Пожалуйста, авторизуйтесь!
Вспомнил
через соц. сети: Регистрация Вы врач?
Введите свой адрес электронной почты и мы вышлем вам ссылку для восстановления пароля
На этот адрес электронной почты выслана ссылка для восстановления пароля
Необходимо указать логин и пароль.
Эл. почта введена неверно. Попробуйте еще раз.
Пароль неверный. Напомнить пароль?
Укажите адрес электронной почты.
Пользователь с таким email не найден
МедКруг / Здоровье А...Я / Хирургия / Крипторхизм / Обсуждения / Размышление над гениталиями(рассказ)

Размышление над гениталиями(рассказ)

Неизвестный1, пишет 2 февраля 2012, 23:14

Размышление над гениталиями.

Если мой рассказ или персонаж рассказа покажется вам наивным, не судите о нем очень строга, ибо он написан по фантазиям, которые возникали у меня с 12 до 14 лет, сам персонаж никогда не был мной, я всегда был только сторонним наблюдателем его жизни.

Марок вызвал к себе в кабинет Линома. – На прочти, не правда ли приятные известия, - сказал он ему.

Лином прочел телеграмму:

Самому дорогому из королей. Милый Марек, я хочу приехать к тебе в клинику с сыном. Ты для меня до сих пор добрый король, жди меня.

Мария

- Да.. , - произнес Лином, прочитав телеграмму, Марек, может это уловка?

Марек молчал минуты три, и лишь за тем дал ответ: Лином, возможно ты и прав, но как она могла найти меня здесь? Господи, эти социалисты оставят меня когда-нибудь в покое? Страну я свою покинул уже два года назад. Неужели они боятся, что я возвращусь обратно и снова приму трон?

- Марек, я не знаю, прежде всего надо спустится в город на дирижабле, попытаться выяснить, действительно эта Мария с ребенком и действительно ли это ее сын. Я сегодня попытаюсь сделать это, но ты знаешь, Марек, лучше не иметь никаких дел с ней. Ведь она в тебя стреляла.

Воспоминания Марека унесли на шесть лет назад, он на коронации, рядом его сестра, выходит из церкви, четырнадцати летний отрок волею судьбы вошедший на трон, толпа народа ликует справа и слева, вдруг из толпы выскакивает какая-то женщина и направляет на него пистолет, грохот выстрела, он падает на ступеньки и теряет сознание. Приходит он в себя уже на постели, грудь болит от сильного ушиба, на ней лежит холодная примочка.

- Что случилось? – спрашивает он.

- Она не рассчитала заряд пороха, - отвечает Лином.

- Ее еще не казнили?

- Нет.

- Лином, распорядись что бы без моего указания женщину, которая стреляла в меня не судили, - приказал Марек.

- Да, Лином, она в меня стреляла, но ведь потом все было иначе, она обещала в меня больше не стрелять, - говорил Марек возвращаясь из воспоминаний. – Лином, спускайся в город и выясни о чем говорил.

Лином ушел, а Марек вновь погрузился в воспоминания. Тюремная, одиночная камера. Он в ней один беседует с Марией:

По какой причине вы решились на такое ужасное дело?

- Я не вижу в этом ничего ужасного, - отвечала Мария, - уничтожить причину зла в стране – это не ужасно.

- Неужели вы думаете, что с моей смертью в стране исчезло бы зло?

- Во всяком случае это способствовало бы уничтожению зла в нашей стране!

Затем они оба молчали некоторое время, наконец Марек продолжил: Надо на планете Тита уничтожить всех королей и тогда планета будет без зла.

Мария ничего не ответила и они опять долго молчали, затем она спросила:

Меня не убьют?

- Скорее всего, да, - ответил Марек, - а на что собственно вы рассчитывали?

Мария заплакала, - Я, я, - говорила она сквозь рыдание, - я хотела устроить цивилизованную страну, с вашей бы смертью установился бы настоящий парламент, глава государства выбирался бы народом, но теперь вы живи, вырастите, появится наследник, который вновь будет жестоко править несчастным народом, если бы я рассчитала заряд, то в стране воцарился бы порядок.

- Вас бы все равно убили, а моя сестра заняла бы трон. Марек вздохнул, а затем продолжал: Сколько вам лет?

- Семнадцать.

- Да, в семнадцать лет нужно конечно заниматься глобальными проблемами, издевался Марек, какая же вы дура и какой негодяй надоумил вас на это безумное дело?

- Вы хотите, что б я выдала своих друзей. Никогда!, - говорила Мария, - Конечно в семнадцать лет очень мало, тем более правильно начать править страной в четырнадцать лет.

- Эх Мария, Мария, я свою судьбу не выбирал. Тем более, что кто-то из ваших пристрелил мою мать два месяца назад, не умерла бы она, я бы не пришел на престол. Ваши так называемые друзья направляют на убийство девушку, ужас, и снабжают ее таким примитивным оружием, пистолетом такой старой конструкции, которым можно застрелить только в непосредственной близости. Конечно, если бы пороху было побольше и пуля не попала бы в пуговицу я бы скорее всего был убит и трон бы заняла моя сестра, тем более, что она одного со мной возраста. А потом ваши друзья убили бы мою сестру, не так ли?

- Именно так!, закричала Мария, никто меня не заставлял, мой приятель как раз говорил, что при коронации удачный день, что бы убить короля, но у нас нет для этого подходящего оружия, я все сделала сама от начала до конца.

- До конца, вы, к счастью не сделали, Мария. Мне вас очень жаль, вы действительно дура. И именно по этому я хочу спросить у вас, не страдаете ли вы какими-нибудь хроническими болезнями, если да, сообщите, я могу облегчить ваше пребывание.

- Никакими болезнями я не страдаю, только, как мне кажется, я беременна.

- Вы больше, чем дура, - сказал Марек и покинул камеру.

- И это королевское воспитание, - крикнула ему в след Мария.

- Марек, прервал его мысли Лотом, к нам прилетает очередной пациент на собственном дирижабле, я хотел осмотреть его, но он требует что бы осмотр произвел главный врач центра.

- То есть директор, - усмехнулся Марек.

- То есть владелец клиники, - поддержал усмешку Лотом.

- Так пусть он пройдет сюда.

- Он за дверью, Марек!

Марек крикнул – войдите. В комнату вошли пятеро мужчин, четверо из которых очень высокие и плечистые.

- Как, встанете в очередь или войдете по одному? – пошутил Марек.

Один из мужчин, который был мельче четырех других ответил: Это мои телохранители, я их не стесняюсь.

- Извините, но я их стесняюсь, - сказал Марек. И мужчина распорядился что бы они вышли за дверь.

- Какие проблемы у вас? – задал вопрос Марек когда приезжий сел на кресло, а Лотом с директором клиники на диван.

- Я, два года с женой, и у меня нет детей. Я очень обеспокоен этим.

- По-моему, при вашем состоянии можно усыновить ребенка, - продолжал беседу Марек.

- При чем тут состояние, я должен иметь собственного ребенка.

- Он должен быть наследником престола? – вдруг неожиданно спросил Марек. Приезжий замялся.

- Ладно, говорил Марек, вы сделали очень много глупостей, вы далеко приехали не инкогнито. К нам часто приезжают монархи с этой проблемой, но не всегда можно им помочь. Разденьтесь, для начало, до пояса, вы умеете это делать?

Марек осмотрел мышцы приезжего, а затем взглянул ему подмышки:

Вы бреетесь?

- Да.

- Тогда снимите штаны.

- А это необходимо? - спросил приезжий.

- Больше, чем необходимо, отвечал ему Марек.

Приезжий снял штаны, Марек тщательно прощупал мошонку и потом и пах больного.

- Вам крупно повезло, года через полтора вы будете возможность оплодотворить женщину, но для этого вам надо будет сделать три операции. Один вопрос, почему вы подозревали себя?

- Об этом, сказал мой врач, он мне говорил, что у меня нет семенников.

Марек засмеялся на ответ приезжего, ваш врач не далек в медицине, у вас есть семенники, но они у вас в паху и потому канальцы по которым выбрасывается семя пережаты, вы понимаете меня?

- Да, доктор, ну и что теперь?

- Мы низведем семенники в мошонку, для этого требуется три операции, фиксация одного семенника к ноге, затем отсечка и фиксация второго, затем отсечка второго. Перерыв между операциями пол года, таким образом, года через полтора вы будете детоплодовитым.

- У вас есть в клинике телеграф? Спросил приезжий, мне нужно связаться с женой.

- Не только телеграф, но и телефон, на первом этаже, - сказал Марек и приезжий ушел.

- Хочешь его оперировать? – спросил Марек Лотома.

- Да, ну ты, ведь, это сделаешь лучше, отвечал он.

- Не думаю, кроме того, тебе нужно учится делать операции лучше, случись что со мной и ты должен будешь занять мое место.

- Что с тобой может случится, продолжал Лотом, Марек раскрой секрет, каким образом в таком молодом возрасте ты умудрился стать таким прекрасным генитальным хирургом?

- Не открою, Лотом, ни за что не открою. Иди-ка ты лучше по своим делам.

Лотом ушел, а Марек вспомнил отца, который заметил раннюю страсть своего сына к медицине создал ему все условия для этого в двенадцать лет. Ориентацию Марек получил через год, в четырнадцать лет уже ассистировал, до этого он работал с трупами, что очень пугало мать, которая боялась что он заразится. Сестра Марека, будучи его ровесницей, шла по его пятам, но по женскому профилю. Надо сказать, что когда Марек вступил на престол, он больше занимался не государственными делами, а медицинскими. Может быть, поэтому, в его стране и случился переворот, в результате которого он лишился трона, и чуть было не лишился жизни. Если б не Лином, Марек не имел бы не копейки денег. Но Лином посоветовал ему перевести крупную сумму в иностранный банк в начале беспорядков в стране. На эту сумму Марек и организовал свою клинику.

Как только дирижабль покинул аэродром города, к посадочной площадке подбежала женщина с ребенком лет пяти.

- Куда улетел дирижабль? – спросила женщина Линома.

- В генитальную клинику.

- Как, неужели, возмутилась женщина, а когда туда полетит следующий?

- Через неделю.

- Через неделю?., - испуганно произнесла женщина, Лином увидел как ее глаза стали мокрыми и она повернулась и медленно пошла с посадочной площадки. Если это Мария, то ситуация очень удачная, подумал Лином.

- Эй, подождите, крикнул он, у вас какие-нибудь проблемы?

Женщина оглянувшись сказала: Вы не могли бы дать в долг, обратилась она к Линому, дирижабль улетел, а на что я буду жить неделю, я не знаю, мне очень неудобно просить у первого встречного, но я в безвыходном положении.

- У меня есть предложение, я отдыхаю сейчас, если хотите снимем двух комнатный номер с холлом и поживем вместе, вы в одной комнате, а я в другой.

- Нет, мне неудобно, сказала женщина, и повернувшись пошла в другую сторону.

- Идиот, подумал Лином, а вдруг бы она согласилась и оказалась не Марией, а еще считаю себя профессионалом. – Подождите, скажите хотя бы как вас звать, прекрасная дама. Женщина оглянулась: Мария.

- А меня Лином, если вы не хотите жить в одном номере я могу снять два, для меня и для вас.

- И откуда только берутся рыцари, кокетничала Мария, я подумаю над вашим предложением, а сейчас надо торопится на дилижанс, пока он не ушел.

- На дилижанс торопится не надо, мы поедем на паромобиле, если, конечно, Мария не возражает.

Паромобиль мчался по широкой, великолепно вымощенной трассе. Мостовая была изготовлена не из натурального камня, а из бетонных плит, поэтому, ход паромобиля был ровный.

- Это ваш автомобиль, - спросила Мария?

- Конечно, - наврал Лином.

- А, как же он работает без кочегара?

- Вы любознательная женщина, у этой машины автоматическая подача угля, нужно только разжечь топку и развести пары. Мария, а зачем вы едите в генитальную клинику?

Мария вздохнула:

- Лином, мой сын… она оборвала речь и заплакала.

- Извините, сказал Лином, я не хотел вас обидеть. Вы случайно родом не из Ротилии?

- Да, я от туда, а как вы догадались?

- Конечно язык в Ротилии как и в нашей стране, но говор там отличается, пояснил Лином, но в Ротилии, по моему, сильна генитальная хирургия?

- Какой там сильна, ничего уже нет спустя два года после свержения монарха, - отвечала Мария.

- А монарх остался жив, - вновь спрашивал Лином?

- Не знаю, наверное нет, врала Мария, а почему вас это интересует?

- В Ломандии, Клумелии, Туретии был свергнут монархический строй и не в одной из этих стран монарх не остался жив, я надеялся что хоть в Ротилия исключение.

- Но монархический строй это жестокий строй, оправдывала перевороты Мария!

- А вы случайно не социалистка?

- В бывшем, какая я теперь социалистка, если такой у меня ребенок и Мария заплакала.

- Какой, я не такой, - закричал с заднего сидения ребенок Марии?

- Не слушай меня, мой мальчик.

- Ну ребенок, ребенком, почему собственно из-за этого нужно менять свои убеждения. Ребенка можно лечить, а социалисткой продолжать быть! - Продолжал беседу Лином.

- Отстаньте от меня, какая тут еще может быть социалистическая борьба, тут все силы бросаешь на то, что бы твой сын был здоров.

Лином притормозил свою машину у телеграфа, извините, мне необходимо отойти, побудьте пожалуйста около машины, говорил Лином Марии. Он отослал Мареку телеграмму следующего содержания:

Вышел на Марию. Машину клиники взял со стоянки. Ребенок вероятно действительно болен. Сделай все возможное что б не прилетал дирижабль по крайней мере четыре дня.

Лином

Мария не заметила, как Лином подмешал ей в какао сонного порошка. Сам Лином очень рано покинул стол и направился в комнату. Мария зевая уложила спать сына во вторую, а сама легла в третью комнату. Через двадцать минут Лином уже рылся в ее вещах, и был поражен, он обнаружил многозарядный, скорострельный пистолет новейшей конструкции. Он разобрал его и вытащил боек, а затем, собрал и положив все вещи на место и выскочил из номера. Он вышел на улицу и пошел быстрым шагом к ближайшей телефонной станции.

- Алло, Марек, потрясающие новости.

- Какие новости, Лином?

- Марек, сядь пожалуйста, если ты стоишь. Ты сел?

- Да, Лином.

- У Марии пистолет новейшей конструкции, не принимай ее!

- Лином, не подымай паники, может быть этот пистолет она держит для самообороны?

- Марек, не играй с огнем, помни кем она была!

- Лином, лучше выясни, действительно ли болен ее сын, ты более-менее разбираешься в этом.

- Да, Марек.

- Ладно, Лином, выясни насчет сына и свяжись со мной, до свиданья.

- У меня болит голова, сказала Линому Мария за завтраком, не знаю от чего, наверное я сильно переутомилась вчера.

- Пойдемте сегодня на пляж, отвечал ей Лином, сегодня такая хорошая погода.

- У моего сына нет купальных трусиков.

- Он еще очень мал и может обойтись вполне без них. Как вы думаете, нельзя ли взять нам на пляж пистолет?

- Какой пистолет, - слегка испугалась Мария?

- Мой, - сказал Лином и достал из кармана небольшой пистолет.

- Зачем он нам?

Лином нажал на спусковой курок вверху появилось небольшое пламя.

Мария засмеялась, - Вы что курите?

- Нет, Мария, я думал что может курите вы.

- Я не курю, - ответила Мария.

На пляже все Линому стало ясно, однако пистолет Марии не давал ему покоя. Правда, из него нельзя было уже сделать не одного выстрела, но Лином боялся другого, что если Мария послана в страну от социалистов и больной ребенок только прикрытие, в случаи неудачного покушения социалисты не успокоятся. Ну куда Мареку бежать, в другую страну? Да, бедный, несчастный Марек, до чего же несчастны люди – монархи.

Лином рос вместе с Мареком, его род всегда был рядом с монархической династией и специализировался на обеспечение безопасности правящего монарха. Лином неоднократно говорил Мареку, что в стране растут беспорядки и нужно ужесточить строй для собственной безопасности Марека. Но он не слушал его, говорил, что он никогда не станет тираном, а жестокостью все равно ничего не добьешься.

- А вы знаете сколько стоит операция в генитальной клинике, - спросил Марек Марию.

- Это не имеет значение, отвечала она ему, мы давние знакомые с директором клиники.

- Интересно, где вы с ним познакомились?

- На родине.

- На родине? А чем он там занимался, - вновь с интонацией интересующегося спросил Лином.

- Это не важно. А зачем это вам?

- Так, просто любопытство, наврал Марии Лином, у нас тут идут слухи, что директор клиники бывший монарх, но это наверно вранье. Не правда ли, Мария?

- Конечно же вранье, да безусловно вранье, ответила Мария Линому, когда следующий дирижабль летит в генитальную клинику?

- Нужно позвонить на аэродром и узнать, Мария.

Затем Литом предложил пойти Марии в воду, она отказалась, он демонстративно поплавал один в воде, показывая свои физические качества, потом они вместе пошли в тир, где Лином выяснил, что Мария стреляет плохо, он продемонстрировал ей свою меткость, потом купил ей букет цветов, затем, когда они гуляли в парке, он ударил молотом по наковальни тренажера так, что сломался определитель силы удара. Затем они пообедали в одном из престижных ресторанов, и Лином заказал самые изысканные блюда. В завершении всего Лином посвятил Марии пару стихов и сердце ее было разбито окончательно.

В конце дня Лином отправил Мареку телеграмму следующего содержания:

Если не притворяется, стреляет плохо. Ребенок действительно болен. Скрывает то, что знала о тебе раньше.

Лином

Мария отдалась Линому. Применив одно из возбуждающих средств Лином смог остаться неотразимым и в постели. Мария сказала, что даже никогда не подозревала, что у мужчины могут быть столько качеств сразу. В постели Лином рассказал, что у него есть друг – социалист, который ищет сверженных монархов, с той целью что бы убить их. Правда, наверно он никогда не будет этим заниматься, и слава Богу. Мария потратила все свое женское искусство, что б незаметно выяснить адрес друга Линома, потом другое: не нашел ли его друг монарха в стране. Лином отвечал ей, что вроде бы нашел и подозревает директора генитальной клиники.

На следующий день Лином сообщил Марии, что он должен уехать в другой город на четыре часа и ей придется побыть одной. На самом деле Лином гнал свой автомобиль по адресу его друга. Приехав к нему, Лином сразу ввел друга в курс дела, надеясь что Мария свяжется с “социалистом”. И это действительно произошло, Мария посетила своего бывшего соратника и долго говорила с ним. Затем она сказала ему, что социалисты Ротилии знают точно что директор генитальной клиники не бывший монарх. На что “социалист” отвечал, что очень рад таким сведениям, а то бы ни за что убил не в чем не повинного человека.

Лином передал Мареку все сведения о Марии и этого для него было достаточно что бы не опасаться принять ее. Однако, сам Лином соблюдал осторожность, и не вернул боек в пистолет Марии, а выкинул его в реку. Кроме того, его еще беспокоило кое-что, о чем он решил выяснить уже в клинике. Вообще Лином понимал, что если он имеет дело с организацией, то он в очень паршивых условиях и это волновало его.

Лином посадил Марию с сыном во второй класс и вышел из дирижабля, сам он вошел с хвоста в первый класс, Мария не могла Видеть этого, а Лином совсем не хотел раскрываться раньше времени. При прилете Лином ждал когда Мария скроится из виду, и только затем вышел из летательного средства. Марек был уже осведомлен Линомом, как ему поговорить с Марией. Он был в ожидании последней и вспоминал прошедшее:

Марек заходит в камеру Марии, эта камера для душевнобольных и она походит больше на комнату, а не на камеру. Мария сидит за письменным столом и читает книгу.

- Мария; обращается Марек. Она оглядывается и видит в его руках букет цветов.

- Ах, произносит Мария, ты меня балуешь, Марек!

- Тебе нужны сейчас положительные эмоции, - отвечал он ей.

Мария пересаживается на кровать и зовет Марека сесть рядом.

- Как мои дела, спрашивает она?

- Плохо, отвечает Марек, очень плохо, не забывай, что мне еще четырнадцать, а до исполнения мне шестнадцати лет я не могу быть полноправным монархом. Пока еще я могу удерживать тебя от суда, пока ты беременна, но что будет потом? Марек махнул рукой. Хочешь я попробую сделать тебя душевнобольной?

- А потом я буду в сумасшедшем доме? Нет, Марек, я не согласна!

- Ну, тогда выдай других социалистов, таким образом можно будет смягчить решения суда.

- Я никогда не буду предателем, Марек!

- Ты обрекаешь его на сиротство, говорит Марек и показывает на живот Марии, сколько ему сейчас?

- Шесть месяцев, отвечает Мария и плачет, затем, она гладит Марека по голове приговаривая: “Милый мой мальчик, я в тебя никогда не буду стрелять, ты такой добрый, и такой развитый, я так тебя люблю! Хочешь я научу тебя тому, что должен делать мужчина?”

Марек краснеет и дрожащим голосом произносит: “Мария, у тебя ребенок, этим нельзя заниматься во время беременности.”

- Ты еще многого не знаешь, - отвечает она и начинает расстегивать брюки Марека. Марек в оцепенении, он дрожит, временами ему хочется заорать, временами оттолкнуть Марию. Она наклоняется головой к коленям Марека и продолжает свое паскудное дело. Марек возбуждается, но ему противно, он не знает куда деться, инстинкт заставляет его вибрировать на пружинистой кровати, он пытается подавить его, затем вцепляется пальцами рук в одеяло, наступает кульминация всего события и Мария подымается. Марек застегивает брюки, а затем собрав всю свою остроумность заявляет: “Второго ребенка будешь рожать через рот”. Он видит как Мария хочет дать ему пощечину, но она сдерживается и говорит: “Ты еще очень слаб в медицине, Марек.” Марек же про себя думает:Ну, ты и стерва!

- Мария, говорит он вслух, все эти штуки излишни, более чем излишни, я тебя люблю и без этого, не унижайся так!

- Какой ты еще мальчик, Марек!

Марек встает с постели и направляется к двери камеры.

- Куда ты, посиди еще, говорит Мария?!

- Я мальчик, а ты бульварная ш@, говорит Марек и хлопает дверью камеры.

Сообщение отредактировано пользователем Nadezhda-K 31.03.2015 - 16:35

1 комментарий

  • , 2 февраля 2012, 23:16

    - Марек, - воскликнула Мария заходя к нему в комнату.

    - Здравствуй Мария, ответил он на ее возглас, нужно что бы твой ребенок пошел в детскую комнату для игр, а я с тобой хочу поговорить, ребенка увила одна из работниц клиники, а Марек продолжал беседу:

    - Мария, как ты узнала что я нахожусь здесь?

    Мария достала газету из своих вещей и протянула ее Мареку.

    - Эта газета этой страны, Мария!

    - Да, Марек, ее поставляют в Ротилию, прочти статью.

    Марек читал:

    Вот уже почти два года, как в нашей стране генитальная хирургия находится на очень высоком уровне. Все это благодаря одному из приезжих, который два года назад организовал клинику по генитальной хирургии под городом Локша, в свои двадцать лет этот молодой организатор сам проводит много операций и делает их превосходно. Он принимает не только высокооплачиваемых пациентов, но даже из малосостоятельных семей, что говорит о большом благородстве этого человека. Этот хирург дал возможность многим семьям иметь своих детей, когда никаких надежд не было.

    - Да-а, произнес Марек, когда прочитал газету, зачем только я позволил напечатать эту статью, лопух! Теперь на нее могут слететься социалисты всего мира.

    - Брось ты, Марек, не каждый социалист знал точно твой возраст и что ты был генитальным хирургом, - отвечала Мария.

    - Я им и остаюсь, Мария. Ты, надеюсь не от социалистов?

    - Но о чем ты говоришь, Марек, я же все-таки приехала с ребенком!

    - А оружия ты с ребенком не привезла, спросим Марек и посмотрел на Марию?

    - Не какого оружия я не привезла, - злобно ответила Мария.

    - Ну, что ж, Мария, тогда пойдем осматривать твоего сына.

    - Марек, ты допускаешь огромную ошибку, она наврала тебе о оружии, а значит она связана с социалистами, не смей иметь с ней дело, - говорил Лином с Мареком.

    - Слушай, Лином, она привезла больного, и это очень тяжелый случай и я должен сделать все возможное, что бы приблизить больного к сексуальной норме, а на остальное мне плевать, следи за Марией, а я буду лечить ее сына, который действительно болен и никто не будет возится с ним. Мне придется вызвать Силлу, которая не меньший специалист в этой области, пусть присутствует при операции.

    - Еще не хватало, что бы накрыли и твою сестру.

    - Хватит, Лином, мы никому не скажем о ее приезде, а вернее кто она, отстань от меня с вопросом моей безопасности, сам заботься об этом.

    Лином ушел, а Марек вспомнил, как он еще не однократно посещал камеру Марии и как он извинялся перед ней за свое оскорбление. И как Мария извинялась за свою выходку. Она говорила, что действительно боролась за свою жизнь и потому охмуряла Марека. Марек говорил, что все равно любит Марию. Мария, в свою очередь, что тоже питает к нему свои чувства.

    Марек расстался с Марией при следующих обстоятельствах: Было очередное восстание в столице, королевский дворец был окружен, но Марек со своей сестрой и своей охраной смог улететь с крыши дворца на дирижабле. В столице бунтовал народ около четырех дней, затем были введены войска и подавлен мятеж. Оказалось что все тюрьмы во время бунта были открыты. В камере Марии Марек нашел письмо следующего содержания:

    Дорогой Марек, я сбежала, не ищи меня, я больше никогда не буду стрелять в тебя. Я всю жизнь теперь посвящу своему ребенку.

    Мария

    Силла сидела рядом в инвалидной коляске, Когда Марек производил операцию. Вот она, сказал Марек, точно, сдвоенная железа, как ты говорила, надо отрезать женскую половину.

    - Это я сделаю сама, - сказала Силла, подкатив коляску.

    Силла встала и начала производить операцию, было видно как ей тяжело стоять, но ее руки работали искусно. Она закончила и упав села в инвалидную коляску.

    - Зашивай, Марек.

    После операции Марек произнес:

    - Тобой нужно восхищаться, Силла!

    - Ты должен был сам тренироваться в этих операциях, у тебя нет даже лаборатории в который ты мог бы воспроизводить сексуальные уродства у животных и экспериментировать на них. Ты даже не лечишь женщин, из-за всего этого тебе приходится вызывать меня, но ты заплатишь мне за эту операцию!

    - Естественно, Силла, да, ты пошла куда дальше в генитальной хирургии, чем я.

    - Я пошла бы еще дальше, если бы меня так не изуродовали, если бы твой охранник заступился бы за меня.

    И Марек вновь погрузился в воспоминания: Королевский дворец окружен, Марек с Линомом и Силлой бегут на крышу, Силла подворачивает ногу. Марек кидается к ней, Лином тоже, вдруг в комнату врывается разъяренная толпа, Линома откидывают в сторону и он на мгновение теряет сознание, толпа кидается на Марека и Силлу. В это время Лином приходит в себя и начинает стрельбу по толпе, она разбегается, Лином берет Силлу и тащит ее по лестнице на крышу, Марек идет с ним. Около последнего пролета толпа появляется на лестнице и стреляет в Линома. Он роняет Силлу и она катится прямо в разъяренную толпу, у Линома из плеча течет кровь, он стреляет в толпу и выкидывает пистолет в котором кончились патроны в толпу с криком ложись. Обманутая толпа падает на лестницу, а Лином и Марек выбегают на крышу. Они влетают в дирижабль.

    - Взлетай, - кричит Лином!

    - Мотор не работает, - отвечает пилот!

    - К черту мотор, взлетай!

    - Но мы полетим по ветру!

    - Да, взлетай ты, идиот!

    Пилот сбрасывает баласт и дирижабль взмывает в небо. Ветер его примчал не в тот город, который требовалось, а социалисты тем временем смогли захватить власть во всех крупных городах и Мареку пришлось бежать из страны. Силлу же избили до бессознательного состояния и выкинули на улицу. Ее подобрала какая-то женщина и выходила, так как Силла знала в какой стране в банк вложена приличная сумма Мареком, она смогла его потом найти, а затем организовать другую клинику.

    - Силла, как он мог тебя защитить?

    - Конечно, Марек, он думал о своей шкуре.

    - Он думал о жизни монарха, Силла.

    - Ладно, Марек, не надо о прошлом, ты обещал отметить наш день рожденья, так пошли.

    За столом сидел Марек, Силла и Лином, последний открыл бутылку шампанского и наполнил бокалы.

    - За здоровье императорской фамилии, - сказал он подымая бокал.

    У Силлы начался приступ смеха, она закончила смеяться минуты через три, потом произнесла:

    - Отставной императорской фамилии, и подняла бокал.

    - Нет, друзья, я не монарх и никогда больше им не буду, просто за здоровье всех присутствующих, - сказал Марек и поднял свой бокал.

    - Марек, немного погодя обратился Лином, Мария вероятно обнаружила что пистолет без бойка и выкинула его, это видел мой приятель.

    - Лином, Ну и что из этого?

    - Марек, раньше она могла стрелять из него, но теперь я не могу обеспечить твою безопасность, она может убить тебя чем угодно, хоть скальпелем, ты не знаешь социалистов, Марек.

    - Да, Лином, хоть табуреткой. Хватит, ее ребенок болен, требуется еще долгое лечение после операции. В лет двенадцать ему нужно пересадить семенные железы, дай Бог они приживутся года на четыре, что поможет нормально развиться этому ребенку сексуально. К сожалению у нас нет искусственных препаратов для этой цели, химия отстает от генитальной хирургии.

    - Это что, ребенок той самой Марии, которая стреляла в тебя, - спросила Силла?

    - Именно, - ответил ей Марек.

    - Да, социалисты могут рожать только таких уродов.

    - Или монархисты, усмехнулся Марек.

    - Что ты имеешь в виду, Марек?

    - Да, уж не политические взгляды!

    - Марек, с Марией шутки плохи, - говорил Лином.

    - Ну, что, что ты предлагаешь? Посадить ее под арест, пока у ребенка пройдет послеоперационный период? Так это незаконно! Если знаю, что от нее ждать, то я буду осторожным, Лином. А ты следи за ней.

    На следующий день дирижабль клиники принес очередного больного. Марек осмотрел его, и спросил известно ли ему сколько стоит такая операция, больной назвал сумму, какая у него имелась и Марек почесал в затылке.

    - Этой суммы хватит только на операцию, а не на ваше содержание.

    - Я могу попробовать попросить что бы мне выслали еще денег, - отвечал больной.

    - Именно это вы и сделаете.

    - А операция не очень опасна?

    - Нет, удалим крайнюю плоть и вы будете способны совершить половой акт с женщиной.

    Больной ушел размещаться а Марек вызвал Марию.

    - Мария, на тебя никто не давил из социалистов Ротилии?

    - Нет, Марек, никто не давил.

    - Ты не привезла с собой оружия?

    Мария замялась, затем ответила:

    - Никакого оружия, Марек, у меня нет. Я не хочу убивать тебя. А вот социалисты этой страны… И Мария рассказала лживую историю услышанную от Линома. Марек извинился перед Марией.

    На следующий день в кабинет к Мареку постучался новый больно.

    - Войдите, - сказал он ему.

    - Когда моя операция?

    - Через пару дней.

    - Вас всегда можно найти утром здесь, - спрашивал больной?

    - Да, - отвечал Марек.

    Больной ушел, а немного погодя в кабинет вошла Мария.

    - Что тебе нужно, - спросил Марек?

    - Марек, мой ребенок станет когда-нибудь мужчиной?

    - Полноценным, - никогда!

    Мария заплакала.

    - А если его хорошо лечить, - продолжала она?

    - А если мертвому ставит припарки?

    Мария заплакала сильнее.

    - Разве так может разговаривать врач, - говорила она.

    - В некоторых случаях, он не может сдержаться!

    - Ты на меня злишься за то, что я стреляла в тебя?

    - Ты сама знаешь за что я на тебя злюсь, Мария!

    - Что значит, мой ребенок будет не полноценным?

    - Значит, что он будет бесплодным.

    Мария захныкала и выскочила из комнаты, Марек захотел ее догнать и успокоить, но передумал.

    Через два часа Лином ворвался к Мареку в тот момент когда он осматривал больного.

    - Какое имеешь право даже ты врываться в мой кабинет без стука, - закричал Марек на Линома.

    Лином вышел и подождал пока больной уйдет. Тогда Лином вновь вошел в кабинет к Мареку и бросил миниатюрный пистолет ему на стол.

    - Что, Это?

    - Марек, это было вшито в шляпу Марии под подкладку. Я идиот, не проверял раньше ее шляпы, вернее прощупывал их плохо, и вот что пропустил. Представляешь, один пистолет глубоко в вате, другой в шляпе, это ж кошмар!

    Марек вызвал Марию:

    - Что это, спросил он у нее, указывая на пистолет?

    - Пистолет, - ответила Мария.

    - Почему он был в твоей шляпе?

    - В моей шляпе не было никакого пистолета!

    - Может, быть, и в вате у тебя не было пистолета? – заорал Марек.

    - Я не знаю кто мне подсунул этот пистолет, как и предыдущий, - закричала в ответ Мария.

    - Хватит, сказал Марек, Лином возьми ее под домашний арест, пока не оправился ее сын. – Извини, Мария, что я поступаю незаконно, но войди в мое положение.

    На следующие утро Марек после прогулки сел за свой письменный стол и работал, он так был увлечен, что даже не снял шляпу в центре которой был прикреплен бронзовый герб. Вдруг, он почувствовал удар в голову и упал на пол, очнулся он через секунд тридцать. И пополз к двери. Потом он уже бежал к Линому в комнату Марии.

    - Лином, по мне стрелял снайпер, его нужно поймать, пуленепробиваемое стекло оказалось не очень хорошим, но оно и специально изготовленная шапка спасла меня.

    Лином выскочил из комнаты, он прекрасно знал с какой точки могли стрелять в Марека.

    Марек обратился к Марии:

    - Это был твой сообщник?

    - Я не замешана в этом, - занервничала Мария.

    Марек встал и выйдя из комнаты закрыл дверь на ключ.

    Лином с другом без особого труда выловили снайпера, он совсем не ожидал, что так скоро узнают о покушении. Снайпер оказался новым больным.

    Лином вызвал полицию в клинику Марека и она прилетела на дирижабле клиники. Снайпер сказал, что он от социалистов и они знали куда направляется Мария, что он Марии специально подсунул оружие, которое должно было, по его мнению, сбить след бывшей полиции монарха. Что, вообщем-то и произошло. Снайпер сказал, что его крайне удивило, что Марек жив, потому что его винтовка пробивает стопку стальных листов толщиной в сантиметр с полукилометрового расстояния. Он совершенно не думал, что стекло и шапочка могут иметь защитные свойства. На что Лином сказал, что стекло в комнату Марека толщиной в сантиметр и в ее структуру добавлено не много свинца. Растояние от места стрельбы было около пятисот метров, задержала снайпера то, что он стрелял с дерева, с которого не так то легко было спустится, хотя Лином поймал его уже подходящим к клинике. Из-за того, что снайпер хотел подбросить винтовку Марии, он был взят с поличным. Эта оплошность и позволила полностью завершить расследование с покушением. Лином спросил зачем требовалось убивать социалистам бывшего монарха. Снайпер ответил, что б отвести всякие надежды по возращению монарха на престол у преданных ему народных масс.

    Марек зашел в комнату Марии и упал перед ней на колени:

    - Прости меня, Мария.

    - Встань, Марек, я тебя хорошо понимаю, ты мог меня подозревать.

    Марек сел рядом с ней и взял ее руку в свои руки, - Мне так не ловко, - извинялся он, Мария поцеловала его в ответ, он обнял Марию и она его, он повалил ее на кровать и начал целовать все подряд и лоб, и уши, и щеки. – Я хочу тебя, - сказал Марек.

    - Марек, не надо этого, ответила ему Мария, я не хочу больше рожать уродов и она оттолкнула его.

    Марек встал, а в комнату ворвался Лином.

    - Марек, Марек, кричал он размахивая газетой, смотри что написано и он прочел в слух:

    “За эти три дня стало окончательно ясно, что социалисты полностью потеряли власть в Ротилии. Большинство социалистов уже расстреляны, власть в стране полность контролируется монархическим комитетом, который разослал послания во все крупные газеты мира бывшему монарху с просьбой вернуться на престол.”

    - Не говори глупостей, Лином, я никогда не буду больше монархом!

    - Я уверен, что ты передумаешь, - сказал Лином и ушел.

    Марек сидел с Марией некоторое время оцепенев, затем, он повернулся к ней и захотел поцеловать ее, а она взяла его в свои объятья. Марек последовал ее примеру со своей стороны и свалил ее на кровать. Мария начала расстегивать штаны Марека.

    - А, как же уродливое наследство? – заязвил Марек.

    - Думаю, что это не повторится. Во всяком случаи ты вылечишь и второго ребенка.

    - Безусловно, сказал Марек лаская Марию, а про себя подумал:

    - Ты все такая же стерва!

    Январь 1995 г ****

Приобрести эффективные лекарства для лечения этого заболевания

Пригласить в друзья
Добавьте сообщение: