Tidsskr Nor Laegeforen Feb 20, 1997; 117(5):688-90.

    различными онкологическими болезнями, включая рак шейки матки. С другой стороны, приписываемая прививкам нынешняя мягкость протекания кори, при которой почти нет сыпи, далеко не так безобидна, как кажется, ибо может указывать на неспособность организма к полноценному иммунному ответу. Там же автор сообщил, что те, у кого корь протекала без сыпи, имеют большую вероятность развития в будущем аутоиммунных и нейродегенеративных болезней36.
    Недавно коллектив исследователей из отделения молекулярной медицины в известном американском госпитале Майо (Рочестер, Миннесота) опубликовал свой отчет о влиянии ослабленного вируса кори на лимфому человека, воспроизведенную в эксперименте у мышей. Авторы продемонстрировали, что введение вируса кори в опухоль вызывает сильный онколитический (приводящий к разрушению опухоли) эффект вследствие притока нейтрофилов37, что заставляет вспомнить о некогда предпринимавшихся довольно успешных экспериментах по лечению искусственным заражением корью некоторых болезней — например, нефротического синдрома у детей. Все, это, разумеется, не является прямым свидетельством в пользу кори как идеального средства профилактики и лечения, но лишний раз указывает на то, сколь многого мы еще не знаем об инфекционных болезнях, бездумно стремясь их искоренять — вполне вероятно, в ущерб собственному здоровью.
    Вакцина
    Первая вакцина против кори была разработана в 1940-х гг. в США и испытывалась на военнослужащих. Из-за тяжелых побочных реакций программа была признана неудачной и свернута. Возобновила ее в 1954 г. группа под руководством вирусолога Джона Ф. Эндерса (1897-1985), научившегося выделять вирус кори и выращивать его на культурах живых клеток. Первой применявшейся вакциной была убитая, но уже к середине 1960-х гг. доступной стала и живая.
    В 1971-72 гг. на рынках появилась трехкомпонентная вакцина MMR (корь, эпидемический паротит, краснуха). Она включала в себя три вакцины, ранее вводившиеся отдельно — «Аттенувакс» (против кори), «Мампсвакс» (против свинки) и «Мерувакс» (краснуха). Сегодня практически во всех развитых странах мира коревая вакцина
    36 Ronne Т. Measles virus infection without rush in childhood is related to disease in adult life.
    Lancet January 1985; (5)1-5.
    37 Grote D. et al. Neutrophils Contribute to the Measles Virus-induced Antitumor Effect: En-
    hancement by Granulocyte Macrophage Colony-stimulating Factor Expression. Cancer Re-
    search Oct 1, 2003; 63(19):6463-8.

    вводится прививаемым в составе тривакцины MMR и ее модификаций. Отдельным вопросом является необходимость объединения трех вакцин в одну. Одно из возможных объяснений, учитывающее интересы производителя комбинированной вакцины: желающие защитить своего ребенка от кори, которую родители полагают опасной, вынуждены будут получить также «в нагрузку» защиту от свинки и краснухи, прививать от которых в противном случае родители не пожелали бы в связи с заведомой легкостью этих болезней38.
    Исследования безопасности вакцины были очень краткими и не отвечающими серьезным критериям безопасности лекарств для массового использования, а долгосрочные последствия применения три-валентной вакцины (например, хронические болезни как возможный результат прививки) никто не изучал вообще. За результатами введения вакцины следили в течение 3-4 недель, часто — не больше двух. При этом, как недавно выяснилось, в экспериментах, проведенных над детьми в развивающихся странах перед лицензированием MMR, постоянно наблюдались неблагоприятные реакции со стороны желудочно-кишечного тракта, и они не прекращались ко времени окончания наблюдения (через 2-3 недели после прививки), но прививочные исследователи их просто игнорировали. Наоборот — период наблюдения был даже сокращен с 28 дней до 21 дня39. Эта информация для нас крайне важна из-за бурно обсуждаемой ныне возможной связи вакцины MMR и аутизма. Перед тем, как я кратко изложу суть проблемы, отмечу лишь, что в течение 1970-х гг. вакцина MMR назначалась в возрасте 15 месяцев и при непременном условии хорошего состояния здоровья прививаемого, но вскоре лавинообразное увеличение количества прививок заставило вакцинаторов пренебречь здравым смыслом. Сегодня в США дети получают MMR уже в возрасте 12 месяцев (срок снизили из-за недостаточной защиты, получаемой с материнскими антителами — ведь матери сами были привиты и не перенесли естественную корь), при этом как правило — вместе с последней прививкой против гемофильной палочки, третьей дозой вакцины против гепатита В и вакциной против ветряной оспы. Шесть
    38 SandallR. MMR RIP? The Sunday Times Magazine (UK) December 13, 2003.
    39 Wakefield A., Montgomery S. M. Measles, mumps, rubella vaccine: through a glass, dar

Приобрести эффективные лекарства для лечения этого заболевания

Пригласить в друзья
Добавьте сообщение: